В последнее время на радиоволне 90,8, где многочисленные любители спорта привыкли регулярно узнавать самые оперативные спортивные новости в исполнении команды "Спорт-FM", творилось что-то странное. Полторы недели назад главный редактор радиостанции Александр Елисейкин объявил в прямом эфире о прекращении работы станции. После этого новости продолжали еще некоторое время выходить в эфир, прерываемые, правда, все более затягивающимися музыкальными паузами. Наконец, в понедельник радиопередатчик, расположенный где-то в подмосковной Балашихе, был отключен. В эфире наступила тишина.

ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ

Положение спорта в России трудно охарактеризовать простыми словами. С одной стороны, начинают понемногу оживать спортшколы, приходят в себя после полного безденежья федерации и сборные команды по многим видам спорта. С другой - на телевидении спорт стал не просто редким, но и (складывается впечатление) нежеланным гостем, в ежедневных газетах он чаще всего находится на положении бедного родственника, а вот уже вторая попытка создать спортивную радиостанцию терпит неудачу.

Многим читателям еще памятны события 1999 года, когда "Радиоспорт" в короткое время был вытеснен со своей волны громкой музыкой "Русского хита". Для большинства болельщиков это было настолько нелепо и нелогично, что скорое появление в эфире "Спорт-FM" многие расценили как рокировку, решив, что двум спортивным радиостанциям в эфире делать нечего и поэтому от "Радиоспорта" конкуренты предпочли избавиться заранее.

Спустя полтора года история повторяется. В понедельник около 20 сотрудников радиостанции пришли в Пресненский межмуниципальный суд с иском о незаконности закрытия и требованием выплатить им заработную плату за последние шесть месяцев.

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

О том, что творится в радиоэфире и вне его, корреспонденту "Советского спорта" рассказали сотрудники радио. Вот мнение экс-программного директора "Спорт-FM" Максима Демкова.

— Предвидеть проблемы нашей радиостанции было нетрудно. После того как в начале лета мы перешли к другим владельцам, наш генеральный директор обрисовал им имевшийся круг проблем и сказал, что если в течение месяца по этому поводу не будет принято никаких решений, он подаст в отставку. Свое обещание он сдержал, и с 27 июля мы обходимся без генерального директора. С тех пор мы лишь по доходившим до нас слухам узнавали о собственных перспективах, продолжая, однако, работать. За это время никто из представителей наших новых хозяев к нам не приходил. При этом возникали некоторые идеи дальнейшего развития. Одна из них принадлежала генеральному продюсеру нашей станции, выходцу из "Русского радио" Степану Строеву. Его предложением было создание на нашей частоте еще одной музыкальной станции. Будучи достаточно пробивным по натуре человеком, он сумел не только повидаться с новым руководством, но и организовать ему встречу с гендиректором "РДВ", на которой Степан излагал свое мнение по поводу нашего будущего. Беседа носила частный характер, но направление мыслей Строева, зная его активную нелюбовь к спорту, угадать несложно.

Мы все это время продолжали трудиться дальше и, в целом, к существующему безденежью сумели приспособиться. Поэтому выступление Елисейкина, объявившего в прямом эфире о закрытии станции, стало довольно неприятной неожиданностью. Мы пытались поговорить с ним, убедить в поспешности такого заявления, но он сделал то, что сделал. Получилось, что, не говоря ни слова о трудностях, переживаемых творческим коллективом (а об этом можно было говорить постоянно в течение почти полугода), главный редактор просто закрыл радиостанцию. Произошел раскол, в результате которого творческий коллектив обивает сейчас пороги суда, а Елисейкин и несколько его союзников как бы отстранились от всего и готовятся к тендеру на право вещания на этой волне с новой, судя по всему, командой журналистов.

БОЛЬШЕ 200 ДОЛЛАРОВ НЕ ПОЛУЧАЛ НИКТО

Кстати, если говорить об аналогиях, то нынешнее штатное расписание "Спорт-FM" представляет собой точную копию "Радиоспорта". В этом расписании есть очевидные просчеты в сторону "нетворческих" единиц, которых на радиостанции довольно много. За время, пока мы выживали в одиночку, нам удалось опытным путем дойти до того, что качественный эфирный продукт можно создавать силами гораздо меньших людей. Кроме того, серьезные недостатки у нас были в работе коммерческой службы. Учитывая эти обстоятельства, мы рассчитывали, что за полгода сумеем самостоятельно достичь рентабельности. Если говорить предметно, то за октябрь-ноябрь наша рекламная служба вполне могла заключить необходимые рекламные соглашения, чего наш коммерческий директор в прошлом году вообще не сделал. Первые результаты нашей деятельности были видны уже летом. Нас ведь на месяц уже отключали от эфира. Официально была озвучена версия о том, что ураган поломал нам антенну, но на самом деле мы в течение недели искали 8000 долларов, для того чтобы проплатить два месяца вещания. Что касается нашей живучести, то скажу лишь о том, что в течение полугода никто из сотрудников не получал в месяц больше 200 долларов. Кто-то работал в нескольких местах, кто-то терпел, кто-то (в их числе я) подрабатывал частным извозом. Люди продолжали работать даже в таких условиях.

К вопросу о "рейтинговости" - когда Елисейкин объявлял о закрытии радиостанции, буквально на пять минут (наш главный редактор отчего-то боялся общения в прямом эфире) была включена прямая линия. Первый позвонивший предложил сделать канал платным и скидываться по 10 долларов, а второй сказал, что с трудом пережил закрытие "Радиоспорта" и закрытие "Спорт-FM" доконает всех окончательно".

Ведущий теннисный обозреватель радиостанции Дмитрий Калугин в суд не пришел. Не потому, что ему безразлично будущее "Спорт-FM", а потому, что как внештатный корреспондент на выплату ему денег за полгода работы даже не надеется.

— Очень обидно, что радиостанция прекратила вещание, - сказал он по телефону. - Умные и умеющие работать люди в течение двух лет создавали хорошую радиостанцию, и теперь все это уходит непонятно куда. Парадокс. В США функционируют более 100 спортивных радиостанций, а в России вот уже пять лет не могут сделать хотя бы одну".

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Сама процедура принятия исков прошла довольно быстро и носила исключительно формальный характер. Работники радиостанции заходили в кабинет судьи и оставляли там свои заявления. Наш фотограф попросил всех собраться на крыльце и хотел сделать общий снимок. Некоторые отказались, сказав, что их могут увидеть коллеги по другим местам работы. Удивление от такого признания не проходило довольно долго - людям, зарабатывающим деньги где-то совсем в других местах, была настолько небезразлична судьба их бедного детища, что ради него они пошли в суд в свое рабочее время.

Хочется надеяться, что судьба единственной в России спортивной радиостанции волнует не только журналистов. Наша газета готова предоставить на своих страницах место для всех, кто имеет по этому поводу собственное мнение, а читателям, надо полагать, будет интересна позиция и главного редактора "Спорт-FM", и тех, от кого зависит будущее спорта на радио.