В понедельник, как уже сообщалось в нашей газете, была создана футбольная премьер-лига, в которую вошли все 16 клубов высшего дивизиона. А в среду состоялось заседание координационного совета, на котором, в частности, обсуждался вопрос о новом подразделении российского футбола. Наш корреспондент поинтересовался реакцией на эту реформу президента ПФЛ Николая Толстых.

— Николай Александрович, созданная премьер-лига будет самостоятельным подразделением со своим штабом и президентом. Ваше отношение к этому?

— Премьер-лига действительно создается в виде самостоятельного юридического лица. В нее войдут клубы высшего дивизиона. Напомню, что она была создана инициативной группой руководителей клубов этого дивизиона. Должен сразу подчеркнуть, что руководители ПФЛ, и я в том числе, в разработках этих документов участия не принимали. Координационный совет был запланирован заранее, но в его повестке, естественно, стал вопрос о созданной премьер-лиге, о взаимодействии всех структур, входящих в общероссийское футбольное хозяйство. Достигнута договоренность, что в нормальной конструктивной обстановке мы проведем в октябре конференцию ПФЛ, на которой будут окончательно обсуждены вопросы создания премьер-лиги и возможного реформирования деятельности нашей ассоциации в рамках договорных отношений с РФС. Я был и остаюсь сторонником того, что ПФЛ — это единая система российских и любительских футбольных клубов, а в этой системе можно рассматривать любые преобразования, предложенные участниками ассоциаций ПФЛ. Я с уважением отношусь к мнению коллег из клубов высшего дивизиона, изъявивших желание создать премьер-лигу. Но в любом случае все эти преобразования будут рассмотрены в установленном порядке в рамках Лиги, в которую, напомню, входят 142 клуба — равноправных членов ассоциации. На ближайшем заседании, намеченном на 6 сентября, совет ПФЛ впервые рассмотрит вопрос о создании премьер-лиги. Полагаю, что эта инициатива заслуживает внимания, и если действительно назрели преобразования в системе нелюбительских клубов, то их надо осуществлять. Думаю, что у нас нет противоречий с клубами высшего дивизиона. Убежден, что в Лиге работают здравомыслящие руководители, заинтересованные в развитии российского футбола, и мы, надеюсь, найдем полное взаимопонимание по всем вопросам, обсуждаемым сегодня.

Что касается непосредственно премьер-лиги, то в высшем дивизионе действительно есть специфические особенности, которые связаны с жизнедеятельностью именно этой группы клубов. Это и реализация коммерческих прав, и иные параметры бюджета. Высший дивизион — наиболее видимая и интересная для любителей футбола группа клубов, выступающих в престижных международных соревнованиях. Думаю, мы найдем понимание в рамках премьер-лиги. И постараемся сохранить целостность системы ПФЛ.

— Николай Александрович, говорят, вы отказались баллотироваться на пост президента премьер-лиги.

— Я не баллотировался на пост президента премьер-лиги, хотя благодарен тем, кто выдвинул мою кандидатуру, но как действующий президент ПФЛ не имею права возглавлять эту организацию. Я должен выполнять обязанности, которые мне доверили все клубы нашей ассоциации. Считаю своим долгом соблюсти корректность и понимание того, что все 142 клуба — равноправные члены ассоциации ПФЛ и, следовательно, все должно разрешаться демократично, гласно, профессионально. В заключение хочу повторить, что мы очень уважительно относимся к мнению коллег из клубов высшего дивизиона и не намерены разжигать страсти. Наоборот, мы постараемся спокойно оценить сложившуюся ситуацию, сделаем все возможное, чтобы действия были направлены на укрепление российского футбола, на повышение его престижности. Убежден, что найдем полное взаимопонимание с коллегами, независимо от того, в каких дивизионах выступают их клубы.