Практически все современные гонщики "Формулы-1" называют одной из своих любимых трасс бельгийскую "Спа-Франкошам". Она скоростная и в то же время извилистая, поэтому у пилота появляется возможность не только показать всю мощь мотора, но и проявить свое мастерство вождения. Однако, с другой стороны, трудно сейчас найти гонщика, который не попадал бы в Спа в аварию. Сколько ни перестраивали трассу, она по-прежнему остается одной из самых опасных.

ЖАК ТРОИЦУ ЛЮБИТ

Есть такое выражение "умный учится на чужих ошибках, а дурак - на своих". Интересно, к какой категории отнести канадца Жака Вильнева, который, несмотря на свои многочисленные аварии и трагическую гибель отца на "Гран-при Бельгии"-82, продолжает испытывать терпение судьбы, штурмуя на предельной скорости поворот "О Руж" ("Красная вода")? "Спа — великолепная трасса, и я просто обожаю гоняться на ней, — говорит Жак. — Здесь отличные повороты и захватывающие перепады высот, а скорости настолько высоки, что когда мчишься по дорожке, чувствуешь, как колотится твое сердце".

Любовь Жака Вильнева к "О Руж" выглядит довольно странной и несколько натянутой, ведь именно в этом повороте канадец трижды попадал в серьезные аварии. Первая произошла в 1998 году на пятничной свободной практике. Сразу после входа в поворот машину Жака повело в сторону, на огромной скорости болид развернулся и врезался в отбойник из покрышек. Возникли опасения за жизнь канадца, поскольку он не сразу вылез из кокпита, но все обошлось. Вильнев даже слегка пошутил: "У меня все нормально, это было даже интересно". Через год история повторилась. Вновь на свободной практике Жак на скорости свыше 285 км/час вылетел в "Красной воде". На этот раз автомобиль врезался во внешнюю часть отбойника из покрышек, после чего перевернулся. Удар был такой силы, что у спортсмена даже сместились контактные линзы. Лидеру "БАРа" повезло, он сразу же выбрался из болида и направился в боксы за запасной машиной. На следующий день в квалификации руководителям "БАРа" и вовсе впору было лезть в петлю. Ведь на сей раз болид разбил не только канадец, но и его напарник бразилец Рикардо Зонта. Жак, конечно, в таких случаях хорохорится и пытается выглядеть героем, но когда дело касается других, как это было в Мельбурне в этом году, когда после столкновения Вильнева с Ральфом Шумахером погиб маршал, канадец становится мрачнее тучи.

ПРОКЛЯТЬЕ СЕМЕЙСТВА ВИЛЬНЕВЫХ

Бельгия каким-то мистическим образом стала настоящим проклятьем для семейства Вильневых. Хорошо, что попадающему в многочисленные передряги Жаку удается остаться в живых. А вот его отец на другой бельгийской трассе, "Зольдер", спор с судьбой проиграл. 8 мая 1982 года проходили квалификационные заезды перед очередным "Гран-при Бельгии". До конца сессии оставалось чуть больше 10 минут. Промежуточную поул-позишн занимал француз Дидье Пирони, и Жиль Вильнев во что бы то ни стало хотел опередить своего партнера по "Феррари". Канадца уже вызвали в боксы, так как у него было на исходе горючее и изрядно обтрепались шины. В те годы еще не было ограничения скорости езды на пит-лейне, и Вильнев всегда залетал в боксы как сумасшедший. Неожиданно на его пути возник медленно идущий "Марч" Йохена Масса. Жиль ушел вправо, пытаясь обогнать, но Масс, уступая дорогу "Феррари", дернул руль в ту же сторону. Алый болид взмыл в воздух, словно истребитель, закувыркался по полосе безопасности и начал распадаться на части. Останки автомобиля оказались разбросанными в радиусе 50 метров от места столкновения. Страшная сила, срезав крепления ремней безопасности, вытолкнула Жиля из кокпита, причем шлем отлетел далеко от тела гонщика. Врачи прибыли мгновенно и пытались привести Вильнева в чувство массажем сердца и искусственным дыханием. Все было тщетно — тем же вечером он скончался в больнице.

БЕЛЬГИЙСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

"Большой приз Бельгии" начал разыгрываться в Арденнских горах на треугольном маршруте между знаменитым курортом Спа и деревушкой Франкошам еще с двадцатых годов. Трасса проходила по обычному шоссе с множеством подъемов, опасных крутых спусков и узкими поворотами. В июне 1939 года во время очередной гонки дождь лил как из ведра. Это был не просто ливень - с неба низвергался настоящий водопад. Проходя опасный поворот Ля Сурс, англичанин Ричард Симэн, слегка превысив допустимую скорость, задел внутренний барьер. Машину занесло, торможение и маневрирование рулем не помогло, и автомобиль, врезавшись задом в дерево, мгновенно вспыхнул багровым пламенем. Тщетно Симэн пытался снять рулевое колесо - затвор заклинило. И беспомощный гонщик сгорел в этой смертельной ловушке заживо.

СЛОМАВШЕМУ НОГИ МОССУ ПОВЕЗЛО

Знаменитый шотландец Джим Кларк побеждал в Спа четыре раза подряд, однако эту гонку он просто ненавидел. В 1960 году он стал одним из участников трагедии, развернувшейся на трассе, причем, как это часто бывает в Арденнах, всему происходящему аккомпанировал дождь. Уже на первом же круге в аварию попали Стирлинг Мосс и Майк Тейлор, но оба отделались лишь переломами ног. А вот 26-летнему британцу Алану Стейси не повезло — ему на огромной скорости прямо в лицо угодила птица, и пилот, потеряв сознание, разбился насмерть об ограждение. Чуть ранее его соотечественнику 22-летнему Крису Бристоу и вовсе практически оторвало голову после аварии. Машина Джима Кларка, ехавшая позади Бристоу, оказалась вся залита кровью, и после финиша посеревший от шока гонщик только и смог вымолвить: "Господи Боже, когда-нибудь это может быть моя собственная кровь". "Летучий шотландец" напророчил себе печальный конец: через восемь лет он разбился на скоростной трассе "Хоккенхаймринг".

В 1966 году уже на первом круге количество участников "Гран-при Бельгии" сократилось вдвое. Семь пилотов побывали в аварии, а у Джима Кларка отказал двигатель. Эта гонка могла стать последней для еще одного шотландца Джеки Стюарта. Его "БРМ", врезавшийся в ограждение, переломился пополам, а пилот застрял в кабине, так же, как в 30-е годы Дэвид Симэн. При этом из лопнувших бензобаков стало разливаться топливо, а Стюарт оказался сидящим в "гремучей ванне". Малейшая искра - и мир никогда бы не услышал о "Летучем шотландце-2". Первым на помощь Джеки устремился его товарищ по команде Грэхэм Хилл, который вместе с маршалами спас своего партнера от гибели. Через несколько месяцев Джеки вновь вернулся на гоночные трассы, став настоящим подвижником идеи обеспечения безопасности участников автогонок.

НУЛЕВАЯ ВИДИМОСТЬ

Волна борьбы за безопасность, которую начал Стюарт, спасла жизни не одному десятку гонщиков. И яркий тому пример — "Гран-при Бельгии"-98, когда на старте заезда сразу 14 машин попали в завал, причем 12 из них получили фатальные повреждения, и только по невероятному стечению обстоятельств никто из гонщиков серьезно не пострадал. Повторный старт (уже без Оливье Паниса, Мики Сало, Рикардо Россета и Рубенса Баррикелло) был дан только через 50 с небольшим минут. Именно столько времени понадобилось маршалам и пожарным, чтобы очистить трассу. Однако и на этот раз не обошлось без столкновений, в которых оказались задействованными еще и оба "Макларена". Причем на этом приключения отставшего на круг от основного пелетона Култхарда еще не закончились. На 25-м круге его собирался обойти лидировавший к тому моменту Михаэль Шумахер, но из-за сплошной пелены водяных брызг видимость на трассе стала нулевой и, чуть-чуть не рассчитав, немец на всей скорости врезался сзади в болид шотландца. Наверное, Шумахер еще очень долго обвинял бы Култхарда в случившемся, если бы во время пятничной свободной практики накануне нынешнего "Гран-при Бельгии" точно в такой же ситуации не налетел на "Ягуар" Педро де ла Росы.