В магнитогорском "Металлурге" появился новый защитник. Причем имя его хорошо известно у нас в стране, несмотря на семь лет выступлений в Америке. Завершив заокеанские странствия во "Флориде", 25-летний Ян Голубовский решил попробовать свои силы в составе чемпионов России и пока делает это с успехом.

Голубовский стал одним из спасителей уральцев в матче с уфимцами на Мемориале Ромазана (3:3), когда показал форвардам, как нужно забивать приехавшему, как и он, из-за океана вратарю Алексею Волкову. Видимо, Ян имеет свои ключи к голкиперам, прошедшим североамериканскую школу. Ведь не каждый из защитников рискнет при игре "4 на 4" подъехать на пятачок соперника, оголив тем самым тылы. Голубовский же пошел вперед и сравнял счет. Впрочем, элемент неожиданности присутствует не только в игре Яна, немало сюрпризов преподнесла ему и сама жизнь.

НОВОСИБИРСК - МОСКВА - ДЕТРОЙТ

Талантливый воспитанник новосибирской "Сибири" в 16 лет попал на карандаш селекционеров московского "Динамо" и в 1992 году перебрался в столицу.

— Тогда бело-голубых возглавлял Петр Воробьев, а одним из помощников был Зинэтула Билялетдинов, — вспоминает Ян Голубовский. — Первый сезон в "Динамо-2" прошел удачно, чувствовал: прибавляю. Перед началом следующего мне говорили: "Ты на подходе к основе, готовься!" Но шанса так и не давали. Все как-то резко изменилось, я еще на предсезонке понял, что ставку на меня не делают, играть в "Динамо" не дадут. Прошло полсезона-1993/94, и тут в январе подоспело предложение от Валерия Гущина из ЦСКА. Я с удовольствием его принял, о чем и сейчас ничуть не жалею. Главного тренера Виктора Тихонова считаю безусловным профессионалом, мне многое удалось почерпнуть у него и в технике, и в тактике и физически прибавил. Что и говорить, Виктор Васильевич — великий тренер.

Правда, решение о переходе мне далось непросто. Со стороны "Динамо" за меня началась прямо-таки борьба, никак не давали санкции на переход, запретив мне выступать за ЦСКА. Основной вопрос как будто упирался в сумму компенсации, однако глубинные причины, видимо, были иные. Жаль, что так и не удалось сыграть за ЦСКА в чемпионате России, — сокрушается Ян, — хотя ездил с армейцами в турне по Северной Америке. Фактически я потерял вторую половину сезона, так как вообще не играл. Жесткая позиция "Динамо", не дававшая возможности мне выступать и на следующий год, вынудила меня уехать за рубеж.

В начале сезона-1994/95 Ян в составе юношеской сборной участвовал в "Турнире четырех" в Швеции. После его окончания прямо из Скандинавии он улетел в Детройт. Ведь "Уингз" незадолго до этого выбрал россиянина в первом раунде драфта под 23-м номером.

— Здесь кое-кто почему-то попытался представить ситуацию так, будто я просто сбежал за океан. Тогда модно было, что ли, выставить игрока изменником Родины. Это неправда, никуда я не убегал. Об отъезде говорил Гущину, а в юношеской сборной после турнира в Швеции мне сам лично отдал паспорт наш наставник Игорь Дмитриев, при этом пожелав удачи. Конечно, Игорь Ефимович звонил и в Москву, прекрасно зная, что я заключил трехлетний контракт с "Детройтом".

В НХЛ НЕТ ЛОГИКИ

Однако в НХЛ карьера у Яна не сложилась. Сначала он три года провел в АХЛ в "Адирондаке", фарм-клубе "Детройта". В сезоне-1997/98 дебютировал в "Красных крыльях", где три следующие года появлялся эпизодически, набрав за 50 матчей 6 (1+5) очков. 28 декабря прошлого года Голубовский проследовал во "Флориду" в обмен на своего бывшего одноклубника Игоря Ларионова, возвратившегося в "Детройт". Но и в "Пантерз" проявить себя ему так и не дали, предоставив возможность выступить лишь в шести поединках.

