Ровно месяц остался до Открытого чемпионата США, который в прошлом году стал для российских теннисистов настоящим праздником. Марат Сафин выиграл свой первый турнир "Большого шлема", а Елена Дементьева пробилась в полуфинал, обыграв по ходу соревнования американку Тару Шнайдер, австрийку Сильвию Плишке, испанку Кончиту Мартинес, Лилию Остерло из США, а также немку Анке Хубер. Перед отъездом на турнир в Сан-Диего, где россиянка посеяна под 8-м номером, в телефонном разговоре с корреспондентом "Советского спорта" Елена пообещала сделать все возможное, чтобы подтвердить свои рейтинговые очки, заработанные год назад на американском харде.

— Лена, судя по тому, как хорошо и уверенно вы сыграли на Кубке федераций в Братиславе, можно сказать, что все ваши проблемы, связанные с травмой, ушли в прошлое.

— Нет, я бы так не говорила. Травма, к сожалению, все еще дает о себе знать. А что касается хорошего выступления в Словакии, скорее всего, мобилизоваться меня заставили те необычайно тяжелые условия, с которыми нам пришлось столкнуться по ходу матча.

— На пресс-конференции во время жеребьевки словацкие журналисты очень настойчиво спрашивали вас о спортивной форме, о кондиции. Показалось даже, что заострение на этом внимания немного вас разозлило. Не возникло случайно желания доказать в этой встрече, что у вас все в порядке?

— На самом деле это обычные вопросы. Другое дело, что я не люблю загадывать вперед, ведь никогда не знаешь, что может произойти завтра. Когда играешь на таких мокрых и скользких кортах, случиться может всякое. В тот момент я скорее думала, как команде выиграть, а не о том, чтобы продемонстрировать свою хорошую форму.

— А, например, статья в газете или резкое слово, сказанное соперницей в ваш адрес, бывает дополнительным стимулом?

— Это желание победить во что бы то ни стало возникает в основном после неприятного и обидного проигрыша. Так получилось с Генриэтой Нажовой, которой я проиграла на "Ролан Гаррос". В Братиславе мне очень хотелось взять у нее реванш.

— До Открытого чемпионата США, который стартует 27 августа, остался один месяц. Как вы собираетесь готовиться к последнему турниру "Большого шлема"?

— Несколько дней я провела в Москве, чтобы перестроиться с грунта на хард. Конечно, на этом покрытии испытываешь совершенно иные ощущения, но я его люблю и думаю, что если потренируюсь еще несколько дней, у меня все войдет в норму. Первый раз на харде я буду выступать в Сан-Диего. После этого продолжится серия турниров в США и Канаде, вплоть до самого US Open.

— В прошлом сезоне в Лос-Анджелесе и на Открытом чемпионате США вы сумели дойти до полуфинала. В связи с этим существует какое-то специальное отношение к сезону американского харда?

— Естественно, я намереваюсь защитить свои очки, заработанные на этих соревнованиях. Но вместе с тем я бы не сказала, что в прошлом году в течение того месяца мое выступление было таким уж блестящим. Победы над серьезными противниками чередовались с поражениями в первом круге.

— Является ли Открытый чемпионат США вашим самым любимым турниром "Большого шлема"?

— Если судить по результатам, то да. Но вообще мне больше нравится "Аустралиен Оупен".

— Как вы думаете, на каком покрытии вы сумеете выиграть свой первый турнир?

— Не на траве. Это совершенно точно.

— Значит, это будет не Уимблдон?

— Думаю, нет (смеется).

— Вы следите за своим рейтингом, переживаете, когда время от времени выпадаете из первой десятки?

— Если я теряю одно или два места, это меня не сильно огорчает. А вот когда окажусь в конце сотни и не смогу попадать в основную сетку турниров, тогда надо будет срочно хвататься за голову (смеется). Но если серьезно, на сегодняшний день мое положение в рейтинге меня вполне устраивает. Важнее всего сама игра, ведь именно она, в конце концов, привлекает на трибуны зрителей. Кроме того, иметь за плечами титул намного престижнее, чем говорить потом, что я была 8-й или 9-й ракеткой мира.

— Вы довольно редко играете в паре. Почему?

— В самом начале профессиональной карьеры я решила сделать ставку на одиночные турниры и не хотела тратить силы на пару. В связи с этим у меня сейчас не слишком высокий парный рейтинг, а проходить через сито отборочных встреч как-то не хочется. Если же организаторы соревнований дают "уайлд-кард", я с удовольствием выступаю в паре.

— Евгений Кафельников недавно признался, что если бы поклонники спорта знали, какую жизнь приходится вести теннисистам, они ни за что не стали бы им завидовать. Какие же есть плюсы и минусы в образе жизни теннисиста-профессионала?

— Жизнь в туре достаточно тяжелая. В других видах спорта после соревнований есть небольшие перерывы, когда атлеты могут немного отдохнуть психологически и физически, набраться новых сил, залечить травмы. А здесь ты должен быть собранным в течение всего года. Каждый день новый старт, новый матч. Поэтому приходится держать себя в постоянном напряжении. Но, с другой стороны, я счастлива, что занимаюсь любимым делом. Рада, что у меня есть занятие в жизни, которое доставляет мне массу удовольствия.

— Как же вы справляетесь с этим напряжением, вам кто-нибудь помогает в этом?

— Мой главный психолог — мама. Вместе с ней мы боремся со стрессами и депрессией. Мама постоянно со мной во всех поездках, и, наверное, ей приходится гораздо труднее, чем мне. Все-таки когда ты двигаешься, у тебя так или иначе происходит выброс энергии и эмоций, а вот ей надо все время держать свои чувства под контролем.

