После отъезда из России Александр Бутурлин два года выступал за команду "Сарния Стинг" (лига Онтарио), где собраны многие сильнейшие юниоры мира. Причем играл он в одной тройке с экс-спартаковцем Максимом Рыбиным. Сейчас оба форварда, словно судьба ведет их за руку вместе, вернулись на родину и оказались в "Салавате Юлаеве".

Главный тренер уфимцев Сергей Николаев к Бутурлину и Рыбину поставил опытнейшего центрфорварда Александра Семака. Взаимопонимания долго искать не пришлось, и это трио стало одним из самых результативных на недавнем Кубке президента Башкортостана, хотя и сыграло вместе только последние две встречи на турнире.

— Я и в Канаде провел довольно удачные два года, поиграв в добротный хоккей, набрался опыта и игровой практики, — говорит Александр Бутурлин. - Фактически я вынужден был уехать из страны. Ведь за инцидент на юниорском ЧМ-98, когда я ответил лайнсмену во время драки со швейцарцами за толчок на борт, меня дисквалифицировали на год, запретив участвовать в соревнованиях ИИХФ. Потому, попав на драфте в "Монреаль", летом 1999 года отправился в Америку. В "Сарнии" с учетом плей-офф в прошлом сезоне за 61 игру набрал 69 (31+38) очков, а в сезоне-1999/2000 за 64 встречи — 51 (22+29).

Уезжать не собирался, ведь незадолго до драфта подписал контракт с ЦСКА. Однако агент убедил, что полезнее будет играть за океаном, ведь в юниорской лиге я получу достаточно игрового времени, в отличие от нескольких минут в поединках за армейцев. С президентом и главным тренером ЦСКА Борисом Михайловым расстались по-доброму. Правда, мы не разорвали контракт, рассчитанный на два года, хотя я думал, что он аннулирован. Позже это обстоятельство сыграло со мной злую шутку. В Америке каким-то образом раскопали, что у меня есть европейский контракт, и мне не удалось спустя два года вновь пойти на драфт, уже под более высоким номером. Так сделал мой ровесник Федор Федоров, явно добавивший в мастерстве. Не подписав соглашение с "Тампой", после двух лет в юниорской лиге Онтарио он пошел на драфт по новой. В этом году "Ванкувер" выбрал его под 66-м номером, то есть Федор получил третий раунд вместо пятого. Кстати, тот мой контракт юридически не мог быть признан действительным, ибо я заключал его в 17 лет, ставя подпись вместе с отцом. Когда наступает совершеннолетие, контракт необходимо перезаключать, это сделано не было, но за океаном его почему-то учли, разобрав дело в местном суде.

Я был удивлен позицией "Монреаля". Менять в другой клуб меня не захотели, приемлемый контракт не предложили. Подписывать же соглашение на среднем уровне я не стал, ибо считаю, что для хоккеиста, выбранного во втором раунде драфта, это неприемлемо. Так отпустите подобру-поздорову! Я не хочу прозябать в низших лигах, ведь предостаточно изучил заокеанскую манеру, выучил и язык. Меня бы устроил контракт на 2 миллиона за три года с учетом подписного бонуса (в среднем около полумиллиона за сезон), а клуб давал меньше. В принципе, мы разошлись в 450-600 тысяч долларов. Североамериканцы считают каждый цент, я их понимаю, у них бизнес, но и мои интересы должны быть учтены.

— Как вы оказались в Уфе?

— Все получилось очень быстро. Я тренировался со второй командой ХК ЦСКА (ХК Москва) у Сергея Гимаева, провел два матча. Мне позвонили из Уфы, сразу предложив контракт на год. Я все ждал, что удастся все уладить с "Монреалем", предлагали поговорить и в ЦСКА, и в ХК ЦСКА (ХК Москва), и в "Магнитке", но до конкретики как-то не доходило... Ждать не стал и рванул в Башкирию, тем более тренера Сергея Николаева знаю как опытного и профессионального специалиста, хотя работать с ним не приходилось. Приятно, что играю бок о бок с Максимом Рыбиным, ведь мы с ним уже два года вместе. А о Саше Семаке и говорить нечего - это настоящий мастер, его передачи принимать приятно. Вообще в Уфе успел почувствовать теплоту коллектива, думаю, в нем приживусь. Главное - забивать, а это я, поверьте, умею (Александр во втором матче за "СЮ" забросил красивую шайбу "Локомотиву", обыграв четверых соперников, и на турнире реализовал два послематчевых буллита из трех. - Г.Н.). Почему бы и не завоевать в России какую-нибудь медаль?

— В прошлом сезоне вас пригласили на молодежный ЧМ в Москве.

— Да, и от того турнира остался неприятный осадок. Все ждали от нас победы, а мы не смогли создать настоящую команду.

Правый крайний российской сборной на ЧМ-2001 был одним из лучших, в 7 матчах набрав 5 (4+1) очков. Будучи единственным легионером в дружине Петра Воробьева, Александр сполна проявил бойцовские качества, сражаясь за шайбу на каждом участке площадки. В принципиальном поединке с канадцами Бутурлин стал главным творцом победы, забросив две трудовые шайбы, а в четвертьфинальной встрече со шведами он подарил нам надежду, сократив отставание в счете до минимума за три минуты до финальной сирены. Увы, его усилий тогда оказалось недостаточно, и россияне стали лишь седьмыми.

— Если встречу "Салавата" будет судить Михаил Бутурлин, вы не захотите вновь подраться с лайнсменом?

— Отец мне этого никогда не позволит, да и вообще я не задира. Просто так тогда получилось. Кстати, он будет обслуживать игры предсезонного турнира в Магнитогорске, где будет участвовать "СЮ". Правда, однажды отец меня уже удалял за небольшую потасовку в поединке фарм-клубов московских команд, тогда я получил четыре минуты, а дома еще и порцию здоровой критики.