Бедный Юрий Палыч! Трудно сосчитать, сколько раз за время матча он выбегал к бровке в попытке дать ценные указания своим футболистам. Но, даже находясь в пяти метрах от Семина, трудно было что-либо услышать - такой мощной была поддержка трибун на протяжении всего матча.

Буквально со стартовым свистком датского арбитра Нильсена переполненный стадион "загудел" и не замолкал до конца встречи. Первый эмоциональный взрыв произошел уже на второй минуте, когда после сольного прохода Измайлова и рикошета Ибертсбергера свой первый гол за "Локомотив" забил южноафриканец Лекхето. Оказавшийся в момент удара на ленточке своих ворот защитник Коглер не сумел помешать мячу попасть в створ и с досады рукой ударил по сетке. Интересно, за время голевой атаки непосредственно в штрафной площади сразу три австрийца стелились в подкатах, но безуспешно.

После того, как гости начали с центра поля, произошло редкое для футбола событие. Около пяти-шести минут подряд команды играли без остановки: ни одного нарушения или выхода мяча за пределы поля. В это время самый активный у хозяев Измайлов дважды в течение нескольких секунд получил болезненные удары по ногам, но с трибуны это было незаметно. Зато, находясь в метре от него, можно было увидеть гримасу боли на лице Марата.

33 МИНУТЫ ВНЕ ИГРЫ

Девятнадцатая минута стала несчастливой для железнодорожников. Стремительная контратака гостей позволила Кирхлеру сравнять счет. Опекавший полузащитника Маминов сразу же стал объектом критики Семина: "Я же предупреждал не сводить глаз с шестерки!" Все это сопровождалось резкими взмахами рук. Маминову потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя после "шоковой терапии". Большую часть первого тайма игра проходила либо в центре поля, либо на левом фланге атаки "Локомотива", где настырно действовал Лекхето. В то же время Обрадович постоянно находился свободным, сигнализируя об этом поднятыми вверх руками. Опекавший его Панис зачастую терял югослава, и если тот получал мяч, то непременно создавал остроту. А после того, как однофамилец известного бразильского гонщика "Формулы-1" получил удар по голове, он и вовсе "поплыл", то и дело держась за разбитую бровь. Таким образом, австриец за 33 минуты всего считанное число раз коснулся мяча и был вскоре заменен.

ОБРАДОВИЧ ХОТЕЛ ЗАБИТЬ РУКОЙ

Второй тайм прошел не менее эмоционально, чем первый. Примерно на 55-й минуте один из болельщиков бросил на поле ярко-красный файер, который долетел почти до центра поля. Судья мгновенно остановил игру, а самым расторопным оказался капитан железнодорожников Чугайнов, который голыми руками подобрал горящий факел и отнес за бровку. Пожарные (в специальных огнеупорных перчатках!) его тут же потушили, опустив в ведро с водой. "Нам срочно нужно было забивать третий гол, поэтому не хотелось ждать, пока прибегут и заберут ракетницу, — признался после матча Чугайнов. - Недолго думая, я взял ее в руки за безопасное место и отнес подальше". Через несколько минут "Локо" создает опасный момент, и Обрадович уже лежа пытается протолкнуть мяч рукой за ленточку ворот. Настолько сильным было желание забить! Хорошо, что не попал по мячу, иначе непременно увидел бы перед собой "горчичник".

Семин производит замены: выходят Джанашия, Бузникин и Игнашевич. Причем каждому долго перед выходом объясняет, как нужно действовать, чтобы усилить атакующий потенциал. Грузинскому форварду это явно не удается, он теряется на поле. Защитники без помех его нейтрализуют. Семин пока молчит. Но спустя пару минут, когда Джанашия около своей скамейки запасных потерял в безобидной ситуации мяч, главный тренер едва не растоптал своего футболиста, обрушив на него целую тираду. Выдержать такое психологически не просто.

Рискну предположить, Семин забыл обо всем на свете, когда фантастический по силе и красоте удар Игнашевича достиг цели. За голову схватились все - запасные "Локо", "Тироля", некоторые полевые игроки, словно не веря в случившееся. Невозмутимым остался лишь… голкипер Циглер, который спокойно вынул мяч из сетки и отдал его обиженным партнерам.

Через пять минут ситуация едва не повторилась. Удар Маминова со штрафного хотя не достиг цели, зато ввел в заблуждение всю Северную трибуну. С нее показалось, что мяч попал в сетку ворот. Даже спустя некоторое время на табло зажглась надпись "4:1. Маминов", а диктор-информатор сообщил об этом по всему стадиону.