Нападающего золотой молодежной сборной России-99 Александра Зевахина российские болельщики на время потеряли из виду. Сейчас он, имея соглашение с "Питсбургом", тренируется в составе ЦСКА, но пока не планирует вернуться в армейскую команду и вновь уедет за океан.

— Вернемся на год назад, ведь именно тогда вы заключили трехлетний контракт с "Питсбургом" и уехали из ЦСКА за океан. Но пробиться в основу энхаэловского клуба так и не удалось…

— Да, я заключил двухсторонний контракт до 15 июля, как и положено европейцам, и прошлым летом решил уехать из России. Хотя в то время главный тренер ЦСКА Борис Михайлов говорил, что рассчитывал на меня. Однако в сезоне-1999/2000, после которого я и уехал, мне не удалось стать твердым игроком основного состава, провел меньше половины матчей команды. Да еще и эта нездоровая история с двумя ЦСКА…

Конечно, очень хотелось больше играть, и мой агент после переговоров с хозяевами "Пингвинов" убедил меня, что лучше играть за океаном. В этом случае у хоккеиста, который постоянно на виду у сотрудников клуба, появляется шанс пробиться в основу, даже если он поначалу и выступает за фарм-клуб, как произошло со мной.

— Не думаете ли вы, что поспешили с отъездом? Ведь наверняка в российских клубах можно было заработать ничуть не меньше, чем в фарм-клубе НХЛ?

— Конечно, те деньги, что я заработал за год, можно было получить и здесь. Но у меня вместе с отъездом появлялся шанс со временем попасть в НХЛ, а разве мог я этим поступиться? Тем более, что боссы "Питсбурга" недвусмысленно говорили о переезде, фактически настаивая на нем, особенно когда я прибыл в тренинг-кэмп.

— Вам не удалось себя зарекомендовать в тренировочном лагере?

— Видимо, нет, раз не привлекался к матчам за главную команду. Но в Америке это общепринятая для новичков практика — обкатать игрока в фарм-клубе. Я выступал за "Вилкс-Бэри/Скрэнтон Пингвинз" в АХЛ. Сначала, кстати, там не давали играть помногу, но потом в ходе сезона все наладилось, и мне стали доверять значительно больше. Почему так? На первых порах говорили, что я не играл за сезон по 80 матчей и надо привыкнуть к такому плотному игровому ритму. Однако в итоге получилось, что сыграл, с учетом плей-офф, в 95 поединках. Правда, нередко на льду появлялся лишь в нескольких сменах за матч. Потому и не блестящая статистика — лишь полтора десятка забитых шайб и чуть больше передач.

— А что сказал вам главный тренер "Пингвинз" чех Иван Глинка?

— Мы толком и не разговаривали, лишь один раз во время тренировочного лагеря перекинулись парой фраз. Однажды я не понял, что за упражнение надо было выполнять (с английским поначалу была полная беда, сейчас значительно лучше), и обратился с вопросом к нашим ребятам. Благо в "Питсбурге" их тогда было предостаточно — это и Каспарайтис, и Ковалев, и Морозов. Глинка услышал нашу речь и обратился ко мне на очень хорошем русском языке: "Ты что, из России? В первый раз здесь?" Получив утвердительный ответ, он одобрительно покачал головой, объяснил мне один из нюансов тренировки и искренне пожелал удачи, сказав, что для попадания в основу надо много работать над собой.

— Сейчас вы до отъезда армейцев в Финляндию занимались вместе с ЦСКА у Владимира Крутова. Не приглашал ли он вас в создаваемую им новую команду?

— Не знаю, стоит ли об этом говорить, но такое предложение поступало, и я им был очень польщен. Однако у меня еще на два года соглашение с "Пингвинами", а поэтому взять и вернуться в Россию пока не могу, даже если бы очень захотел.

Не скрою, я давно хотел сыграть в одной тройке с Олегом Савчуком, ведь мы оба из Перми, воспитывались у одного тренера. Так получилось, что совсем недавно мы вместе тренировались в ЦСКА, но, насколько мне известно, Савчук не поехал с армейцами в Финляндию, а отправился в Пермь. Так что мечта пока не сбылась… Но ведь у меня еще осталась надежда попасть в самую богатую лигу мира, и я попытаюсь реализовать свой шанс.