— Вы oкончили французскую спецшколу, но при этом довольно бегло отвечаете на вопросы иностранных журналистов на английском языке. Вам в школе хорошо преподавали и второй иностранный язык или вы брали дополнительные уроки английского?

— Нет, в школе я изучала только один иностранный язык, а английским стала заниматься уже самостоятельно, когда начала играть в туре. Действительно, бывая в Москве наездами, приходилось брать уроки у опытного преподавателя.

— И этих знаний оказалось достаточно, чтобы уверенно чувствовать себя на пресс-конференциях?

— На самом деле знаний никогда не бывает достаточно. Вся проблема во времени. К сожалению, заниматься мне сейчас некогда. Стараюсь возить с собой учебники и книжки, но все-таки самая лучшая практика, как я успела заметить, — это общение с англоязычными теннисистами.

— Лена, а какие-то другие виды спорта, кроме тенниса, вас интересуют? Есть у вас настоящие друзья среди спортсменов?

— Конечно, я слежу за различными соревнованиями по мере возможности. Когда были на Олимпиаде, подружились с разными ребятами — гимнастами, батутистами, и после этого стало еще интереснее болеть за наших. Но друзья — это все же несколько иное. Моя самая лучшая подруга — мама, а еще бывшие одноклассники, с которыми мы общаемся много-много лет.

— Лена, а нет желания учиться дальше? Об институте не задумываетесь?

— На сегодняшний день этот вопрос открыт. Увы, но на это опять-таки нет времени. Чтобы серьезно учиться, сдавать зачеты и экзамены, надо чаще бывать в Москве. Пока мы еще не придумали, как можно решить этот вопрос.

— А какой это мог бы быть институт?

— Тоже не определились.

— Но в принципе какие-то мысли приходят в голову? Чем могли бы заняться по окончании спортивной карьеры?

— Очень сложно сейчас говорить об этом. Неизвестно, сколько лет проведу в профессиональном теннисе и я не знаю, захочу ли и дальше связать свою жизнь со спортом. А если решу заняться совершенно иным делом, смогу ли я несколько лет посвятить учебе? Поживем — увидим.

— Помимо обычного профессионального рейтинга существует масса неофициальных списков теннисных красавиц, и вы в этом вопросе также занимаете далеко не последнее место. Как вы к этому относитесь?

— Все эти "рейтинги" и опросы настолько необъективны, что я всерьез на них даже не обращаю внимания. Но слышала, что наши девушки на Уимблдоне произвели настоящий фурор и благодаря своим спортивным достижениям, и благодаря внешним данным. Была даже такая шутка: "Анна Курникова среди самых красивых женщин мира занимает пятое место. Конечно, ведь впереди нее еще четыре русские теннисистки".

— Лена, сейчас стало очень модным, когда звезды спорта фотографируются для журнала "Плейбой". Вы бы не хотели принять участие в подобном мероприятии?

— Я думаю, что ни мое воспитание, ни родители мне этого не позволят.

— А нет планов сняться в каком-нибудь рекламном ролике? У вас великолепные белокурые волосы, и производители шампуней должны просто гоняться за вами…

— Сейчас я намерена просто играть в теннис. Когда будет больше свободного времени, тогда и поговорим на эту тему.

— Я слышу по телефону, что у вас где-то рядом пищит кошка. Вы держите дома животных?

— Да, у меня сейчас живут кот и маленькая собачка Патрик. Песика мы впервые решили взять с собой на турнир. Для этого пришлось собрать море всяких бумаг. Очень волнуемся, как собака перенесет полет через океан. Вообще раньше у нас было два кота, но один из них разбился, упав с балкона. И чтобы другой кот не скучал, мы взяли в дом собачку.

— Они мирно живут? Кот не обижает нового члена семьи?

— Первое время он сильно ревновал нас к собаке. Раньше ведь именно он был в центре внимания всей семьи, а теперь домочадцы делят свою любовь между ним и собакой. Но по прошествии какого-то времени все нормализовалось, и сейчас наши любимцы даже из одной кормушки едят.

— Лена, спорт невозможно представить без риска. У вас часто бывают победы, когда вы совершаете какой-то решительный, рискованный шаг?

— Да, я очень часто рискую на корте. В жизни предпочитаю совершать хорошо обдуманные поступки. А вот по ходу поединка не люблю осторожные длительные перекидки на задней линии. Стараюсь идти на обострение — где-то укоротить, где-то ударить по линии. Думаю, это нравится не только мне, но и зрителям.

— А вы вообще слышите, когда зрители переживают за спортсменов во время матча? Или они заводят сами себя?

— Очень хорошо слышны и аплодисменты, и возгласы зрителей. Надо сказать, я очень благодарна болельщикам, которые в прошлом году на "Кубке Кремля" очень тепло поддерживали меня в поединке с Мартиной Хингис. Зал просто завел меня, когда я проиграла швейцарке первый сет со счетом 0:6. В этот момент я почувствовала, как зрители переживают за меня. Откуда-то появились дополнительные силы, и в результате получилась такая красивая, интересная встреча — 0:6, 7:6 (7:5), 5:7.

— Бывает такое — вы играете на не очень большом и престижном турнире в отдаленном уголке света, и вдруг откуда-то с галерки слышатся крики на русском языке?

— Постоянно. Что самое интересное, это происходит везде, где бы мы ни были. В месте, куда, кажется, не должна ступать нога туриста, во время матча обязательно какой-нибудь русскоязычный человек воскликнет: "Лена, давай!"