Не в правилах "Советского спорта" публиковать открытые письма. Коллективные обращения через прессу к своим противникам, на наш взгляд, не всегда аргумент силы. Но в данном случае мы решили напечатать письмо руководства ПФК ЦСКА. Во-первых, показалось, что доводы армейцев во многом справедливы. А во-вторых, текст неожиданно точно лег в контекст темы номера: как будет дальше развиваться наш футбол? Ведь, кажется, одна из важнейших задач футбольного сообщества - это четкое соблюдение уже установленных законов. Какими бы они ни были несовершенными. Хотим заметить, что мы не защищаем пострадавшего от КДК Павла Садырина, а просто вместе с читателями хотим понять, когда же у нас наказание за проступок будет не только справедливым с точки зрения логики, но и формально соответствующим букве закона. Посему мы приглашаем к дискуссии вокруг изложенной в письме проблемы представителей и РФС, и ПФЛ, и КДК, и футбольных клубов.

Оказывается, в новый век и даже в новое тысячелетие мы вступили лишь по летосчислению. А вот мышление некоторых ответственных работников ПФЛ (КДК) осталось на уровне прошлого века. Методы же их "работы" (умышленно берем это слово в кавычки) и вовсе следует отнести к печально известному 1937 году.

Согласно Регламенту, после 17-го тура, который состоялся в среду 18 июля, в четверг 19 июля прошло плановое заседание Бюро КДК РФС в ПФЛ. А заседание после 18-го тура, состоявшегося в воскресенье 22 июля, прошло во вторник 24 июля. Но вдруг неожиданно, через два дня, 26 июля, состоялось внеочередное заседание Бюро КДК РФС в ПФЛ, на котором главный тренер ПФК ЦСКА Павел Садырин был дисквалифицирован на две игры и оштрафован "за некорректное, неэтичное поведение в адрес официальных лиц в игре 17-го тура ЦСКА — "Спартак".

Самое удивительное, что инициатором данного заседания был рядовой член КДК г-н В.Кречетов, хотя, согласно Регламенту, созывать заседание Бюро КДК имеют право только председатель или его заместитель. Далее последовало еще одно грубейшее нарушение. Как позже заявит г-н Кречетов, основанием для незаконно состоявшегося-таки заседания послужили материалы прессы, то есть видеозапись матча. Да, это Регламентом дозволено. Однако г-н Кречетов забыл, что тот же Регламент предписывает КДК соблюдать все положенные при этом нормы (в данном случае — изучить эти материалы). А видеокассета матча ЦСКА — "Спартак" просмотрена не была. Тем не менее решение о наказании было вынесено, и в клуб тут же была отправлена телеграмма за подписью все того же В.Кречетова.

Руководство ПФК ЦСКА заявило о своем полном несогласии с решением Бюро КДК. Официальное письмо было направлено генеральному директору ПФЛ господину В.Кречетову, а копии — президенту ПФЛ господину Н. Толстых и президенту РФС господину В.Колоскову. Причем нас возмутило не само решение, а тот факт, как оно принималось.

В соответствии с п.3.4 статьи 19 Регламента Бюро КДК возглавляет председатель, а в соответствии с п.3.6 Бюро КДК правомочно рассматривать и решать вопросы, если на заседании присутствует не менее 50 процентов его состава. Так вот, не было не то что кворума, на заседании отсутствовал даже председатель. Более того, он вообще не был в курсе рассматриваемого вопроса. Г-н В.Кречетов собрал "тройку", как во времена Ежова и Берии, и решил судьбу Павла Садырина фактически принудительно-волевым способом. А для проформы еще некоторым членам Бюро КДК позвонил по телефону, поставив их перед фактом. Но даже из той самой "тройки" протокол, копию которого мы получили от одного из членов КДК спустя четыре дня — 30 июля (копия прилагается), подписали лишь два человека — сам Кречетов и г-н А. Гроховский. Стало быть, телеграмма была отправлена в клуб при неподписанном (!) протоколе. Кроме того, был также грубо нарушен п.4.10 статьи 19, согласно которому "о принятом решении заинтересованные лица извещаются в письменной форме с кратким изложением мотивов и указанием процедуры его обжалования". Ни мотивы, ни процедуру обжалования нам, естественно, не указали (Бюро КДК давно себя этим не утруждает).

Оправдывая свои действия, г-н Кречетов позже скажет, что он хотел не допустить двойных стандартов (мол, одних тренеров наказывают, а других нет). Но тогда какие стандарты допускает он сам?!

Наверное, каждому ясно, что по всем законодательным аспектам данное заседание было незаконным, а принятое на нем решение — неправомерным. Поэтому клуб, выразив свое полное несогласие, убедительно попросил пересмотреть решение о дисквалификации Павла Садырина.

Мы надеялись что разум все же возобладает и справедливость будет восстановлена. Однако решение отменено не было и наказание за самоуправство никто не понес. Более того, Павлу Садырину даже не принесли свои извинения за отбытую им дисквалификацию. Мы в очередной раз столкнулись с ситуацией печально известных для нашей страны времен, когда наличие власти и вседозволенность позволяли чиновникам думать, что они боги. Г-н Кречетов в резкой форме заявил, что никакие апелляции не предусмотрены, и он, мол, по сути, и есть суд высшей инстанции. А на вопрос: "Не боитесь ли, что в таком случае мы снова скатимся к судам-тройкам?" — бесцеремонно ответил, что он сам из этих органов.

Убедившись, что человеческий язык понятен далеко не всем, мы решили обратиться в прессу, чтобы общественность узнала, какой безнаказанный произвол творят некоторые высокопоставленные футбольные чиновники. Если мы хотим, чтобы наш футбол развивался действительно цивилизованным путем, то необходимо как можно быстрее найти управу на тех, кто возомнил себя этакими палачами-инквизиторами, способными карать кого угодно, когда угодно и как угодно.