Нынешний сезон примечателен тем, что в Россию устремились африканские футболисты. Еще год назад представителей Черного континента можно было пересчитать по пальцам. Сейчас же в чемпионате страны выступают несколько посланцев Африки. Солидный африканский десант высадился в России в период дозаявок. Кто-то назовет это явление началом африканского нашествия, кто-то — освоением Россией Африки.

Африканские футболисты устремились в Европу в 70-е годы, лет через десять после падения мировой колониальной системы. Однако массовый характер этот поток приобрел в 90-х, когда законы в отношении легионеров стали более либеральными, а африканские команды все громче и громче заявляли о себе на международной арене. Что касается пути в Европу большинства нигерийцев, ганцев, камерунцев и других африканцев, то он был традиционным. Футболисты приезжали либо во Францию, которая первая из ведущей пятерки европейских стран стала осваивать африканскую целину, либо в Швейцарию, Бельгию, Грецию или Турцию. Там же получив известность, приобретя некоторые навыки, адаптировавшись к европейским условиям, они перебирались в более именитые клубы. Выбор Франции оказался неслучаен, игрокам из бывших французских колоний было намного проще прописаться в метрополии. Футболисты из португальских владений (Мозамбик, Ангола, Кабо-Верде, Гвинея-Бисау) естественно двигались дорогой, проторенной еще в 60-х годах Эйсебио и Колуной. Сложнее было англоязычным игрокам, в Англии их явно не ждали. Приходилось искать другие варианты.

В нашей стране легионеры из Африки появились в 1990 году. Душанбинский "Памир" пополнил свои ряды сразу тремя игроками из не самой футбольной страны - Замбии. Мванза, Чанса и Макинка провели в "Памире" несколько месяцев, ничем особенным себя не проявили. По окончании сезона они отбыли на родину, где через два года погибли в авиакатастрофе.

АХ, МОЙ МИЛЫЙ АВГУСТИН

Долгое время футбольные Россия и Африка существовали независимо друг от друга. Даже когда в странах Восточной Европы и нескольких бывших советских республиках появились африканские легионеры, наши селекционеры предпочитали бразильцев и жителей балканских государств. Первым африканцем в российском футболе стал защитник сборной Нигерии Августин Эгуавон. Уже возрастной, испытывавший проблемы со здоровьем нигериец ехал в ЦСКА, но оказался в московском "Торпедо". Новоиспеченный торпедовец запомнился лишь тем, что в одиночестве представлял российское первенство на чемпионате мира во Франции. Эгуавон долго лечился, спорил с клубным руководством и в конце концов отбыл в неизвестном направлении. Одновременно с Эгуавоном в нашей стране появился его молодой соотечественник, нападающий Лаки Изибор, примеривший футболку московского "Динамо". Лаки отыграл в составе бело-голубых два с половиной года, но так и не оправдал выданных ему авансов. После чего отправился играть в Корею. Помимо Эгуавона и Изибора, в российских клубах находилось на просмотре несколько их земляков, самым известным из которых можно назвать обладателя золотой медали Олимпийских игр в Атланте голкипера Абиодуна Баруву, пробовавшего свои силы в воротах московского "Спартака". Когда Барува прибыл в "Спартак" (незадолго до встреч с "Аяксом"), выяснилось, что на Олимпиаде он был всего лишь дублером Джозефа Досу, роста он маленького (по вратарским меркам) - всего 176 см, да и голкипер не бог весть какой. Как вы уже знаете, Барува в "Спартаке" долго не продержался.

Неудачи Эгуавона и Изибора в России привели к разочарованию наших тренеров в африканцах и потере к ним интереса. Но за честь Африки постояли студенты из Камеруна.

УЧИСЬ, СТУДЕНТ

В середине 1998 года в составе новороссийского "Черноморца" появились сразу три темнокожих футболиста. Как выяснилось, все они — студенты из Камеруна, проходившие обучение в учебных заведениях Краснодарского края. В том же 1998 году я помогал известному итальянскому журналисту Филиппо Риччи в работе над книгой "Африканский футбол" и обнаружил, что во второй лиге играет еще несколько студентов из Камеруна. Судьбы камерунцев сложились по-разному. Большинство из них недотягивали до уровня даже второго дивизиона. Кто-то канул в безвестность, кто-то принял российское гражданство, кто-то вернулся на родину, а кто-то ушел в мини-футбол. Однако один из них сделал головокружительную карьеру. Жерри-Кристиан Чуйссе, несмотря на тяжелейшую травму, едва не стоившую ему карьеры, дослужился до ведущего защитника российского чемпионата, игрока основного состава "Спартака" и члена сборной Камеруна, уже пробившейся в финальную стадию чемпионата мира 2002 года. Прекрасно говорящий по-русски, Жерри-Кристиан доказал, что африканцы могут адаптироваться в российском футболе и уроженцам тропиков не стоит опасаться нашей страны.