— Уезжая в "Детройт", я и представить не мог, что это команда не для молодых. Наставник клуба Скотти Боумэн слишком уж неравнодушен к ветеранам. Простой пример: в позапрошлом сезоне я прибавлял с каждой игрой, это было заметно всем. Но как только забил гол в матче с "Чикаго"… сразу очутился вне основной команды на два месяца. В НХЛ правят бал политика и деньги, там абсолютно нет логики. Тот, кто пытается анализировать, искать правду, как поначалу делал я, обречен на провал. В первом сезоне в НХЛ в 1997/98 г. я удачно играл два месяца, но выздоравливали опытные защитники, и меня сразу отправляли в фарм-клуб. В следующем году начинал хорошо, но дело сперва ограничилось двумя месяцами, потом вновь вызвали в основу, но и тогда продержался не больше 80 дней. Правда, в целом вышло больше полсезона. В чемпионате-1999/2000 в "Детройте" я провел уже полный сезон, но сыграл лишь 21 встречу, зачастую даже не раздеваясь на матч. Доходило до смешного. Помню, успешно провел два поединка с "Рейнджерс", отдал передачу, но накануне очередного матча оказался за бортом. Ко мне подошел Челиос: "Не переживай, даже если бы ты забросил трижды, все равно оказался бы вне состава, такова жизнь". Оказалось, закончилась дисквалификация у защитника Дюшена. Все просто знали, что я приходил на помощь в тяжелые минуты и не подводил. Такова была там моя роль…

"МАГНИТКА" СТАЛА РОДНЫМ ДОМОМ

Неудивительно, что этим летом Голубовский решил возобновить свою так и не состоявшуюся пока карьеру в России.

— Желание играть на родине пришло в середине прошлого сезона, когда я очутился во Флориде, — говорит Ян Голубовский. — Уровень хоккея у нас в последнее время значительно вырос, в этом я уже успел убедиться воочию. Летом, приехав в Новосибирск, сразу попросил своего агента подыскать мне хорошую команду в России. До этого он говорил, что мною интересовались в Омске и Тольятти. За один день ему удалось договориться с "Магниткой", а я не раздумывал ни минуты, хотя привык в жизни все обстоятельно взвешивать. Почему? Симпатизирую магнитогорцам давно, нравится их атакующий, быстрый, умный хоккей. У меня в Америке стояла "тарелка" НТВ+ и я с удовольствием следил за матчами российского чемпионата.

— На что настроил вас наставник "сталеваров" Валерий Белоусов?

— Главная задача — наладить действия в обороне, а уж потом подключаться к атаке. От меня требуется быстрый первый пас, ни в коем случае не передерживать шайбу, иначе захлебывается контратака. Все это мне по силам, однако пока чувствую себя немного не в своей тарелке, хотя и забросил две шайбы - в одном из товарищеских матчей в Финляндии и в поединке Мемориала Ромазана (хотя, по сути, Ян защитник больше оборонительного плана. — Г.Н.). Все-таки американский хоккей и европейский — абсолютно разные вещи. Отличаются размеры площадки, в России нет красной линии, а это ведь очень существенно. При вбросе шайбы в чужую зону я сломя голову бежал закрывать борт, здесь такого нет, ибо тебя легко могут отрезать одним точным дальним пасом. Есть и другие нюансы. Впрочем, я абсолютно уверен, что со временем адаптируюсь. Хочу поднять свою игру на более высокий уровень, с такими мастерами, как в "Магнитке", сделать это, уверен, гораздо проще. Более того, в "Металлурге" я буду на виду, оттуда легче попасть в национальную сборную. Ведь мне только 25, считаю, для сборной совсем не потерян. Готов к встрече с Борисом Михайловым и в этом сезоне, а уж о мечте попасть на чемпионат мира, тем более на Олимпиаду, нечего и говорить.

— Вы всерьез о Солт-Лейк-Сити?

— Я ведь в сезоне-1997/98 играл в одной паре с главным тренером олимпийской сборной Вячеславом Фетисовым. Помню, он мне всячески помогал в игре, делился опытом, взаимопонимание у нас было превосходное. В олимпийской сборной, по моему мнению, необходим баланс между энхаэловцами и хоккеистами Суперлиги. Простой пример — чехи, которые выиграли в Нагано-98 именно благодаря такому оптимальному сочетанию. Ведь в команде должны быть не только всего добившиеся, сытые звезды. Необходима амбициозная молодежь, которая стала бы катализатором успеха.

P.S. Борис Михайлов сказал, что видит Голубовского одним из потенциальных кандидатов в сборную.