Филимонов — человек независимый и редко прислушивающийся к мнению со стороны. Тренер спартаковских вратарей Юрий Дарвин как раз один из немногих людей, кто является для Александра авторитетом.

У ФИЛИМОНОВА ОЧЕНЬ КРЕПКИЕ НЕРВЫ

— Я словно во сне, — говорит Юрий Иванович. — Я до сих пор не осознал, что Саша больше не спартаковец.

— Почему вы так удивлены, вы же знали, что он собирается уехать за рубеж?

— Филимонов не скрывал, что у него еще весной состоялся разговор с Олегом Ивановичем, в котором он выразил желание уехать за рубеж. Знаю я и то, что еще в Питере, то есть 30 июня, к нам подходили люди и говорили, что в Киеве очень интересуются нашим голкипером. В тот же день мы с Сашей обсуждали эту тему. Тогда он мне сказал: "Я просто хочу играть!" У меня сложилось впечатление, что ему было уже все равно: за границу ли уехать, в Украину ли, но лишь бы быть основным голкипером. По своему складу он такой человек, что скамейка запасных не для него. Теперь о причинах моего удивления: время шло, а никакой конкретики не наступало. Период дозаявок подходил к концу, и я уж начал подумывать, что Саша останется до конца года. Все-таки впереди Лига чемпионов, а он человек с характером, боец, наверняка приложил бы все усилия, чтобы отвоевать себе место в составе. К тому же нас, тренеров и руководителей "Спартака", не было в Москве три дня. По приезде я узнал, что Филимонов уезжает в Киев. Мы с Сашей даже не успели проститься.

— Александр всегда очень тепло отзывался о вас. Полагаю, и вы к нему относились по-особому?

— Саша — мой первенец. До него я ни с одним вратарем на столь серьезном уровне не работал. Мы сразу же нашли общий язык и прекрасно понимали друг друга все эти годы. Может, это и громко прозвучит, но Филимонов был мне как сын.

— С ним легко работать?

— Никаких проблем не было. Я даю задание — Саша выполняет. Он трудяга и очень ответственный человек. Его можно было не контролировать, я всегда знал: парень сделает все как полагается. Вообще до того злополучного дня (9 октября 1999 года, матч с Украиной) никаких шероховатостей не было.

— Но тогда (почти 2 года назад) вы ведь не могли не чувствовать, что у него может произойти сбой. До этого в трех-четырех играх Филимонов эпизодически настораживал.

— Нельзя найти вратаря, у которого на протяжении 3-4-5 лет все было гладко. Провалы случаются с каждым. Но такого, конечно же, не пожелаешь никому. Я вообще поражался, как Саша вытерпел весь этот кошмар, как его пережил.

— Как-то я задал ему вопрос: "Не считаете ли вы, что ваша карьера разделилась на два этапа — до 9 октября и после?" Александр ответил, что не считает. А что вы думаете по этому поводу?

— Полагаю, что Саша слукавил. Невозможно не замечать изменений со стороны прессы, болельщиков других клубов, да и партнеры по команде, наверное, чуть меньше стали ему доверять. Хотя надо признать, что он никогда не зацикливался на том пропущенном голе. Я, например, не чувствовал, что напоминания о 9 октября выводят Сашу из состояния равновесия. У него необычайно устойчивая психика.

— Какие бы еще его человеческие и спортивные качества вы отметили?

— Филимонов — прямой человек, он никогда не скрывает своих намерений. Очень добросовестный и самолюбивый. У него на хорошем уровне находится самомнение. Он, кстати, как мне кажется, до последнего считал, что он вратарь №1, по крайней мере, в "Спартаке". Без такой уверенности в своих силах в футболе трудно чего-то достигнуть. У Саши вообще необычайно крепкая нервная система. У него никогда нет сомнений относительно своих возможностей, нет боязни перед авторитетами.

— Как же вратарь с такими данными, к тому же постоянно прогрессирующий, по крайней мере, по словам самого Александра, потерял место в основе? Более того, последовавший за этим его уход в "Спартаке" восприняли достаточно спокойно…

— Есть вещи, о которых не принято говорить. Отмечу лишь, что на Сашу сразу же много всего навалилось, и хоть он все это выдержал, последствия тех переживаний дали о себе знать.

— Судя по всему, перейдя в киевское "Динамо", Филимонов подверг себя очередному испытанию. Вновь вспыхнула волна воспоминаний об Украине. Причем у многих некогда сочувствующий тон сменился злобно-язвительным.

— Согласен, что Саше будет нелегко. Но он выдержит. К тому же не думаю, что он станет жертвой каких-то националистических настроений. У Филимонова очень много поклонников в России. Например, на последних матчах "Спартака" болельщики то и дело скандировали: "Филя, Филя!"

В свою очередь пожелаю Саше быстрой адаптации в Киеве. Надеюсь, что у него все получится. Важно и то, что Олег Романцев продолжает рассчитывать на Филимонова как на вратаря сборной страны.

— Вы со своим теперь уже бывшим подопечным созвонитесь?

— Конечно. Обязательно пообщаемся, поделимся впечатлениями. Саша никогда не нуждался в житейских советах, все решения принимал сам. Но при этом я постоянно ощущал его искренность в наших с ним отношениях.

ВЗАМЕН ВЗЯЛ БЫ КАНА

— Судя по всему, последние два дня у вас сильно болит голова по поводу позиции второго голкипера. Случись что с Левицким, "Спартак" в преддверии Лиги чемпионов попадет в такое же положение, как киевское "Динамо" до покупки Филимонова.

— За оставшиеся до окончания периода дозаявок шесть дней мы попытаемся найти хорошего вратаря. Но я прекрасно понимаю, что это большая проблема! Голкиперов уровня Филимонова, который смог бы надежно сыграть в Лиге чемпионов, в России нет. По крайней мере, тех, кто меня устраивает, "Спартак" по ряду причин приобрести не в состоянии.

— Если бы не было никаких условностей и ограничений, на ком бы вы остановили свой выбор?

— На Кане или Тольдо. Отечественных же вратарей называть не хочу. Зачем делать им лишнюю рекламу?

— А если все же не удастся приобрести стража ворот, справитесь своими силами?

— В "Спартаке" на данный момент, кроме Левицкого, нет голкиперов, способных здорово выступать на международной арене. Кабанов — вратарь будущего, ему нужно еще 2-3 года. Рассчитывать на него сейчас несерьезно. Но у меня нет сомнений, что нужный вратарь у нас вскоре появится.

— Отбор ведется чисто по игровым критериям?

— Конечно же, нет. Мы собираем информацию о человеческих, психологических качествах вратаря. Пытаемся определить его потенциал, а также то, насколько легко он сработается с первым номером. Однако Максим Левицкий очень коммуникабелен, поэтому здесь проблем быть не должно.