"Он изобрел компьютеризованную систему подсчета очков в любительском боксе, благодаря которой бокс до сих пор остается олимпийским видом спорта. Когда на олимпийском боксерском турнире было принято немало спорных решений, МОК заявил о том, что планирует лишить бокс олимпийского статуса. И лишь изобретенная Чаудри система подсчета очков на компьютере заставила чиновников изменить свое решение". Это выдержка из рекламного буклета 78-летнего пакистанского профессора Анвара Чаудри, стоящего пятнадцатый год у руля Международной ассоциации любительского бокса. И, пожалуй, лучшей визитной карточки для нашего сегодняшнего гостя не придумаешь.

— Мистер Чаудри, вы знаете, что в Федерации бокса России больше года работает новое руководство во главе с президентом Эдуардом Хусаиновым. Изменились ли в этой связи отношения ФБР с возглавляемой вами Международной ассоциацией любительского бокса? Почувствовали ли вы сами эти изменения?

— Безусловно. В АИБА уже успели убедиться в том, что смена руководства в Федерации бокса России положительно отразилась на ее работе и наших взаимоотношениях. Это в первую очередь связано с тем, что мистер Хусаинов и его вице-президенты — сами бывшие боксеры, поэтому прекрасно разбираются в нюансах нашего вида спорта и проблемах, которые он испытывает. Главная из них заключается в недостаточной финансовой поддержке. Если нынешнему руководству вашей федерации удастся ее решить, российский бокс поднимется на новые высоты.

ПОПЫТКА ПЕРЕВОРОТА В АНТАЛИИ

— Не секрет, что три года назад после Конгресса АИБА в Анталии сложился очень непростой момент в отношениях между Федерацией бокса России и АИБА. В беседе с тогдашним министром спорта России Борисом Иванюженковым, состоявшейся во время Конгресса WBC в Москве, вы не скрывали того, что очень обижены на руководство ФБР. Не хотели бы сейчас прокомментировать ту ситуацию?

— С момента моего избрания на пост президента АИБА, а это случилось в 1986 году, я всячески поддерживал советскую федерацию бокса. У меня были прекрасные отношения с ее президентом Никифоровым-Денисовым, мы много и тесно сотрудничали. Заслуга в разработке моего изобретения — компьютеризованной системы судейства — полностью принадлежит Советскому Союзу. И я очень благодарен спортивному руководству вашей страны, Олимпийскому комитету и Федерации бокса СССР. Они потратили на это крупную сумму денег и тем самым спасли бокс от исключения из олимпийской программы. Впервые, кстати, эта система была апробирована в 1989 году на чемпионате мира, состоявшемся в Москве, и потом, где бы мы ее ни применяли, она неизменно работала (и продолжает работать) эффективно.

Словом, долгие годы возглавляемая мною Международная ассоциация любительского бокса шла рука об руку с вашей федерацией. И когда в 1998 году, перед очередным Конгрессом АИБА в Турции, я узнал, что руководители Федерации бокса России разослали во все республики бывшего СССР письма с просьбой поддержать кандидатуру господина Вэра на пост президента АИБА, то был обескуражен и, не скрываю, очень расстроен. Уже в Анталии поговорил с президентами тех федераций, которые получили письма из России, и все они без исключения сказали, что не разделяют идею тогдашнего руководителя российского бокса господина Быкова, чья подпись стояла под текстом полученных ими посланий. Более того, у меня есть информация, что накануне Конгресса президент Федерации бокса Узбекистана мистер Рахимов лично звонил господину Быкову и поставил его в известность о том, что категорически не приемлет идею письма и не будет ее поддерживать при голосовании.

Я не знаю, на что рассчитывали тогдашние руководители Федерации бокса России, но даже если бы все отправленные ими письма "сработали" и президенты федераций бокса бывших советских республик проголосовали против меня, все равно итоги реального голосования показали бы, что я остался президентом АИБА.

Отлично понимаю, что мысль написать это письмо и отправить его по четырнадцати адресам принадлежит не мистеру Быкову, поэтому мне было важно узнать, от кого она исходит, кто был инициатором этой затеи. Задал такой вопрос многим людям, услышал несколько вариантов ответов, сделал для себя соответствующие выводы, но сейчас важно не это. Что произошло, то произошло, сегодня Федерацию бокса России возглавляют другие люди, как я уже сказал, имеющие непосредственное отношение к боксу, понимающие его суть, и я очень рад этому обстоятельству. Сейчас все идет к тому, что наши отношения будут такими же, какими они были в советское время, и надеюсь, что в ближайшие пять лет ваша основная команда станет лидером мирового любительского бокса.

