Не так давно в Федерацию бокса России пришло письмо из Магнитогорска, в котором тренер спортивного клуба "Ринг Магнитки" А. Полунин "довел до сведения" президента ФБР Эдуарда Хусаинова, что он добровольно выходит из состава Исполкома созданной в апреле 2001 года Федерации бокса ФСО профсоюзов "Россия". Чуть раньше в ФБР позвонили президент Федерации бокса Дальнего Востока Евгений Тимофеев и заместитель председателя российской судейской коллегии, член судейской коллегии ЕАБА Сергей Бердник, которые сообщили о том, что вице-президент Федерации бокса Дальнего Востока, депутат краевой Думы Геннадий Мальцев с удивлением узнал о своем избрании в бюро Федерации бокса ФСО профсоюзов "Россия", и не собирается там работать, поскольку, во-первых, согласия на то не давал (и вообще на конференции, где его избрали, не присутствовал), а во-вторых, продолжает сотрудничество с Федерацией бокса России.

Вслед за коллегой из Магнитогорска отказался быть членом исполкома вышеупомянутой федерации тренер из Ивановской области Владимир Бушуев, о чем также письменно уведомил Федерацию бокса…

Свое негативное отношении к Федерации бокса ФСО профсоюзов "Россия" выразили Федерации бокса Самарской, Пермской, Кемеровской областей, Дагестана, Алтайского края. Отказались от предложений работать с ней президент межрегиональной Федерации бокса Урала, член Исполкома ФБР Евгений Вайнштейн и бизнесмен Гаджи Джамалудинов, старший брат бронзового призера Олимпийских игр-2000 Камиля Джамалудинова.

ПО ПРИНЦИПУ "БЕЗ МЕНЯ МЕНЯ ЖЕНИЛИ"

Эти примеры лишний раз убеждают, что в России по-прежнему существует четкое разделение труда: одни заваривают кашу, другие потом ее расхлебывают. В данном случае в роли инициативного "кашевара" выступил бывший первый вице-президент Федерации бокса России, глава администрации Ногинского района Московской области Владимир Лаптев, который, лишившись высокой должности в ФБР, решил создать собственную федерацию с бюро, с исполкомом — все, как положено. Что из того, что некоторые члены бюро ни сном ни духом не знали о том, что удостоены такой чести — Владимир Николаевич сам все за них решил, нисколько не сомневаясь, что они будут за это ему благодарны. Да и колеблющихся членов Исполкома убедил в том, что этот их шаг пойдет только на пользу отечественному любительскому боксу.

Те сначала согласились, а потом, поразмыслив в тихой домашней обстановке, написали отказные письма в Федерацию бокса России. А, например, новоявленный член бюро Федерации ФСО профсоюзов "Россия", депутат Законодательного собрания Красноярского края Виктор Зубарев только спустя несколько дней узнал о том, что создание этой организации не санкционировано Федерацией бокса России и, естественно, тоже пересмотрел свое решение там работать…

Вообще, у Владимира Николаевича Лаптева есть удивительная черта характера (выработанная, видимо, руководящей административной должностью): в любой ситуации не сомневаться в том, что его мнение является единственно правильным. Взять хотя бы историю с письмами, написанными зимой 2000 года (в бытность Лаптева первым вице-президентом Федерации бокса России) в адрес министра спорта России ведущими членами сборной страны (как-то: О. Саитов, А. Лебзяк, Р. Малахбеков, А. Малетин, А. Лезин, И. Разяпов) и их личными тренерами.

"Самое главное в деятельности вице-президента федерации Лаптева В.Н.— это создание ненормального психологического климата в главной команде, — говорилось в письме спортсменов. — Мы не верим ему. Мы не доверяем ему. Мы хотим, чтобы он вообще не касался дел сборной команды России, в которых он ничего не смыслит. Просим Вас воспользоваться правом федерального министра и отлучить некомпетентного вице-президента Лаптева В.Н. от принятия решений в вопросах олимпийской подготовки боксеров…"

"Нет, — ответил Лаптев, — заслуженные мастера спорта и заслуженные тренеры России по боксу ошибаются: мне лучше знать, компетентен ли я в делах сборной или нет" и, ничуть не сомневаясь, принял из рук президента ОКР Почетный знак "За заслуги в развитии олимпийского движения в России" в связи с собственным 55-летием.

