В наступающем чемпионате страны в Суперлиге дебютируют сразу несколько представителей чехо-словацкой школы хоккея. Один из самых опытных среди них — 32-летний словацкий нападающий Йозеф Даньо, подписавший контракт с казанским "Ак Барсом". Участник нескольких чемпионатов мира, Олимпиады-94 в бытность единой страны играл как за словацкие клубы, так и за чешские, но никогда за иностранные. Однако посулы ведущей команды Татарстана оказались настолько привлекательными, что матерый центрфорвард решился на российский эксперимент.

ПОПАЛ В КАЗАНЬ ПО СОВЕТУ ЯКОВЕНКО

— Когда мне пришло предложение из Казани, я играл в "Тршинце", в Чехии. Возникшие в этом клубе финансовые проблемы заставили искать варианты продолжения карьеры в других клубах. Мой агент Андрей Яковенко, известный по воскресенскому "Химику" и ХК ЦСКА, а ныне защищающий цвета пражской "Славии", посоветовал мне внимательно рассмотреть предложение "Ак Барса". Он считал, что это неплохая альтернатива для меня в возникшей ситуации. Перед тем как принять решение, я подробно ознакомился с условиями, в которых предстояло жить и работать. Съездил в Казань вместе с чешским форвардом Томашом Власаком, которого тоже звали в "Ак Барс", но он в итоге выбрал Швейцарию. Посмотрел город, мою будущую квартиру, Дворец спорта. Показали нам, где будем питаться, тренировочную базу. Убедившись, что все организовано на самом высоком уровне, подписал годичный контракт. Дальше пока не загадываю. Если мы — я и клуб — подойдем друг другу, почему бы в дальнейшем не продлить контракт?

— Традиционно высокая конкуренция в стане "барсов" вас не смущает?

— Сейчас у клуба семь пятерок хороших игроков, как зрелых мастеров, так и молодых. Конкуренция действительно острая. Меня это не пугает. Я знаю свои возможности, свои плюсы и минусы. Знаю, за счет чего смогу проявить себя. Я не забрасываю много шайб, предпочитаю в основном ассистировать, создавать голевые шансы для моих партнеров, играть на команду, четко следуя тренерской установке.

ЖЕНА И СЫН ОСТАНУТСЯ ДОМА

— Как вы чувствуете себя в роли легионера в России?

— Очень непривычно. Для меня это тяжелый переход. Десять лет я не расставался с домом: сначала пять лет играл у себя на родине, в Словакии, в Тренчине. Потом перешел в чешский "Тршинец", клуб, который базируется на самой границе со Словакией, до него мне два часа езды на машине. В России я уже два месяца без семьи, команда постоянно на выезде. Жду не дождусь, когда увижусь с родными, на днях жена и шестилетний сын должны на неделю приехать в Казань. Сложность заключается в том, что мой сын Марко нынешней осенью идет в первый класс в Словакии. Ребенок не может остаться один, поэтому супруга будет по-прежнему жить на родине и навещать меня сможет лишь время от времени.

— Взгляд профессионала на специфику русского хоккея?

— В России очень большая конкуренция в команде. В Чехии основу составляют два сильных звена, а третье и четвертое — одна молодежь. Здесь же за месяц до начала чемпионата семь полных пятерок, игроки до последнего бьются за место в составе. Такая ситуация, насколько я знаю, в большинстве ведущих клубов российской Суперлиги.

Конечно и содержание игры совсем другое. Она здесь очень быстрая, однако более прямолинейная, не такая хитрая, как в Чехии. У чехов хоккей медленнее, но вместе с тем тактически более разнообразный, я бы сказал, более интеллектуальный, причем упор традиционно делается на оборону. Существенно отличается и тренировочный процесс. У вас приходится гораздо больше готовиться, очень много работать на тренировках. В Чехии за десять дней до начала чемпионата двухразовые занятия прекращаются. Во время предсезонки в "Тршинце", помимо традиционных выходных в субботу и воскресенье, в среду был предусмотрен "день регенерации" для желающих поправить здоровье. В этот день можно было сходить на массаж, какие-то другие профилактические процедуры. По-моему, в России подобного нет, хотя нагрузки больше.

НЕ ПОНИМАЮ, ПОЧЕМУ ВАША СБОРНАЯ НЕ ИГРАЕТ

— Наверное, высшей точкой вашей карьеры было участие в Олимпийских играх 1994 года в Лиллехаммере? Тогда сборная Словакии учинила настоящий фурор, заняв на предварительном этапе в одной из двух подгрупп первое место и была в шаге от выхода в полуфинал.

— Безусловно, тот олимпийский турнир навсегда останется в памяти, хотя бы потому, что мне посчастливилось там играть в одной тройке с живой легендой нашего хоккея Петером Штястны и его братом Антоном. Добавлю, что в групповом турнире мы сумели обойти канадцев и шведов, которые потом в финале разыграли золото. В четвертьфинале нашим соперником стала занявшая в другой подгруппе четвертое место команда России, возглавляемая Виктором Тихоновым. Это был один из лучших поединков словацкой сборной, несмотря на то что мы все-таки уступили в овертайме. Тогда я, конечно, и представить не мог, что спустя 7 лет окажусь в российском клубе. А впервые я сыграл против русских около восьми лет назад.

— Как изменился российский хоккей за это время?

— В России по-прежнему много интересных хоккеистов, ваша страна — кладезь талантов. Вот только непонятно, почему вас преследуют неудачи на международной арене. Сборная совсем не играет. Но что интересно — только первая. А вот юниоры постоянно на пьедесталах самых крупных международных турниров, ваша команда 18-летних в прошлом сезоне даже мировой чемпионат выиграла.

— Чем, на ваш взгляд, можно объяснить подъем в последние годы чешского и словацкого хоккея?

— У нас появилось очень много одаренных молодых игроков. В Словакии не так развита сеть детских хоккейных школ, но они работают качественно и продуктивно. Поэтому сейчас наша национальная команда ориентируется в основном на молодежь, что, по всей видимости, себя оправдывает. Примерно так же работают и в Чехии, а главное — мы в обеих странах не собираемся ни под кого подстраиваться, а идем своим путем, что уже неоднократно приносило нам успех.