Возвращение в Россию форварда Андрея Коваленко, который сейчас защищает цвета ярославского "Локомотива", обещает стать одним из самых ярких событий нашего чемпионата. Ведь фигура олимпийского чемпиона-92 столь неоднозначна, сколь и многообещающа. Несмотря на ощутимую разницу в манере игры за океаном, где долгое время выступал Андрей, он уже практически адаптировался и даже вошел в символическую сборную на недавнем Мемориале Ромазана в Магнитогорске.

Словом, ожидают от Андрея многого. Как-никак Коваленко прошел школу Виктора Тихонова в компании с легендарными армейскими игроками, да к тому же изрядно покоптил заокеанские просторы. Он, безусловно, интересен российскому зрителю, и тот ждет от звезды настоящего, боевого возвращения на родину. Совсем не такого, какое было в печальном мае 2000 года, когда форвард вкупе с еще тринадцатью энхаэловцами поехал на чемпионат мира в Санкт-Петербург спасать Россию…

ОТ СБОРНОЙ НЕ ОТКАЗЫВАЛСЯ НИКОГДА

Вспоминается прибытие олимпийского чемпиона Альбервиля-92 Андрея Коваленко в Москву накануне ЧМ-2000. Разгоряченный и соскучившийся по льду хоккеист первым делом помчался на базу сборной в Новогорск. Подумалось тогда: какой запал у энхаэловцев! Но итогами выступления в Питере Андрея, как и всей нашей сборной в целом, остались довольны немногие, ибо он себя там ничем особенным не проявил.

— Спешил тогда сборной помогать, — говорит Андрей Коваленко. — Ведь сколько мы не были чемпионами мира? У меня в коллекции, кстати, так пока подобного звания и нет. В победном для нас Мюнхене-93 лишь присутствовал на финале. Помню, встретились тогда с главным тренером Борисом Михайловым прямо в лифте гостиницы, а он: "Коваленко! Давай выходи на финальный матч!" Фактически только сойдя с трапа прилетевшего из Канады самолета, я все же не растерялся: "Да хоть сейчас!" Хотя оба мы прекрасно понимали, что это лишь мечты, ведь тогда перезаявок на финальный этап даже не предусматривалось.

— Помните, сколько нареканий было после провального ЧМ в Питере относительно ваших поездок за океан прямо накануне старта турнира? Кто-то сетовал и на то, что с момента окончания регулярного чемпионата до приезда в Россию многие энхаэловцы, в том числе и вы, ни разу не стояли на льду и потому, мол, вас не следовало тогда приглашать в сборную.

— Да, буквально перед тем питерским ЧМ мне нужно было на несколько дней по личным делам слетать в Америку. Думал, придется пропустить стартовую игру с французами, но успел на нее. Увы, по-другому я тогда поступить не мог, ибо вынужден был решать семейные проблемы. Не прилететь в Канаду на заседание судебного процесса я просто не мог, и об этом заранее поставил в известность главного тренера сборной России Александра Якушева. Если бы я не был нужен, мне могли бы так и сказать, а делать, простите, козлом отпущения за питерский провал кого-то из игроков - меня или, к примеру, Максима Галанова, невольно забросившего шайбу в свои ворота, неправильно. У нас была команда, и вся она сыграла, увы, неудачно.

— Контракт с "Каролиной" у вас тогда истек, а вы все же приехали играть в сборную. О подобной смелости потом мало кто вспоминал…

— А чего мне было бояться? Мы, мужчины, играем в хоккей, а не в шахматы, и этим все сказано. Кто застрахован от травмы? Я ведь мог ее получить на любой тренировке, в предсезонке, играя в теннис или футбол и даже сидя на стуле. Решение я принимал, не колеблясь, ведь главным для меня на тот момент было помочь сборной России. Вы же знаете, что от подобных приглашений я никогда не отказывался.

— То есть если Борис Михайлов позовет вас присягнуть нашей дружине уже в этом сезоне…

— …Да, именно помчусь в Новогорск первым же рейсом. Только бы пригласил, тогда уж обязательно постараюсь искупить вину за провал в городе на Неве заброшенными шайбами и продуктивной игрой.

САГА ОБ НХЛ

— Помните, когда мы разговаривали накануне ЧМ-2000, вы так и сказали: "На будущий сезон планирую играть в России, в родном ЦСКА!", чем вызвали немалый переполох в стане болельщиков.

— А почему вы удивляетесь? Именно так я и сказал! Изрядно надоели личные проблемы за океаном, хотелось вернуться на родину. Думал, в ЦСКА мне дорога. Но так сложилось, что я заключил контракт с "Бостоном" и остался в Америке. Ведь я говорил тогда, что за спасибо играть не стану, и не исключал вариант соглашения с российским клубом-олигархом. Так и произошло, правда, лишь спустя год. Нынешним летом я оказался в "Локомотиве", о чем ни капельки не жалею. Здесь мне значительно легче и в психологическом плане.

