К россиянке Елене Лиховцевой, ранее пробившейся в третий круг Открытого чемпионата США, накануне присоединились еще три представителя нашей страны. Прошлогодняя полуфиналистка US Open Елена Дементьева хоть слегка и потрепала нервы своим поклонникам, проиграв словачке Карине Хабсудовой второй сет, в конце концов все же сумела найти в себе силы на решительный выпад и в третьей партии буквально разгромила соперницу — 7:6 (7:5), 5:7, 6:0. А 19-летнему Михаилу Южному для победы над американцем Жаном-Мишелем Гэмбиллом так и не пришлось раскрывать все свои козыри. В середине второго сета из-за травмы американский теннисист отказался от дальнейшей борьбы. Куда тяжелее пришлось пробивать дорогу в третий круг соревнования Марату Сафину, сражавшемуся с хорватом Иваном Любичичем 3 часа 27 минут. Все четыре сета этого матча заканчивались на тай-брейке. Преимущество то и дело переходило из рук Сафина к Любичичу и обратно. Но в итоге наш спортсмен блестящим эйсом завершил поединок своей победой — 7:6 (7:5) 6:7 (2:7) 7:6 (7:5) 7:6 (7:5) и прошел в следующий круг, где встретится теперь с марокканцем Хишамом Арази.

После матча с хорватом Марат Сафин выглядел измотанным до предела, но в то же время весьма довольным тем, что переиграл такого серьезного противника.

— Чертовски трудный поединок! Вначале я немного волновался, но затем сумел успокоиться. Причем самой большой проблемой для меня стал ветер, который постоянно менял направление и скорость. В такой ситуации очень тяжело выступать против парня, который так здорово совершает подачи. Но в итоге я оказался более удачливым на тай-брейках, а последний и вовсе был почти что безупречным.

— Перед турниром вы сказали, что уверенность придет после того, как вы сможете одержать одну-две победы над серьезными противниками. Что вы скажете о своем боевом настрое после матча с Любичичем?

— Во-первых, я ужасно счастлив, что обыграл этого парня. В последнее время он выступает просто здорово, и я знаю, что в этом сезоне у него было несколько удачных матчей, которыми можно гордиться еще не один год. Для меня действительно очень важно было одержать успех в жесткой борьбе со своим противником. Надеюсь, что мой теннис возвращается. Каждый раз я чувствую себя на корте все лучше и лучше.

— Но каждый, кто видел матч с Любичичем, не мог не заметить, что вы пару раз упустили прекрасную возможность решить исход практически всех сетов еще до тай-брейка. Не специально же вы проигрывали эти очки?

— Нет, конечно, я старался выиграть партию как можно раньше, но повторюсь, мой противник слишком хорошо подавал в этом матче. И когда в первом сете у меня появился шанс сделать брейк, он тут же мобилизовался и вырвал гейм. А вот вторая партия стала настоящим издевательством. Я вел 4:2, но в итоге проиграл сет. Что произошло? Просто я полностью потерял концентрацию, и собраться потом мне было невероятно сложно.

— В прошлом году, особенно по ходу второй недели, вы несколько раз говорили о том, насколько важно во время поединков оставаться спокойным и не поддаваться на провокации соперника. В настоящее время холодная голова и трезвый рассудок также являются для вас ключом к успеху на этом турнире?

— С одной стороны, да. Но с другой, я вообще не хотел бы сравнивать себя с тем прошлогодним Сафиным, который творил на корте чудеса. Тогда я играл бесподобно, невероятно. Сегодня я далек от той психологической формы. По большому счету, сейчас мне надо начать с начала, с самых основ. Надо улучшить удары, надо стараться играть активнее и бороться за каждый мяч до конца. Вы можете кричать, бросать ракетки, но при этом побеждать. Если вы выигрываете подобные встречи, вы сразу же переходите на иной, более высокий, уровень, и уже в следующий раз ваше выступление будет еще увереннее и ярче.

— Насколько же трудно вам сдерживать на корте свои эмоции?

— Надо сказать, что за последнее время я добился в этом огромного прогресса. Например, во время матча с Любичичем я не сломал ни одной ракетки. Но иногда я сам себе удивляюсь: такие нелепые ошибки проскакивают! Тогда, естественно, я злюсь на себя, выплескивая энергию.

— В Гамбурге вы признались, что у вас с Матсом Виландером существует договор — за каждую сломанную ракетку вы должны выплачивать ему штраф в размере 100 долларов. Насколько богаче стал ваш тренер за это время?

— Это коммерческая тайна (смеется). Но за август я ему ничего не должен.

— Во время матча вы подзывали к себе врача. Как ваша нога?

— Спасибо, все нормально. На турнире в Лос-Анджелесе я действительно повредил колено. Это бывает при переходе с травы на хард. Но теперь я чувствую себя хорошо и могу двигаться по корту совершенно свободно.

— Марат, каждый теннисный поединок — это в каком-то смысле маленькая дуэль. Наверное, довольно тяжело сохранять хорошие отношения со своими постоянными соперниками вне корта?

— Все зависит от человека. С очень многими парнями я свободно общаюсь после матча в раздевалке, невзирая на то, что я ему только что проиграл или наоборот.

— А с кем из теннисистов вы больше всего дружите?

— С Денисом Головановым. Правда, мы с ним уже давно не играли в официальных матчах. Денис пробивался здесь, в Нью-Йорке, в основную сетку через квалификацию, и когда у меня была возможность, я приходил поболеть за друга.

— У поклонников тенниса уже сложился устойчивый миф о вашей любви к всевозможным вечеринкам. Вы действительно завсегдатай ночных клубов?

— Да нет. По большей части это выдумки журналистов. В прошлом, когда я был помоложе (смеется), я действительно любил развлекаться по ночам. Но после таких матчей, как с Любичичем, на ночной клуб уже просто не остается сил. Вообще должен заметить, что хорошо проводить время можно не только на дискотеках. Я, например, обожаю играть с друзьями в футбол, выезжать на природу или просто кататься по городу на машине с красивой девушкой.