— Кстати о команде. Вы уже много лет в любительском боксе, в частности, более четверти века являетесь членом Ассоциации летних международных олимпийских федераций. Скажите, сборная СССР по боксу конца 80-х годов слишком отличается от сборной России конца 90-х?

— Сравнивать эти две команды, на мой взгляд, некорректно, поскольку главный тренер сборной СССР, в отличие от своего нынешнего коллеги, имел возможность отбирать лучших боксеров из пятнадцати республик. В то же время, наблюдая за сборной России в течение восьми лет, хочу отметить, что она постоянно прогрессирует, прежде всего, в техническом плане. Мне нравится сегодняшняя ваша команда. Если план ее подготовки и в дальнейшем останется таким же, она, повторюсь, будет в самом ближайшем будущем претендовать на безоговорочное мировое лидерство. Не говоря уж о вашей женской сборной, уже сейчас не имеющей себе равных в Европе.

"ЧЕТЫРЕ ПО ДВЕ" - ЭТО ОПТИМАЛЬНО

— Мистер Чаудри, вы один из немногих лидеров международных спортивных федераций, кто не является членом МОК. Это обстоятельство как-то влияет на эффективность работы АИБА?

— Нисколько. Я много раз встречался с господином Самаранчем как на официальном уровне, так и в неофициальной обстановке и всегда ощущал его поддержку, поскольку он сам в молодости занимался боксом и знает, что это такое. Вы скажете: а как же 1988 год, когда была развернута мощная кампания за исключение бокса из олимпийского движения? Президент МОК не имеет к ней абсолютно никакого отношения. К сожалению, на Олимпиаде в Сеуле руководство АИБА не смогло защитить судейское решение после боя корейского боксера Си Хун Пака с Роем Джонсом из США, которое вызвало огромный резонанс в средствах массовой информации, и прежде всего по телевидению Америки, со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Я не сомневаюсь в доброжелательном отношении к боксу и нынешнего президента Международного олимпийского комитета Жака Рогге из Бельгии. Более того, сегодня уже могу сказать, что это мистер Рогге был одним из двух кандидатов на пост руководителя МОК, в избрании которого АИБА была очень заинтересована.

— За последние годы несколько раз менялись правила боксерских поединков в любительском боксе. После привычных трех раундов по три минуты некоторое время участники официальных соревнований АИБА боксировали пять раундов по две минуты. Сегодня поединки состоят из четырех раундов по две минуты. Этот вариант оптимальный или в ближайшее время нас ждут новые изменения?

— В свое время много критических замечаний вызвало наше решение изменить формулу боя "три раунда по три минуты". Долголетние научные исследования показали, что наибольшее количество нокдаунов и нокаутов случалось в третьем раунде, когда боксеры уставали и теряли способность защищаться. Чтобы их обезопасить, мы попробовали систему "пять раундов по две минуты", но быстро от нее отказались, поскольку резко снизилась зрелищность бокса: первые два-три раунда участники боев просто бегали по рингу, экономя силы на решающие минуты. В итоге мы пришли к выводу, что самой оптимальной, с точки зрения здоровья спортсменов и зрелищности поединков, является формула "четыре по две минуты", что и подтвердили последующие соревнования АИБА, включая Олимпийские игры в Сиднее. Так что в обозримом будущем эта формула меняться не будет.

ЗДОРОВЬЕ БОКСЕРА ДОРОЖЕ ДЕНЕГ

— Следующий вопрос о шлемах, с некоторых пор применяемых в любительских поединках. Много раз приходилось слышать от непосредственных участников боев, что шлемы, или, как их еще называют, маски, не сильно защищают от мощных ударов, а зрелищность бокса при этом, напротив, сильно страдает. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Прежде всего, то, что категорически не согласен с теми боксерами, которые так считают. Шлемы в любительском боксе, как, кстати, и 10-унциевые перчатки, появились не по чьей-то прихоти, а в результате серьезных научных исследований, направленных на то, чтобы максимально обезопасить боксеров. Международная ассоциация любительского бокса выделила и потратила значительные средства на исследования в этой области, и в итоге ученые из Берлинской лаборатории, где они проводились, сделали заключение, что шлем и новые 10-унциевые перчатки снижают силу удара в голову на 70 процентов. Этого, согласитесь, достаточно, чтобы долго не обсуждать данную тему с медицинской точки зрения.