"До свидания, Владимир Николаевич, — сказали ему летом 2000 года члены Исполкома Федерации бокса России, когда Лаптев, поняв, что его карта бита, добровольно отказался исполнять обязанности первого вице-президента ФБР. — В дальнейшем отечественный бокс не нуждается в ваших услугах: мы без вас справимся…"

"Как бы не так! Из бокса я никуда не уйду, поскольку нужен ему и обязан помогать, даже если меня об этом никто не просит", — решил для себя Лаптев. И начал помогать. Вот только со знаком минус, в оппозиции к обидевшей его Федерации бокса России (не случайно ведь подал на нее судебный иск за оскорбление чести и достоинства). Чего стоит один только так называемый альтернативный сбор юниорской "сборной России", организованный Владимиром Николаевичем и его единомышленником бывшим старшим тренером юниорской национальной сборной Геннадием Савиным в момент официального сбора настоящей команды перед первенством мира! Подобных прецедентов история нашего бокса еще не знала…

ВЫБОРЫ ПОД ДИКТАТ ПРЕЗИДИУМА

Появившаяся по инициативе Лаптева в апреле нынешнего года Федерация бокса ФСО профсоюзов "Россия" — из этой же серии. Все было сделано до примитивности просто. Во время традиционного юниорского международного турнира памяти призера Олимпийских игр 1964 года Станислава Сорокина собрали тренеров, приехавших в Ногинск вместе со своими спортсменами, объявили это собрание учредительной конференцией и создали вышеупомянутую федерацию (интересно, по какому принципу подбирались делегаты, ведь многие тренеры, оказавшиеся в Ногинске, знать не знали, что станут делегатами конференции?) Вот только пригласить на эту конференцию руководителей Федерации бокса России забыли. В ФБР до сих пор не знают, что за боксерская организация создана, на какой территории она призвана действовать, каковы основные задачи, поскольку на все ее законные просьбы предоставить учредительные документы пока никакой реакции.

"По свидетельствам ряда участников самой учредительной конференции и письмам, поступившим в Федерацию бокса России, у нас возникают обоснованные сомнения в легитимности образования профсоюзной организации боксеров, так как, по их мнению, там не соблюдались необходимые процедурные вопросы. Так, отдельные члены бюро Исполкома и Исполкома Федерации бокса профсоюзов утверждают, что они на учредительном собрании не присутствовали и своего согласия на выдвижение в руководящие органы Федерации бокса профсоюзов не давали. Часть из них отказываются работать в составе Исполкома, так как выборы проходили якобы под диктат президиума конференции.

Для выяснения названия, цели создания общественного объединения боксеров профсоюзов, организационно-правовой формы, структуры общественного объединения, руководящих и контрольно-ревизионных органов, территории, в пределах которой данное объединение осуществляет свою деятельность, просим вашего указания предоставить Федерации бокса России необходимые документы…" Это выдержка из повторного письма, направленного 17 августа исполнительным директором ФБР Анатолием Черкасовым президенту ЦС ФСО профсоюзов "Россия" Геннадию Шибаеву, но воз пока и ныне там. В этой связи, согласитесь, возникает естественный вопрос: а существуют ли сегодня такие документы в природе?

ПРОФСОЮЗНЫЕ СТРАСТИ В "ЛИПОВОЙ РОЩЕ"

Однако вернемся в Ногинск, в те апрельские дни, когда была образована эта федерация. Каждая мало-мальски уважающая себя организация, безусловно, не прочь громко заявить о себе с первых же дней образования. Создатели новой федерации в этом плане тоже были неоригинальны, благо и случай для этого подвернулся подходящий — надвигающееся первенство России среди юниоров в Волгограде. Но где взять команду, которая представила бы их в Волгограде? И тогда, не мудрствуя лукаво, Лаптев сотоварищи легко поменяли вывеску традиционного турнира памяти самого известного боксера Ногинска Станислава Сорокина: через десять дней после того, как эти соревнования завершились, они превратились в первенство ЦС ФСО профсоюзов "Россия", а его победители, решением Лаптева, получили право участвовать в первенстве России. Вот только право это оказалось в итоге липовым, поскольку бюро вице-президентов Федерация бокса России, разобравшись в ситуации, пришло к выводу, что ногинский турнир не имеет к зональным отборочным соревнованиям профсоюзных боксеров никакого отношения, и не допустила его победителей к участию во Всероссийском первенстве (о чем, к слову, своевременно всех оповестила).

