В бассейне "Марине Мессе" завершились соревнования по синхронному плаванию. Россиянки возвращаются домой с богатым уловом: золото в группе и в соло — у Ольги Брусникиной, серебро в дуэте — у Анастасии Давыдовой и Анастасии Ермаковой.

В субботу, 21 июля, прошел заключительный вид программы — состязания групп. Наш октет выступал со старой, олимпийской, программой "Ночь на Лысой горе" Модеста Мусоргского, девочки исполняли партии ведьм, летящих на шабаш. Правда, группа полностью обновилась — участницы прежнего состава ушли из спорта сразу после победы в Сиднее. Существовала опасность, что молодежь не справится с технически сложной композицией и уступит более опытным соперницам — японкам. Однако девчата молодцы, выдержали накал борьбы.

За комментарием мы обратились к главному тренеру сборной российских синхронисток Татьяне Покровской, которая вместе с хореографом Людмилой Тарасовой поставила программу группе.

— Татьяна Николаевна, почему вы оставили девочкам прошлогоднюю композицию?

— Дело в том, что мы приступили к тренировкам в январе. Успели подготовить новую техническую программу — "Тарантеллу" Эннио Мориконе. А произвольную композицию готовить долго, я бы не рискнула ее менять, потому что надо было "подтягивать" технику. Легче было отточить "Ночь на Лысой горе", хотя сначала мне было страшно, ведь эту постановку олимпийская команда осуществляла на самом высоком уровне. Я боялась, что дебютантки до заданной "планки" не дотянут. Более того, после первых тренировок я вообще была в шоке! Думала: "Боже мой! Работы — непочатый край". Даже плакала, руки опускались. Но главное, девочки меня слушались, не капризничали. Это очень важно.

— Уход олимпийского состава стал для вас неожиданностью?

— В какой-то степени, поскольку был договор о том, что уйдут только четыре спортсменки. И вдруг — такой неприятный сюрприз! Впрочем, кто-то оставил спорт по болезни. Иные испугались, дескать, младшие окажутся сильнее, а терять престиж не хотелось. Теперь, вероятно, жалеют. Они не думали о том, что остаются грамотные тренеры, которые поведут их к очередным победам. Теперь я даже рада, что команда поменялась полностью — пришли синхронистки примерно одного класса, их проще "поднимать". Мы тщательно вели отбор, проводили тестирования, в частности, проверяли их на психологическую устойчивость, смотрели, как у кого "работает" голова.

— У вас были сомнения в том, что россиянкам удастся сохранить лидерство в мировом рейтинге?

— Естественно! Мне всегда кажется, что мои хуже всех. И с той, элитной, командой так казалось. Но я смотрю сквозь кривое зеркало, а арбитры оценивают моих подопечных так, как те того заслуживают.

— В чем преимущество нашей группы над японской?

— У нас тематическая композиция и очень мобильная. А японки, допустим, "легли" на воду и 30 секунд отдыхали. И потом, на сей раз наши девочки по технике очень сильно отличились.

— Проблемы воспитательного характера стоят на повестке дня?

— Да. Я сначала не учитывала, что мои спортсменки еще маленькие. Трудно было осознать, что их нужно воспитывать, потому что, например, они едут на тренировку, а магнитофон или видеокамеру в отеле забыли. Или режим нарушают, до 12 ночи болтают. Я говорила им: "Взрослейте, за детскую непосредственность вам высоких оценок не поставят".

— Как бы вы оценили выступление сборной в целом?

— На "отлично". Наш дуэт стал вторым просто потому, что боролся с серебряными медалистками Сиднея — японками. Золото Давыдовой и Ермаковой не отдали бы: в синхронном плавании так не бывает. Тут сыграло свою роль уважение к призерам Олимпийских игр. Ну а выступление группы выше всяческих похвал. Японским спортсменкам было гораздо легче, они отделили дуэт от группы. А мы имели на тренировки только три часа ежедневно, потом Давыдова и Ермакова отправлялись "зубрить" дуэт. К тому же японская группа тренировалась в удобном бассейне, а россиянки — в мелком, где невозможно было делать поддержки. Что касается Брусникиной, то в этом сезоне она выступает лишь в соло, а в будущем намерена подключиться к дуэту и, возможно, группе.