В то же время я знаю, что абсолютному большинству зрителей не нравится, когда боксеры используют шлемы в боях — они не видят их лиц, без объявления судьи-информатора не знают, кто боксирует. У нас в этой связи был выбор: пойти на поводу у зрителей или поставить во главу угла здоровье боксеров. В результате однозначно выбрали второе, заведомо лишившись некоторой части "фанатеющих" от бокса болельщиков. Зрители, которые не жалели 100 — 200 долларов ради того, что увидеть кровь на ринге, перестали посещать наши соревнования, зато прекратились критические замечания в наш адрес со стороны телезрителей, заботящихся о безопасности спортсменов. Эти люди — как правило, медицинские работники или домохозяйки бальзаковского возраста, случайно увидевшие бокс на телеэкране, — создавали "кровожадный" имидж нашему виду спорта, что, естественно, негативно сказывалось на его олимпийских перспективах. Шлемы и 10-унциевые перчатки, повторяю, решили эту проблему.

— Но не удовлетворили тех болельщиков, которые, как вы сказали, не видели лиц боксирующих в шлемах спортсменов?..

— Снова не согласен. Поначалу мы ввели правило, обязывающее боксеров надевать шлемы непосредственно на ринге после представления участников боя, но потом обнаружили, что эта процедура занимает слишком много времени, и отказались от нее. Есть более эффективное решение этой проблемы — специальные табло над рингом, высвечивающие лица участников предстоящего боя. Мы уже его опробовали, и думаю, что оно наиболее оптимальное.

СКРЫТАЯ КАМЕРА ДЛЯ НАРУШИТЕЛЕЙ

— Как известно, в большом спорте существуют две практически неизлечимые болезни — допинг и необъективное судейство. С допингом, к счастью, у бокса "взаимоотношений" нет, а вот субъективное судейство, как говорят в России, стало в нашем виде спорта уже притчей во языцех. Какие шаги предпринимает АИБА для того, чтобы покончить и с этой проблемой?

— Компьютерная система подсчета очков, о которой я уже говорил, долгое время работала исправно — на Олимпийских играх в Барселоне, в Атланте, на чемпионатах мира и Европы к судейству было не много претензий, но потом мы стали замечать, что люди научились обманывать машину со всеми вытекающими отсюда последствиями. Надо было что-то предпринимать, и АИБА приняла решение установить на соревнованиях скрытые камеры, наблюдающие за рингом и действиями боковых судей. Каждое их нажатие кнопки, фиксирующее удар, высвечивается на мониторе, установленном на рабочем месте официальных лиц АИБА. Если, например, мы видим, что арбитр, сидящий далеко от эпицентра событий на ринге, определяет удар, вызываем его и требуем объяснений, каким образом он сумел увидеть то, что в его положении увидеть абсолютно невозможно. Эта мера оказалась чрезвычайно эффективной. Постоянно ощущая скрытый контроль над собой, судьи, в свою очередь, стали следить за собственными действиями, и результат сразу сказался: на Олимпиаде в Сиднее и одиннадцатом чемпионате мира в Белфасте судейство было практически безупречным, по крайней мере, ни одного протеста мы не получили.

— Накануне упомянутого вами чемпионата мира в Белфасте в солидной английской газете "Daily Mail" под рубрикой "Боксерский скандал" появилась статья небезызвестного журналиста Эндрю Дженнигса, обвинившего АИБА в коррупции. В частности, в ней говорилось о том, что судьи международной категории, работающие на официальных соревнованиях АИБА, подкупные и берут взятки. Что вы на это скажете?

— Я читал эту статью и даже знаком с ее автором. Понимаю его и даже не возражаю против обнародованного там предложения судить нечестных на руку судей. Но, согласитесь, критиковать легче всего и совсем другое дело — предложить что-то конструктивное, решающее данную проблему. Мы встретились с Дженнигсом в Белфасте в "Одиссей Арене" в первый день финалов, и между нами состоялся такой диалог. "Как ты оцениваешь судейство на этом чемпионате?" — спросил я. "Оно вполне нормальное",— ответил он. "Тогда почему ты критикуешь наших судей?" "Я сделал это за проступки, совершенные ими раньше". "Но почему же в таком случае тебе не написать сейчас другую статью: о том, что нами достигнуто в этом вопросе, какие положительные изменения произошли?" Он пообещал, но до сих пор никакой его статьи на эту тему я не видел…

ИЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ В ПРОФЕССИОНАЛЫ И ОБРАТНО

— Мистер Чаудри, на чемпионате мира в Белфасте кубинская сборная завоевала семь золотых медалей из двенадцати разыгрываемых. В 1993 году в Тампере на ее счету было восемь высших наград. Как вы считаете, такое распределение медалей на главных соревнованиях АИБА не приведет, в конце концов, любительский бокс к печальному концу?