АФРИКАНЦЫ ИДУТ

Если еще недавно Чуйссе оставался едва ли не единственным африканцем в России, то в 2001 году в нашу страну прибыли сразу несколько футболистов из Африки. Многие из них сразу стали ключевыми игроками в своих командах. Московский "Локомотив" уже нельзя представить себе без южноафриканца Джэкоба Лекхето и нигерийца Джеймса Обиоры. Последний входит в число лучших бомбардиров российского первенства. Заметно усилил защиту "Анжи" могучий камерунец Мишель Билонг. Кстати, и Лекхето, и Билонг - игроки сборных своих стран. Успешные выступления африканцев в первом круге, а также пример второй команды Украины донецкого "Шахтера", в составе которого выступают сразу три парня из Африки, в том числе и восходящая звезда нигерийского футбола Джулиус Агахова, способствовали усилению интереса российских клубов к Черному континенту. Сразу трех темнокожих новобранцев рекрутировал московский "Спартак", в "Сатурне" появился ганец Принс Амоако, сразу два африканца надели футболки "Ростсельмаша". Вытаскивать с последнего места "Черноморец" вызвались два именитых камерунца Чами и Эмбе. Всем новобранцам еще предстоит закрепиться в российском футболе, доказать свою состоятельность.

Выделю несколько особенностей африканского призыва-2001. Прежде всего отмечу, что прибывшие в Россию игроки довольно известные, и не только у себя на родине. Времена, когда африканцев брали ради экзотики или моды, канули в Лету. Чернокожим игроком уже никого не удивишь, на первое место вышел прагматизм тренеров. Расширилась и география наших футбольных колоний. Если раньше сфера наших интересов ограничивалась Нигерией и Камеруном, то сейчас в российских клубах можно встретить представителей Ганы, ЮАР, Сенегала - далеко не последних в футбольном отношении стран. Остальные государства пока не охвачены нашим вниманием. Нельзя не отметить и тот факт, что все африканцы прошли тщательный просмотр и отсев был довольно большим. Например, ЦСКА передумал приобретать одного из сильнейших голкиперов Африки ганца Сэмми Аджея, а нигериец Генри Онвузурике не сдал два вступительных экзамена в московское "Торпедо". Как и в большинстве европейских стран, в России отдают предпочтение африканским нападающим и защитникам. Полузащитников очень мало, вратарей и вовсе нет. И еще одна деталь. В нашу страну приезжают исключительно темнокожие африканцы. И нет ни одного представителя Северной Африки - Алжира, Марокко, Туниса, Египта. Неужели там нет футбольных талантов или стоят они так дорого?

АФРИКАНЦЫ В РОССИИ. ЗА И ПРОТИВ

Итак, какую выгоду несет нашему футболу появление игроков из Африки? Или, наоборот, урон? Конечно, любой из наших болельщиков предпочел бы видеть в составе российских клубов отечественных игроков. Но что-то сломалось в механизме подготовки резервов, и наши клубы вынуждены прибегать к услугам иностранцев.

Аргументы в пользу легионеров из Африки.

1. Относительная дешевизна. Цены на российских футболистов явно завышены, африканцы обходятся намного дешевле. Агахова, за которого "Шахтер" заплатил семь миллионов долларов, исключение из правил.

2. Африка подарила мировому футболу немало талантливых игроков, и было бы неразумно отказываться от их приобретения. Тем более что юные африканцы постепенно становятся законодателями мод в юношеском футболе.

3. Спрос на африканцев в западных странах довольно велик, поэтому, купив в той же Гане или Нигерии толкового паренька за бесценок, можно продать его за приличную сумму.

4. В отличие от бразильцев, экс-югославов и других иностранцев, африканцы довольно неприхотливы, дисциплинированны и целеустремленны. Карьеристы в хорошем смысле этого слова.

5. Многие африканцы входят в составы сборных своих стран, имеют опыт игры в ведущих чемпионатах. И их появление в российском первенстве обогатит его, прибавит зрелищности.

