во время разговора с одним из первых тренеров Сергея Перхуна — Виталием Спиридоновичем Мусиенко — я хотел поинтересоваться, кто же был самым близким другом Сережи в юношеской команде. Но слово "команда" я так и не успел сказать, поскольку сразу же после слова "друг" он мгновенно выпалил: "Отец! Это самый лучший и самый преданный друг Сергея!" Мы предлагаем вам воспоминания отца Сергея Перхуна.

  • Он у нас родился достаточно крепким мальчиком: вес 4 кг 800 г и рост 55 см, - говорит Владимир Сергеевич. - В два месяца ему уже давали чуть ли не полгода. В то время мы жили у моей мамы, а для него бабушки Раи. И когда Сережу пеленали и клали под стеночку, он начинал изо всех своих младенческих сил колотить ногами. Даже соседи удивлялись: "Какой у вас ребенок настырный!" Вот бабушка первой и сказала, что быть Сереже футболистом. Потом, естественно, гонял мяч во дворе. Это было у него в крови. Мы, конечно, не играли, но болельщиками были страстными.
  • Поначалу Сергей играл в обороне. Но после двух-трех месяцев занятий тренер пригласил меня к себе и спрашивает: "Владимир Сергеевич, а чем вы кормите Сережу? Что-то он стал тяжеловат. Сколько я его ни гоняю, он все равно пухленьким остается. Наверное, я его в ворота определю. Я вот попробовал его, и вроде неплохо получается. Вы не против?" Я, конечно, у сына спросил, и он вроде бы не возражал. А уже после двух-трех тренировок он ни за что не хотел играть в поле - только в воротах. Так ему это понравилось.
  • Первым его кумиром был Валерий Городов. В то время они подавали мячи за воротами на домашних матчах "Днепра", и после этих игр он не скрывал своего восхищения игрой этого голкипера. Когда уже подрос, появился пример среди заграничных вратарей - Шумахер. Но как вратарь он во многом состоялся благодаря Сергею Краковскому. До последних дней своей жизни он не уставал повторять: "Все, что я умею, я умею благодаря Краковскому".
  • Не скажу, что Сергей хватал звезды с неба, но на "четыре" учился стабильно, были даже и "пятерки". Он как-то сразу выделил два предмета: английский язык и географию. С ходу мог назвать не только столицу какой-либо страны, но и ее президента. Был у него к этому интерес. Не все, конечно, получалось, но старался не отставать.
  • Несмотря на то что футбол отбирал практически все время, были у Сергея и увлечения. У него неплохая коллекция денег, которую мы собирали вместе. Но особой нашей гордостью является коллекция марок на футбольную тему. Я страстный филателист, а Сергей мне привозил из поездок марки. В общем, получалось, что мы вместе их собирали. Хотя все равно я считаю, что это его коллекция, Сергея Перхуна. Не буду бахвалиться, но эта коллекция, наверное, самая большая в Украине на футбольную тему. В ней около 15 тысяч марок. Вы можете себе представить: практически на каждый чемпионат мира, начиная с самого первого, отведен целый кляссер, а на некоторые по три. Добавьте сюда Олимпийские игры, чемпионаты Европы. Правда, марки на футбольную тему посыпались как из рога изобилия только после 1966 года. Гордостью коллекции и предметом зависти является блок с изображением Пеле с 10-м номером. При этом имеется в виду не только десятый номер на футболке легендарного футболиста. Серийный номер этого блока 00…0010. Эта марка была изготовлена в Объединенных Арабских Эмиратах на золотой фольге.
  • Хочу вам сказать, что к будущей его жене Юле в институте проявляли такой интерес, что как-то он пришел домой и говорит мне: "Я не могу к ней подойти, потому что я ее боюсь". И когда у них все наконец-то случилось, это было событием для всех. Юля, может быть, постесняется об этом сказать, но любовь у них была какой-то необычной. Даже без слов было видно, как Сергей любит Юлю и как Юля любит его. Понимаете, я тоже люблю свою жену, но это не та любовь! У них все было словно в сказке.
  • У Сережи такой характер, что он легко сходится с людьми, поэтому со всеми футболистами у него были хорошие отношения. Но я вспоминаю прощание… Когда ребята подходили к гробу, дотрагивались до его руки, страшно смотреть было на Семака. Он долго не мог оторвать свою руку, она дрожала. Когда мы были в Москве, я видел, как сокрушается Садырин. Сейчас он винит себя и говорит, что лучше бы он его не брал. Но это судьба. Жена Садырина мне говорила, что приходит как-то Павел Федорович домой и говорит: "Таня, какого я вратаренка взял! Он будет, как Лев Яшин. У него есть все задатки". После этого она пошла на одну игру, на другую. И потом ни одного матча не пропускала. И стали ходить болельщики других команд на встречи ЦСКА только для того, чтобы посмотреть на Сережу. В Днепропетровск привезли большой ящик фанатских шарфиков. Как известно, в фанатской среде нет ничего более унизительного, чем когда с тебя срывают шарф с цветами твоей команды. Как рыцарь без меча, так фанат без шарфика. И вот в Москве я стал свидетелем того, как болельщики того же "Спартака" снимали с себя эти шарфики и клали у гроба Сергея. Это уже признание.
  • Я уже давно подумывал о том, чтобы начать писать эту книгу. У меня для этого есть все материалы, начиная с шестилетнего возраста. И, наверное, теперь точно напишу. Мой сын этого достоин.