— Постойте, но ведь до этого вы приезжали в "Ладу". Поговаривали, будто вы испугались жесткого стиля руководства нового наставника тольяттинцев Петра Воробьева, потому и умчались в стан железнодорожников…

— Ну, это все выдумки! Я действительно приезжал в Тольятти и вел переговоры, но только два дня. Был и на похоронах Славы Безукладникова… Уехал, даже не зная, что тренером "Лады" будет назначен Петр Ильич, так что упрекать меня в какой-то боязни по крайней мере просто бессмысленно. Просто мы не договорились, и я отправился в Ярославль, поверив руководству "Локомотива", серьезно занятого хоккеем в городе. Верю, что наша команда вполне может стать чемпионом, и эта задача мне оказалась по душе. Ведь я никогда тяжелой работы не боялся. У Тихонова в ЦСКА такие были занятия, никому медом бы не показались. По молодости, попав в команду в 1989-м, еле ноги до кровати доносил. Конечно, тогда в армейской команде была железная дисциплина, но был и результат.

— И как вам атмосфера и бытовые условия в новом клубе?

— Я не собираюсь сравнивать их с теми, что были у меня за океаном, о тех я уже забыл. Отлично помню не самые прекрасные условия, в которых я рос, воспитывался. Знаю, что я приехал домой, и о привередливости нет и речи.

— Насколько вас занимает внимание болельщиков? Ведь в Ярославле, насколько мне известно, к вам относятся с особым вниманием и сейчас, до начала чемпионата России.

— Нормальное явление - ответить на желание людей получить автограф или подарить свою карточку, какой-нибудь иной небольшой хоккейный сувенир. Впрочем, если вы имеете в виду девушек (хитро улыбается)… Да, глазки иногда строят, это бывает, но я женат, а потому отвечать взаимностью не имею права.

— К вам действительно после тренировок подходят милые представительницы прекрасного пола и предлагают познакомиться поближе?

— Предпочту не отвечать… Впрочем, правила знакомства, приличия раньше, до моего отъезда, были совершенно другими. Сейчас произошел некий перекос, по-моему, в сторону большей откровенности. Может быть, я в этом немного старомоден, но меня подобное поначалу просто шокировало. Да и подзабыл я, признаться, как это уже делается, слишком давно знакомился в последний раз. Тем не менее я совсем не "старый гвардеец", и внимание девушек мне, конечно, приятно… За океаном внимание публики и журналистов чувствовалось лишь во время чемпионата, а после него о тебе как будто все забывали. У нас не так, и это здорово. Кстати, чем не еще одна причина для возвращения на родину?

— Удалось ли вам реализовать себя полностью в НХЛ? Ваши ожидания, которые вы питали, молодым игроком уезжая за океан, оправдались?

— Какие-то надежды сбылись, о каких-то лучше и не вспоминать, ведь по молодости в мечтах представляешь себе чуть ли не сказочные горы. Уезжая осенью 1992 года, когда в финале чемпионата мой ЦСКА проиграл динамовцам, я рассчитывал показать себя в чужой стране, доказать, что наша школа хоккея - лучшая в мире. Пусть за девять сезонов я сменил шесть команд, но в целом сложившейся за океаном карьерой остался доволен.

СУДЬБА ПОДАРИЛА ДВЕ ОЛЬГИ

— Немало писалось о претензиях к вам первой супруги Ольги Марченко…

— Проблему пытались раздуть искусственно. Я развелся с первой женой в России больше шести лет назад, платил ей установленную нашим судом сумму алиментов на детей (у Андрея тройня, детям скоро исполнится семь лет. - Г.Н.). Но бывшая супруга, найдя щелки в канадском законодательстве, изъявила желание развестись по "их" законам, то есть второй раз! Естественно, это не добавляло настроения, накладывало отпечаток на игру. Сейчас я женат второй раз, супругу опять зовут Ольга, сыну скоро два года, и не хочу, чтобы мне мешали спокойно жить.

— Родители ваши по-прежнему живут в Нижегородской области?

— Так и есть, их поддержку я ощущаю постоянно. Но сам я родился и рос в Балаково Саратовской области, там и встал впервые на коньки. Только когда мне, совсем юнцу, предложили переехать в горьковское "Торпедо", вся семья нашла новое место жительства, поменяв квартиру. Так вот и отыграл в командах мастеров уже 13 лет и отправляться на пенсию пока не собираюсь!