Теперь о минусах.

1. Зачастую наши клубы имеют дело с "котами в мешке". Разведка в Африке у нас работает слабо, приходится довольствоваться не всегда точной и достоверной информацией. Поэтому из Африки приезжают откровенно слабые футболисты.

2. Проблемы со здоровьем. Условия жизни в Африке далеки от идеала, у многих игроков имеется целый букет хронических заболеваний. Если у таких известных футболистов, как Нванкво Кану и Джералд Асамоа серьезные проблемы с сердцем, то что говорить об остальных.

3. Языковой барьер. Русский язык тяжело дается иностранцам, в том числе и африканцам.

4. Трудности адаптации. Климат, кухня, иной менталитет создают немало сложностей для африканцев в нашей стране.

5. Участие африканцев в сборных своих стран неизбежно приведет к их частым отлучкам, откуда они будут возвращаться не в самом лучшем состоянии.

Ничья 5:5. Какой же вывод можно сделать? Вряд ли разумно отказываться от услуг способных африканских футболистов. Если могут принести пользу нашим командам, то пусть приносят. Если Россия будет себя активно вести на африканском футбольном рынке, наш футбол от этого не проиграет. Главное, правильно расставить акценты, чтобы не произошло некоего смещения, - Россия как перевалочный пункт для африканских игроков. Такой поворот событий для нас неприемлем. Российский футбол немало потеряет, если составы наших клубов наводнят ничем не примечательные нигерийцы или камерунцы. В российских командах и так наблюдается избыток посредственных игроков из ближнего зарубежья или Балканских стран. Если африканцы окончательно вытеснят россиян из российских клубов, наши зрители перестанут ходить на стадионы. Такой футбол им будет не нужен. Так что в приглашении игроков из Африки главное — чувство меры. Пусть африканцев будет немного, но это будут стоящие футболисты.

Наиболее удачливые африканцы в России.

1. Жерри-Кристиан Чуйссе (Камерун). "Черноморец"/"Спартак". За короткий срок стал ведущим правым защитником российского чемпионата, футболистом сборной Камеруна. Мог стать и первым темнокожим футболистом в сборной России.

2. Джеймс Обиора (Нигерия). "Локомотив". За полгода стал весьма заметной фигурой в российском первенстве. Сумел выдержать конкуренцию с такими признанными авторитетами, как Джанашия и Бузникин, и стать основным нападающим железнодорожников. Один из лучших бомбардиров чемпионата России.

3. Джэкоб Лекхето (ЮАР). "Локомотив". Без темнокожего парня со множеством косичек уже сложно представить себе московский "Локомотив". Прекрасно выступает на позиции левого защитника, много и эффективно помогает атаке.

Разочарования.

1. Лаки Изибор (Нигерия) "Динамо". У нигерийского нападающего было столько шансов закрепиться в "Динамо", но он ими не воспользовался. Динамовцы рассчитывали приобрести бомбардира, а получили форварда, не попадающего в ворота с пяти метров.

2. Августин Эгуавон (Нигерия). "Торпедо". Приехал в Россию на исходе своей карьеры не играть, а доигрывать. После того как покинул нашу страну, так нигде и не заиграл.

3. Жерар Мукунку (ДР Конго). "Спартак". Многообещающий, по предварительной информации, футболист проявил себя комическим персонажем на Кубке Содружества. К тому же приехал в Россию из охваченной междоусобицей страны без трансферных документов и весной покинул Россию, не сыграв ни одного официального матча.

А теперь познакомимся поближе с тремя африканцами, совсем недавно прибывшими в Россию. Они провели на поле считаное число встреч, и пока неясно, какой след оставят в нашем футболе спартаковцы Лоренс Аджей (Гана), Эссьен Фло (Нигерия) и ганский легионер "Сатурна" Принс Амоако.

"Хорошие игроки. Да и ребята что надо", — охарактеризовал Лоренса и Эссьена тренер "Спартака" Вячеслав Грозный.

ЛОРЕНС АДЖЕЙ, ИЛИ ПРОСТО ЛАВРЕНТИЙ

Моим первым собеседником оказался полузащитник из Ганы Лоренс Аджей.

— Лоренс, вот уже почти месяц, как вы стали игроком "Спартака". Можете ли вы назвать себя спартаковцем?

— Раз я член команды, то я спартаковец. Хотя мне еще только предстоит стать игроком основного состава.

