25 июля исполнилось бы 80 лет со дня рождения замечательного вратаря, заслуженного мастера спорта Леонида Григорьевича Иванова.

Вся его жизнь была связана с Ленинградом, и он был истинным патриотом родного города, поэтому и играл только в "Зените", покидая клуб лишь в тех случаях, когда его временно приглашали в другие команды. Одна из них — сборная СССР, за которую он провел в общей сложности 10 матчей, в том числе три встречи на Олимпиаде-52 в Хельсинки. Кроме того, Иванова нередко приглашали защищать ворота в международных матчах в московский "Спартак": тогда усиление команд, встречавшихся с иностранными клубами, было нормой. Но самый ценный приз Иванов завоевал вместе с родным "Зенитом" в 1944 году, когда команда из города, выдержавшего почти трехлетнюю блокаду, выиграла Кубок, победив в финале сильнейший в то время клуб страны — ЦДКА. По окончании игровой карьеры, в 35-летнем возрасте, Леонид Григорьевич попробовал работать тренером, но ничего серьезного у него не получилось, после чего он стал таксистом. Умер Иванов в родном Питере в 1990 году. По просьбе корреспондента "Советского спорта" воспоминаниями о Леониде Григорьевиче поделились главный тренер "Зенита" Юрий Андреевич Морозов и олимпийский чемпион, бывший полузащитник сборной СССР и "Спартака" Алексей Александрович Парамонов.

Юрий Морозов: Леонидом Григорьевичем восхищались, когда он играл, но забыли о нем в старости

— Леонид Григорьевич был яркой звездой не только на ленинградском, но и на всесоюзном футбольном небосклоне, о чем можно судить, прежде всего, по его участию в первых для нас Олимпийских играх в Хельсинки, а также по неоднократным приглашениям в московский "Спартак" на международные встречи. О таких людях сейчас говорят, что они родились рано — играй Иванов в наше время, он бы и родной "Зенит" усилил, и наверняка получил бы приглашения выступать за рубежом, а, значит, обеспечил бы себе безбедную старость. Но он родился сразу после Октябрьской революции, поэтому и получил то, что могла ему дать Советская власть, явно недооценившая и вратарский талант Леонида Григорьевича, и его преданность родному городу. В результате умер он, всеми забытый в футбольном мире. Между прочим, не лучше сложилась жизнь и его бывших одноклубников — Саши Иванова, участника чемпионата мира 1958 года, Фридриха Марютина и других известных футболистов "Зенита". Не могут похвастаться хорошей жизнью и ныне здравствующие мои сверстники — бронзовый призер чемпионата мира 1966 года Данилов, Завидонов, Васильев. Их жизни не позавидуешь. Но такова, похоже, судьба многих футболистов "Зенита" старшего поколения.

С Леонидом Ивановым я провел в команде, если мне не изменяет память, три года, но сыграл вместе с ним всего один матч. Однако хорошо запомнил этого удивительного человека, отличного вратаря. В "Зенит" я был приглашен в 1953 году, когда Леонид Григорьевич еще был на пике славы. Я учился в институте на дневном отделении, поэтому мог играть только в Ленинграде. Тем не менее старожилы команды, в том числе и Иванов, относились ко мне доброжелательно, называли "академиком". В повседневной жизни Леонид Григорьевич был на удивление очень скромным человеком, старался держаться в стороне, никогда не навязывал свое мнение другим, на утренних разминках, например, не участвовал даже в командных упражнениях, а ограничивался тем, что подходил к воротам, стучал по стойкам ногами… Зато на тренировках, в которых отрабатывались удары по воротам, он из увальня превращался в самого активного игрока. Не любил футболистов с плохим ударом. Например, ведущим защитником в "Зените" был Николай Самарин, но удар у него, как говорят в таких случаях, был корявый, и Иванов запрещал ему на тренировках бить по воротам. Зато с удовольствием отражал мяч после ударов Войнова, своего однофамильца Александра Иванова, Смирнова, Марютина, старшего тренера Евгения Ивановича Елисеева, мастерски пускавшего так называемого "шута", когда мяч летел на высоте примерно десяти сантиметров и поймать его было очень трудно. Любопытно, что Иванов, в отличие от современных вратарей, не только не запрещал, но, наоборот, требовал от партнеров добивать с трех-пяти метров отбитые им мячи.

По окончании игровой карьеры Леонид Григорьевич недолго работал тренером, но неудачно — для этого у него не было, прежде всего, специальной подготовки, и в конце жизни он стал работать таксистом. Так получилось, что последний раз я встретился с нашим прославленным вратарем в его машине. Тогда я работал в институте физкультуры, а рядом была стоянка такси. Однажды я случайно сел в машину Иванова и от неожиданности так растерялся, что не хотел с ним ехать. Но Леонид Григорьевич сказал, что ему все равно, кого возить, тем не менее встрече со мной рад. Когда он довез меня до дома, я расплатился с ним и пригласил выпить по рюмочке, но Иванов отказался, сославшись на то, что за рулем он вообще не пьет, а тем более в начале рабочего дня.

Алексей Парамонов: Иванов был и отличным вратарем, и замечательным человеком

— С Леонидом Ивановым мы выступали в разных клубах. Нам не довелось поиграть вместе в сборной СССР, тем не менее наши пути несколько раз пересекались. Было это во время встреч "Спартака" с зарубежными клубами — тогда усиление любой команды в международных матчах было обязательным. В таких случаях, как правило, вратарем приглашали Леонида Иванова, потому что это был замечательный голкипер: он обладал поразительной реакцией, умением разгадывать намерения соперников, предвидел, в какой угол ворот полетит мяч. Но когда его приглашали, учитывались и чисто человеческие качества Иванова. Это был очень скромный человек, простой русский мужик, в нашей команде сразу со всеми находил общий язык. О таком вратаре мечтали, наверное, все московские команды, в том числе и "Спартак". Но все знали, что Леонид Григорьевич был истинным патриотом города на Неве, поэтому и не настаивали на переезде в Москву. Лично я так и не забил Иванову ни одного мяча, да и мой друг Никита Симонян — лучший бомбардир "Спартака" — тоже не может припомнить случаев, когда он огорчал Иванова. Вспоминается только одна игра — это полуфинал Кубка в 1950 году, когда Никита Павлович забил решающий мяч и мы вышли в финал, а затем выиграли Кубок.


Иванов Леонид Григорьевич

Родился 25 июля 1921 года в Петрограде. Вратарь. Заслуженный мастер спорта. Начал играть в 1936 г. в юношеской команде завода "Электрик", затем выступал в "Сталинце" и "Зените". Закончил играть в 35 лет. В чемпионатах СССР сыграл 289 матчей. Обладатель Кубка СССР в 1944 году. В сборной СССР сыграл 10 матчей. Участник Олимпийских игр 1952 г. Выступал в матчах с командами Болгарии, Венгрии, Австрии, Румынии. Работал тренером в командах "Онежец" (Петрозаводск), клубных командах ГОМЗа и Кировского завода, в футбольной школе спортивного клуба "Большевик". Награжден орденом "Знак Почета". Умер 14 сентября 1990 года.