— Конечно, с точки зрения развития бокса, когда одна команда выигрывает столько медалей, это не очень хорошо. Но с другой стороны, если она завоевывает эти награды в честной борьбе, что мы можем поделать? Второй вопрос: почему это происходит? Если говорить о последнем чемпионате мира, кубинская команда практически не испытала там серьезной конкуренции. Едва ли ни третьим составом приехала в Белфаст, к примеру, команда Казахстана, прекрасно зарекомендовавшая себя на Олимпиаде в Сиднее. Насколько мне известно, экспериментальным составом выступала на чемпионате мира и ваша сборная. Много молодых участников заявили другие делегации, поэтому уровень боксеров, естественно, был совершенно разный. При этом истинные причины ошеломляющего успеха кубинской команды следует искать в принципиальной позиции ее руководителей по отношению к профессиональному боксу. Сегодня уже во всех странах, включая и вашу, никто не чинит препятствий боксерам, пожелавшим уйти в профессионалы и заслужившим это право. Достигнув какого-то уровня в любительском боксе, они начинают искать свое спортивное счастье на профессиональном ринге. На Кубе же такие переходы официально запрещены, поэтому там боксеры всю жизнь выступают в любителях (выбора у них просто нет), из года в год повышая свое мастерство и набираясь огромного соревновательного опыта. Характерен в этом плане пример Феликса Савона, ставшего трехкратным олимпийским чемпионом и шестикратным чемпионом мира.

Раз уж я заговорил о профессиональном боксе, затрону еще одну чрезвычайно важную для нас тему — речь идет о сотрудничестве любительского бокса с профессиональным. Мы отлично понимаем, что боксеры уходят в профессионалы исключительно по финансовым соображениям, с надеждой что-то заработать. Но статистика показывает, что только десять процентов из них добиваются на новом поприще каких-то успехов, остальные девяносто остаются ни с чем. Многие из этих не сложившихся профессионалов были бы рады вернуться в любители, но действующие ныне правила запрещают им это. А почему? Сейчас мы ведем переговоры с руководителями профессиональных федераций о том, чтобы совместными усилиями разработать оптимальную систему, позволяющую профессионалам возвращаться в любители. Пока это только предложение, и потребуется некоторое время, чтобы подобное стало возможным.

Надеемся мы также достигнуть компромисса и в вопросе денежной компенсации любительским федерациям за "командированных" в профессионалы боксеров. Согласитесь, это было бы справедливо, поскольку мастера, которыми заинтересовались профессиональные организации, просто так не появляются: в их подготовку надо было вложить немало тренерского труда и денежных средств из бюджета той или иной любительской федерации…

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы женского любительского бокса? Есть ли у него шанс оказаться в олимпийской семье?

— Женский бокс, безусловно, имеет будущее. Если не завтра, то через какой-то промежуток времени он станет олимпийским видом спорта. После того как в 1990 году АИБА официально признала женский бокс, мы стараемся всячески его развивать во всех странах. Вы знаете, что уже состоялось несколько официальных турниров под эгидой нашей ассоциации в Греции, Финляндии, Канаде, США…

Сегодня женский любительский бокс достиг такого уровня, что пришла необходимость проводить чемпионаты континентов и мира. Уже проведены первые чемпионаты Европы (во Франции) и Африки (в Египте). В ближайшее время пройдут чемпионаты Азии (в Таиланде) и Америки (в Мексике). В Бангкоке, насколько мне известно, выступят 12 — 15 стран. После этого, в конце года — с 26 ноября по 2 декабря — в США состоится первый чемпионат мира среди женщин.

— А насколько реален чемпионат мира среди мужчин в Москве?

— А почему вы считаете, что он не может быть реальным? Это зависит от вас — вы большая страна, в которой хорошо развит бокс, так что подавайте заявки, как это сделала, например, Федерация бокса Турции после чемпионата мира-99 в Хьюстоне. Вы уже сделали первый шаг — чемпионат Европы 2002 года пройдет в Перми (последний раз такой чемпионат проводился на территории вашей страны в 1963 году). Словом, еще раз повторяю, пожалуйста, подавайте заявки, мы будем рассматривать. Думаю, что в руководстве АИБА никто не будет против того, чтобы чемпионат мира по боксу прошел в России.