В первом выпуске "Российского бокса" (от 26 мая 2001 года) мы подробнейшим образом рассказали о многочисленных грубейших нарушениях, допущенных организаторами турнира. Вопросов тогда было задано много. Почему в адрес ФБР не была своевременно представлена предварительная заявка сборной команды профсоюзов на участие в финальной части первенства России? Чем обоснован перенос зональных отборочных профсоюзных соревнований из Иркутска в Ногинск? Почему были отобраны путевки на поездку в Волгоград у боксеров шести весовых категорий, завоевавших их в Люберцах на турнире класса "А" памяти Ю. Капитонова? Почему не был согласован с ФБР состав судейской коллегии, ведь турнир обслуживало всего восемь судей (а в первые дни и вовсе шесть), двое из которых не имели на это права (один отбывает годичную дисквалификацию другой вообще не имел судейской категории)? Но все эти вопросы остались без ответов. В том числе, и самый главный: " За что пострадали юные боксеры, не допущенные к участию в первенстве России? Понес ли за это ответственность инициатор липовых профсоюзных соревнований?"

Тем более что для дагестанского боксера Юнуса Гамзатова и его личного тренера К. Курбанова, решившихся с подачи организаторов турнира в Ногинске на подлог (стартовав там как дагестанский боксер, Юнус закончил его в составе команды Ногинска), на этом беды не закончились. Как сообщил Федерации бокса России министр спорта Дагестана Ш. Шахов, выезд Гамзатова и Курбанова в Ногинск не был санкционирован Министерством по физической культуре и спорту Дагестана, Дагсоветом ФСО профсоюзов "Россия", поэтому принято решение о дисквалификации Гамзатова на один год. Курбанов получил строгий выговор…

АМБИЦИИ В БОЕВОЙ АМУНИЦИИ

Трудно сказать, дождется ли ФБР запрашиваемых у ЦС ФСО профсоюзов "Россия" документов (Шибаев, по крайней мере, пообещал), но уже сейчас картина во многом ясна. Лишившиеся своих должностей в Федерации бокса России (а главное — доступа к большому боксу), Лаптев и Савин пытаются создать новую федерацию… для себя как альтернативную организацию Федерации бокса России. Кто считает, что это не так, пусть ответит, почему же тогда она была образована в тайне от Федерации бокса России? Кто мешал Владимиру Николаевичу и Геннадию Ивановичу согласовать свое решение с ФБР? Они ведь прекрасно знают о том, что Федерации бокса России, в соответствии с договорами с Олимпийским комитетом России и Госкомитетом по физической культуре и спорту, предоставлено право управления и развития бокса в стране и ей, естественно, небезразлично, что происходит в каждой боксерской организации страны. Разве стали бы руководители ФБР возражать против организации, работающей в строгом соответствии с Уставом федерации и разделяющей ее интересы на благо отечественного бокса?

Но об этом пока можно только мечтать. Один из тренеров (не будем называть его фамилии) передал по секрету начальнику сборных команд России Валериану Соколову свой разговор с Савиным. "Наша федерация будет богаче Федерации бокса России, и скоро мы будем деньгами диктовать боксерскую моду в стране", — якобы сказал Геннадий Иванович.

Если это так, спрашивается: а разве Федерация бокса Россия сегодня не справляется со своими обязанностями? Судите сами. Первое командное место национальной сборной на Олимпийских играх в Сиднее, две золотые медали и второе место на чемпионате мира в Белфасте, первое командное место на юниорском первенстве мира в Будапеште (плюс победа над кубинцами в личных встречах), впечатляющий успех юношеской команды на европейских первенствах в Афинах и Ливерпуле, где в общей сложности завоевано 13 золотых медалей), безоговорочная победа женской сборной на европейском чемпионате во Франции. Добавьте к этому возросший престиж российского бокса в международных организациях (наших представителей наконец-то стали приглашать в комиссии АИБА и ЕАБА), появление бокса на экранах российского телевидения, работу с ветеранами (сегодня 23 человека получают пенсии Федерации бокса России) и, как говорится, можете делать выводы. Динамика роста очевидна. И в этой связи становится понятно, что Лаптевым и Савиным движут только личные амбиции, которые стоят вне интересов бокса и которые, в конце концов, могут привести их к полной изоляции от него.