До главного старта четырехлетия — Олимпиады в американском Солт-Лейк-Сити осталось немногим более полугода. Хоккейный турнир с участием всех сильнейших мастеров обещает стать главным украшением Игр. Российская дружина считается одним из фаворитов, и вполне возможно появление в ее составе мощного форварда "Вашингтона" литовца Дайнюса Зубруса, который пока не заигран за другие сборные. Его земляк Дарюс Каспарайтис попал в восьмерку неприкасаемых нашей команды на Олимпиаде и советует своему другу Зубрусу выступать за Россию. Дайнюс, похоже, уже склоняется к этому шагу…

Целую неделю служащие фешенебельного отеля в Москве таращились на импозантный интернациональный квартет. Впрочем, одного из четверых они прекрасно знали: экс-динамовец Дарюс Каспарайтис жил здесь прошлой осенью во время торжественных проводов из большого хоккея Вячеслава Фетисова.

На этот раз его сопровождала красавица жена (бывшая модель) Ира Кузнецова-Каспарайтене. Они приехали показать Москву земляку Дарюса (оба родились и первые шаги на льду делали в городке Электренай) — 23-летнему форварду "Вашингтона", одному из самых рослых игроков лиги Дайнюсу Зубрусу и его подруге, канадской фотомодели Натали Шаншегрин.

Наш интерес к молодому гиганту был в первую очередь вызван тем обстоятельством, что весьма вероятна возможность его выступлений за сборную России. Во всяком случае, Каспарайтис, который уже давно считается россиянином, по его словам, проводит усиленную обработку друга на предмет принятия гражданства России.

ЗОВУТ И ЛИТВА, И УКРАИНА

— Теперь мне предстоит мучительный выбор, — смешно морщит лоб Зубрус. — Перед недавним чемпионатом мира в группе "В" меня очень уговаривал сыграть за Литву главный тренер этой сборной, мой первый детский наставник Виктор Сенин. Затем, перед чемпионатом мира в Германии, пришло приглашение из сборной Украины…

— Ну, Литва — это понятно, все же "историческая родина". А Украина здесь при чем?

— Видите ли, в 1991-м, как раз перед путчем, уехал в Харьков, в детскую команду "Дружба-78", которая считалась чем-то вроде интерната московского "Динамо". Из нее многие потом в вашу столицу попали. Там, кстати, и школу окончил, почему до сих пор неплохо говорю по-русски, а могу и по-украински немножко. "Дружба" регулярно выезжала на товарищеские матчи, турниры в США, бывали мы и в тамошних треннинг-кэмпах, по два-три месяца вместе с американскими и канадскими мальчишками тренировались. Меня заприметили, пригласили в один из клубов юниорской лиги, а в 1996-м в первом же раунде драфта на мне остановила свой выбор "Филадельфия". Обычно таких молодых, а мне едва исполнилось 18, поначалу отправляют в фарм-клуб. Но надо мной опеку взял сам Эрик Линдрос. По-моему, ему просто нравилось, что только мы двое в команде такие здоровые, хотя "летчики" всегда выделялись габаритами. В общем, меня сразу поставили в основу, а когда травмировался сначала швед Микаэль Ренберг, а потом получил очередное сотрясение мозга Линдрос, меня и вовсе стали постоянно включать в так называемый "роковой легион" (еще одним партнером был Джон Леклер). Вот с тех пор меня и соблазняют литовцы и украинцы, а теперь еще и Дарюс пристает, уговаривает играть за Россию — как и он.

НАГАНО-98: УПУЩЕННЫЙ ШАНС

— Так что же смущает, ведь рейтинг российской команды куда выше украинской, не говоря уж о литовской. И ведь впереди Олимпиада в Солт-Лейк-Сити. Неужели не хочется там "засветиться"?

— Боюсь всех этих заморочек с оформлением гражданства. Правда, я ни за одну национальную сборную не заигран, так что вроде бы с этой стороны проблем быть не должно. Однако ведь, в отличие от Каспарайтиса, я же в России ни дня не жил. Но так или иначе, а до осени придется определиться. Ведь на Олимпиаду, что там скрывать, жутко хочется попасть. И ведь мог бы. Еще в Нагано…

— Как так?

— Дарюс был не первым, кто стал меня уговаривать играть за Россию. Когда знаменитый в прошлом защитник Алексей Касатонов, бывший тогда генеральным менеджером олимпийской сборной России, собрал на тренировочный сбор в Филадельфии десятка полтора потенциальных кандидатов в команду, он почему-то пригласил и меня. Я получил истинное наслаждение от тех занятий, от непосредственного общения с классными игроками (так-то мы виделись редко, да и близко ни с кем знаком не был, сталкивались друг с другом в матчах регулярного чемпионата НХЛ — и все). И тут Касатонов как-то так вскользь бросил фразу: дескать, не хотел бы на Олимпиаде в такой компании выступить? Я аж обомлел. Никогда и мысли об этом не было. И, признаться, сразу ее из головы выбросил. Но потом был второй звоночек. Великий тренер Владимир Юрзинов (наверняка с подачи Каспарайтиса, который является его любимчиком) совершенно неожиданно позвал меня на проводы выдающегося хоккеиста Вячеслава Быкова. И я впервые сыграл в так называемой сборной "Мировые звезды". Это было в швейцарском Фрибуре, где долгое время за местный клуб выступали Быков и Андрей Хомутов. Нашей командой как раз руководил Юрзинов, который работает в местном клубе "Клотен". Представляете, я вышел на лед вместе с Яшиным, Юшкевичем, Каспарайтисом, Жамновым, Николишиным, Гончаром — Юрзинов больше своих, динамовских, зазывал, поскольку большинство из них потом все равно у него в тренировочном лагере, по давней еще традиции, занимались. И он тоже удочку закинул: в смысле, не думал ли я за сборную России поиграть? А уж потом Дарюс подключился. Я же так от всех этих мыслей растерялся, да и контракт новый надо было подписывать…

