Прилагательное "академическая" в названии этого вида спорта вызывает уважение к его представителям со стороны болельщиков еще до первого близкого знакомства. Не исчезает оно и после. Не случайно соревнования "академиков" называют регатами, будто подчеркивая таким образом их избранность и аристократичность. Увы, в этом, еще более дорогом по сравнению с байдарочниками и каноистами, виде спорта дела у наших спортсменов уже давно складываются далеко не блестяще. Вот и в Цюрихе на чемпионате мира единственной наградой некогда ведущей отечественной школы стало серебро Екатерины Левиной. О причинах такого положения дел и перспективах этого вида спорта в России с корреспондентом "Советского спорта" побеседовал главный тренер национальной сборной Анатолий Щербаков.

— При оценке итогов этого года следует исходить из того, какие задачи мы ставили перед собой в начале сезона и как смогли их решить. Наша цель состояла в том, чтобы естественным путем омолодить команду, введя в состав ведущих экипажей новых спортсменов. В некоторых командах (например, в женском парном весле) нам это удалось, но кое-какие ошибки все же были допущены. Хотя они были вполне объективны. После Олимпиады спортсмены собрались на свой первый сбор очень поздно, и план осенне-зимней подготовки не был выполнен. Преследовали нас и травмы. Осенью попала под машину Лариса Мерк. Восстановление ей давалось с большим трудом. Результат, как говорится, был налицо. Одна Юлия Александрова вытащить женскую пару на призовое место, на которое мы рассчитывали, не смогла. Как неплохие расценивались шансы нашей мужской распашной четверки, но ошибки в полуфинале не позволили ребятам обойти канадцев, и решающий заезд прошел без нас. Все это, а также проигрыш в полуфиналах еще нескольких экипажей (пусть на медали им было рассчитывать рано, но в финал они вполне могли пройти) мы и называем результатами методических просчетов. Те, на кого мы рассчитывали, не смогли как следует собраться к чемпионату мира и в результате выступили ниже своего уровня.

РАСЦВЕТ НАСТУПАЕТ В ТРИДЦАТЬ ЛЕТ

Вместе с тем считаю, что выбранный нашими тренерами путь — правильный, и омоложение составов в сборной пройдет успешно. Завершить этот процесс нам необходимо к 2003 году, когда будут разыгрываться очередные олимпийские лицензии. Как минимум мы обязаны выиграть 5 — 6 лицензий. Но считаю, что при должной подготовке их число можно увеличить. Если в этом году мы допускали ветеранов команды на международные соревнования, если можно так сказать, за былые заслуги, то со следующего сезона им придется выдерживать конкуренцию со стороны молодых. Ужесточим требования к общефизической подготовке, поскольку известно, что если в циклических видах спорта, к которым относится гребля, спортсмен не показывает должного уровня в общих дисциплинах, то к специальным можно даже не переходить.

Средний возраст сегодняшних резервистов составляет 22 — 23 года, и если они завоюют себе место в сборной, то к 2004 году им исполнится по 25 — 26. По меркам академической гребли, где расцвет спортсмена наступает в 28 — 30 лет, это совсем немного, но мы надеемся на то, что приобретенный за оставшиеся годы опыт им поможет.

— Анатолий Сергеевич, как же молодые спортсмены могут набраться опыта? Если не ошибаюсь, чемпионат мира был в этом году единственным крупным международным стартом?

— Совершенно справедливо, но что поделаешь. Сейчас все средства брошены на зимнюю Олимпиаду, а мы живем на то, что осталось. Надеюсь, в следующие два года нам будет проще, и мы сможем подтянуть сегодняшних юниоров, которые в своем возрасте уже стали чемпионами мира, до уровня взрослых соревнований. Если все это удастся осуществить, к Афинам у нас будет 4 — 5 "ударных" экипажей, которые смогут бороться за олимпийские медали.

— Насколько я понимаю, готовить экипажи во всех классах судов нашей сборной сейчас не по карману и тренеры идут по пути "точечной" подготовки?

— Верно. И такое положение дел в нашем виде спорта существует уже давно. Кстати, по аналогичному пути идут и наши соседи из Белоруссии. Нам часто ставят их в пример, но в этом году у них было немало провалов. Хотя при том отношении к академической гребле, которое существует в Минске, эти трудности преодолимы. Там твердо знают, что гребля — это 2 — 3 "гарантированные" олимпийские медали, и вкладывают в подготовку своих сборников большие средства. Так, олимпийской чемпионке Елене Карстен они предоставили такую стипендию, что она и думать забыла о переезде в Германию, хотя после Сиднея такие намерения у нее были. Закуплено много новых лодок, а в нашем виде спорта, где счет идет на десятые и сотые доли секунды, современный экипаж много значит. В российской сборной самая новая лодка была приобретена два года назад.

ЖИЗНЬ НА СТИПЕНДИЮ

— Что нужно отечественной академической гребле, чтобы догнать немцев, англичан, американцев?

— Мы не отстаем от лидеров в тренировочных методиках, которые у нас по-прежнему на высоком уровне. Не перевелись в России и талантливые спортсмены. Главная проблема состоит в отсутствии инфраструктуры. В Европе и Америке почти все гребцы работают (или служат в армии) и при этом не запускают тренировочный процесс. Это связано с благоприятным климатом, позволяющим готовиться к соревнованиям недалеко от дома. В случае победы в международных стартах спортсмены получают очень приличные призовые от государства, спонсоров, и поэтому многие гоняются порой до 40 — 50 лет. У нас же необходимо проводить тренировочные сборы (главным образом в Краснодаре), а значит, единственным источником дохода для гребцов являются спортивные стипендии. Жить на них невозможно, но альтернативы нет.