Доктор "Спартака" и сборной России Юрий Васильков за годы работы в футболе насмотрелся всего. С достаточно тяжелыми травмами ему приходится иметь дело чуть ли не каждый месяц. Он даже научился по падению игрока на поле определять степень сложности полученного им повреждения.

— По характеру падения и по реакции футболиста на боль обычно сразу становится ясно: какого рода травма, — говорит Юрий Сергеевич. — Помню в Греции, когда "Спартак" играл с "АЕКом", наш форвард Дима Радченко рухнул, словно подстреленный из снайперской винтовки. Он еще не успел скорчиться от боли, а я уже понял, что как минимум на полгода мы его потеряли. К счастью, Диму хирурги "собрали" быстро и месяцев через семь он уже играл.

Вообще самые жестокие травмы — это черепно-мозговые. На втором месте по тяжести стоят открытые переломы, разрывы связок, повреждения сосудов. Здесь главное в кратчайшие сроки сделать удачную операцию. Но это только полдела. Не менее сложный процесс — восстановление. Не каждому игроку хватает терпения и выдержки выполнять все указания врачей. Многие теряют веру в себя, кому-то недостает морально-волевых качеств, но и в том, и другом случае лечение протекает в несколько раз медленнее. Иные, наоборот, слишком торопятся и получают рецидивы.

Я заметил, что если игрок до конца предан футболу, никогда ему не изменяет и относится к своему делу профессионально, то Бог его милует. Если же такой футболист вдруг и получает повреждение, то возвращается в строй достаточно быстро. А вот в том случае, когда человек, выходя на тренировку, думает о каких-то посторонних вещах, перед играми отвлекается на что-то другое, разминается спустя рукава, тогда его обязательно "зацепит". Особенно часто это происходит с молодыми футболистами. Недаром считается, что "все идет от головы".

В "Спартаке", например, много "квадратов", а это взрывная работа. Если не готов — лучше не выходи, а то "порвешься". Некоторые же футболисты хотят кого-то обмануть и показать, что они в полном порядке. Это и оборачивается трагедией. А вообще-то причин травматизма очень много, здесь и физиология, и психология, и стечение обстоятельств.

Игроки, выступающие в российском чемпионате, подвергаются риску больше, нежели их европейские коллеги. У нас длиннющая предсезонка со сплошными переездами, переходами с одних покрытий на другие. По весне мы ковыряемся на таких полях, что избежать травм практически невозможно. Осенью то же самое. Если команда продвинулась далеко в еврокубки, то заниматься приходится уже на снегу. Так что россиянам нужно быть вдвойне профессионалами, чтобы не попадать на операционный стол.