— Зимой на просмотре в ЦСКА был голкипер Сэмми Аджей. Он случайно не ваш родственник?

— Нет, однофамилец. Аджей — довольно распространенная в Гане фамилия. Сэмми же защищает ворота клуба "Харт оф Оук", я играл за "Асанте Котоко". Наши клубы были непримиримыми соперниками, как "Спартак" и ЦСКА в России.

-У вас уже появились друзья в "Спартаке"?

— Я весьма общительный человек и быстро обзавожусь друзьями. Я в прекрасных отношениях со всеми игроками команды. Конечно, мешает языковой барьер. Ведь я еще не владею русским.

— Вы уже начали изучать русский?

— Пока нет. Ваш язык довольно сложен. Алфавит у вас совершенно другой. Французский или немецкий было бы освоить несколько проще. Но думаю, что через несколько месяцев смогу общаться по-русски. Чуйссе, например, свободно общается на русском языке, а я чем хуже? Кстати, у меня появился вопрос к вам. Есть ли русский аналог моего имени?

— Есть, конечно. Русский вариант имени Лоренс - Лаврентий.

— Надо будет записать. Лаврентий. Забавно звучит.

— Довольно редкое имя для России.

— Лоренс тоже не самое распространенное английское имя.

— Вам не страшно было ехать в Россию?

— Я - смелый человек. Конечно, все новое несколько настораживает. Но пока никаких серьезных проблем я в России не встретил. Впрочем, впереди зима.

— Интересно было бы узнать мнение африканца о русской зиме.

— Несколько преждевременно. Я еще не видел зимы, только слышал о ней. Говорят, что это очень холодное время года.

— Не боитесь?

— Нисколько. Я не первый африканец, которому придется столкнуться с этим явлением. Они приспособились, приспособлюсь и я.

— В последнее время в Москве стоит жара. Прямо как в Африке. Вам не жарко?

— Нет, в Гане приходилось испытывать и не такое. Хотя замечу, что играть в жару — не самое приятное занятие. Даже для нас, африканцев.

— Поговорим о такой деликатной теме, как расизм. Вам не доводилось сталкиваться с подобным явлением в России?

— Я живу на базе, в городе почти не бываю, и мой круг общения весьма узок. Я готов к тому, что мне придется столкнуться с людьми, недолюбливающими африканцев. Проявления расизма встречаются во многих европейских странах. Но в России я пока с ними не сталкивался и надеюсь, что не столкнусь.

— Вы очень расстроились из-за того, что сборная Ганы не попала в финальную часть чемпионата мира?

— Еще бы. Теперь придется ждать четыре долгих года. Жаль, у нас очень хорошая команда. Посмотрите, сколько классных игроков из Ганы выступали в Европе - Энтони Йебоа, Абеди Пеле, его брат Кваме Айю, Нии Лэмпти, Сэмьюэл Куффур. А преодолеть отборочный барьер у нас не получается. Может быть, причина тому — смена поколений в сборной. Надеюсь, что через четыре года мы все-таки будем среди участников финального этапа. Повод для оптимизма есть - наша сборная заняла второе место на юниорском чемпионате мира, оставив позади себя признанных авторитетов. Так что будущее у нас хорошее.

— Путь Гане в Японию и Корею преградила сборная Нигерии. Вы уже поздравили Эссьена Фло?

— Да, удача была на стороне его земляков. И хотя Эссьен еще не играл в сборной Нигерии, я поздравил его с успехом. Равно как и моих товарищей по "Спартаку" - камерунца Кристиана Чуйссе и сенегальца Кебе Бая. Они поедут на чемпионат мира, а мне придется довольствоваться ролью зрителя.

— Сильно огорчились?

— Теперь это уже не имеет значения. Надеюсь, что возьму свое в чемпионате России и Лиге чемпионов.

— Лоренс, какая у вас главная мечта?

— Хочу закрепиться в "Спартаке" и быть полезным моему новому клубу.

ЭССЬЕН ФЛО - ТАЙНЫЙ "НОРВЕЖЕЦ"

Немало нигерийцев приезжало на просмотр в "Спартак", однако никому из них не удавалось закрепиться в составе красно-белых. Нападающий Эссьен Фло стал первым футболистом из Нигерии, кто заключил контракт с московской командой.

— Я надеюсь сломать эту традицию и закрепиться в "Спартаке". Думаю, что в скором времени стану полноправным игроком основного состава.

— Эссьен, как вы стали спартаковцем?