ГРАЖДАНИН НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЙ СТРАНЫ

…Перед приездом в Москву оба самых знаменитых литовских хоккеиста побывали на приеме в посольстве Литвы в Вашингтоне. Здесь Зубрусу пришлось выдержать атаку со стороны самого посла и молодых представителей литовской диаспоры, которые, с одной стороны, требовали, чтобы Зубрус выступал за сборную своей страны, а с другой, чтобы обе хоккейные звезды поддержали идею вступления Литвы в НАТО. Однако спортсмены и высокопоставленного дипломата, и гостей огорошили. Каспарайтис высказался в том духе, что вообще не понимает, зачем Литве армия. "Я желаю этнической родине безопасности, независимости и процветания, но ведь очевидно, что если Россия захочет проглотить такую маленькую страну, никакая армия не поможет". И добавил, что у него нет уже пути назад, он играет за Россию "с младых ногтей" (был даже капитаном еще молодежной сборной СССР на чемпионате мира) и переходить в "другую веру" не намерен. Зубрус, даром что не политик и не умудрен опытом, напомнил, что у него до сих пор нет литовского паспорта и вообще, когда его представляют перед матчами "Вашингтона", непременно сообщают, что родился он в 1978 году… в СССР. "Так я и правда в этой несуществующей ныне стране родился", — смущенно улыбается Дайнюс.

— Как начиналось ваше житье-бытье в НХЛ?

— Вроде бы пообвыкся к тому времени за границей, но все равно на новом месте неуютно было. Тем более что тогда в "Филадельфии" ни одного русскоязычного не было, а Дарюс далеко был — с ним только перезванивались. На первых порах я поселился у бывшего московского динамовца Славы Бульина. Вот он мне очень помог. А потом снял в окрестностях города дом из пяти комнат, куда сначала старший брат Андрюс приехал (он в одной из низших лиг выступает), а потом мама и младшая сестра Гинтаре. Тут уж полегчало. Я и сейчас, когда выдаются день-два свободных, сажусь за руль и еду к ним на обед. Это ведь километров 250 всего от Вашингтона, по американским меркам и по тамошним дорогам — ерунда.

ВАШИНГТОНСКИЙ РАЙ

— Какой сезон вы считаете самым удачным в своей карьере?

— Как-то так странно получается, что лучшими были все первые в каждой из команд. Когда пришел в "Филадельфию", почти сразу стал забивать. И сам Эрик Линдрос специально подъезжал, хлопал меня по плечу и басил: "Ты — наш парень". Потом — травма, вынужденный перерыв, потеря формы и обмен. В "Монреале" — все точно так же: мы здорово заиграли с Олегом Петровым и Серегой Жолтоком, стали первым звеном клуба, а Олег вообще — лучшим бомбардиром. Потом посыпались травмы, у всех троих, одна за одной. И все рассыпалось. Снова обмен. Теперь вот в "Вашингтоне" неплохо начал, хотя играл не в той тройке, в которой хотел. Думал, меня к Диме Христичу и Андрею Николишину поставят. С Андреем Дарюс очень дружит, они ведь оба — из "Динамо", давным-давно друг друга знают, а Христич для меня когда-то был кумиром, он ведь с Украины. Но меня в другое звено запихнули. Но хорошо, что в "Вашингтоне" европейцев привечают: девять человек нас в том сезоне было, четверо — из бывшего Союза.

— Где вам комфортнее — в Филадельфии, Монреале или Вашингтоне?

— Филадельфия — точно не мой город, слишком большой, шумный, вечно спешащий плюс загазованный, типа Москвы, уж извините. Монреаль в общем-то тоже, поскольку очень слабая система здравоохранения (если брать в целом Канаду и Штаты) и сумасшедшие налоги. Из своих почти полутора миллионов долларов (канадских, заметьте, которые "дешевле" американских) я отчислял 52 процента. А в США я плачу 45 процентов от контракта. И вообще, в Вашингтоне относительно тихо, спокойно, хотя, что интересно, столица страны считается здесь одним из самых опасных городов. Только что-то я этого не заметил. Впрочем, не в деньгах дело, и не в атмосфере. Просто я рад, что попал не просто в сильную команду (все клубы, за которые я выступал, сильные и авторитетные), но и находящуюся на подъеме. После того как к нам недавно пришел чешский суперфорвард Яромир Ягр, думаю, что в следующем сезоне мы всерьез поборемся за Кубок Стэнли.


ДАЙНЮС ЗУБРУС

Родился 16 июня 1978 года. Рост 196 см, вес 106 кг. Выбран "Филадельфией" в первом круге драфта-96 под общим 15-м номером.

Сезон Команда Лига И Г П О ШВ
1995/96 Пемброк юниор. 28 19 13 32 73
Каледон юниор. 24 14 19 33 6
1996/97 Филадельфия НХЛ 87 13 17 30 34
1997/98 Филадельфия НХЛ 74 8 26 34 44
1998/99 Филадельфия НХЛ 63 3 5 8 25
Монреаль НХЛ 17 3 5 8 4
1999/00 Монреаль НХЛ 73 14 28 42 54
2000/01 Монреаль НХЛ 49 12 12 24 30
Вашингтон НХЛ 18 1 1 2 7