— Я и два моих друга прибыли в Россию на просмотр в клуб "Крылья Советов". Там у нас что-то не сложилось, и мы перебрались в Москву. Видимо, я произвел впечатление на тренеров "Спартака", и они предложили мне остаться. Был у меня вариант с французским "Лансом", но мне не захотелось уезжать из России. Тем более что "Спартак" играет в Лиге чемпионов, а "Ланс" туда не пробился.

— Эссьен, какой вопрос вам чаще всего задают журналисты?

— Конечно, о фамилии. Все спрашивают, не родственник ли я Туре-Андре и Юстейну Фло (именно так Эссьен произносит фамилию норвежских футболистов Флу).

— Не буду оригинальным и спрошу, кем вам приходятся братья Фло?

— Дальними родственниками. Мой дедушка был родом из Норвегии. Разве я не похож на скандинава? — спрашивает иссиня-черный Эссьен Фло.

— Не очень.

— Шутка, конечно. Никакой я не норвежец.

— Ваш партнер по команде Лоренс Аджей не боится ни жары и ни холода. А как вы относитесь к российскому климату?

— Гана и Нигерия находятся на одной широте, следовательно, наши ощущения должны быть одинаковыми. В июле в Москве было жарко даже по меркам Нигерии. Посмотрим, как будет дальше.

ПРИНС АМОАКО - ГАНСКИЙ ПУТЕШЕСТВЕННИК

Ганец Принс Амоако стал первым африканцем в составе подмосковного "Сатурна". В отличие от молодых спартаковцев, только что начавших свою зарубежную карьеру, 27-летний Принс - легионер со стажем.

— Я довольно давно покинул родину, где выступал за клуб "Асанте Котоко", за который впоследствии играл Лоренс Аджей. Многие мои земляки направились в Европу, я же решил попробовать свои силы в Южной Америке. Перебрался в "Спортинг Кристалл", один из сильнейших клубов Перу. Славные были времена. "Спортинг Кристал" добрался до финала Кубка Либертадорес и едва не стал первым клубом в истории Перу, завоевавшим этот трофей. Не удалось. Затем выступал за менее именитую перуанскую команду "Депортиво Мунисипаль", после чего провел год в испанской "Гранаде". В Россию же я приехал из Греции.

— Вы выступали в чемпионате Перу, втором испанском дивизионе и в Греции. Стало быть, вам есть с чем сравнить наш чемпионат. Что бы вы сказали о первенстве России?

— Я всего лишь месяц в вашей стране, и у меня еще не сложилось впечатление. Пока что мне здесь нравится. Вообще, на мой взгляд, несколько некорректно говорить, чей чемпионат сильнее или слабее. У каждого первенства есть свои особенности, достоинства и недостатки.

— Вы готовы к трудностям, которые ждут вас в России?

— Да. Я отдаю себе отчет в том, что каждый переход сопряжен с некоторыми трудностями. Я отчетливо вижу две — российский климат (много наслышан о русской зиме) и языковой барьер. Учу русский язык, однако на обучение нужно время. Но я его выучу. Я свободно говорю по-испански, могу объясниться на греческом, а это очень сложный язык. Освою и русский. Что касается других проблем, то у меня за плечами Перу, Испания и Греция, где также было немало сложностей, и я с ними справился.

— Принс, в этом году в Россию приехало довольно много африканцев. Чем вы можете объяснить это явление?

— Взаимным интересом. Российские клубы заинтересованы в услугах африканских футболистов, те же горят желанием попробовать свои силы в Европе. Я хочу, чтобы сотрудничество России и африканских стран в области футбола было выгодным для обеих сторон. В Гане, других странах много толковых ребят, которые принесут пользу вашим клубам. Надеюсь, что ни я, ни мои земляки вас не разочаруют. Раньше африканцы начинали свою европейскую карьеру во Франции, Бельгии, Голландии. Теперь в этот список добавилась Россия, что свидетельствует о росте авторитета вашего чемпионата.

— Многие африканцы стремятся попасть в ведущие клубы. Вы же связали свою судьбу с "Сатурном". Как вы объясните подобный выбор?

— Это "Сатурн" выбрал меня, о чем я ни капельки не жалею. Почему бы "Сатурну" не стать ведущим клубом России? Тем более что мы достойно играем не с кем-нибудь, а с чемпионом страны. Я постараюсь помочь "Сатурну" выйти на ведущие позиции в России.