Сказать, что Руслан Нигматуллин стал героем встречи с "Тиролем", значит не сказать ничего. Потому что именно ему команда во многом обязана тем, что во вторник ей предстоит игра с "Андерлехтом", а не с "Викторией" из Жижкова.

— Я действительно осознаю, что мы сделали великое дело, — говорит Руслан. — Вся страна за нас болела, и мы это чувствовали. Знали, как России нужна эта победа. Да, хоть мы и проиграли, я могу назвать это победой. Нашей общей победой. Ведь это была не просто переигровка. Был сделан плевок в сторону России. Ответить на него мы могли только нашей игрой на футбольном поле.

— Если в двух словах, что почувствовали сразу по окончании матча?

— Огромный приступ счастья. Возможно, в тот момент я был самым счастливым человеком на земле.

— Сразу после финального свистка вы повернулись к фанатской трибуне "Тироля" и сделали несколько выразительных жестов руками…

— Не знаю, как это выглядело со стороны, но ничего пошлого я показать им не хотел. Меня просто переполняла радость. Я повернулся и просигнализировал им: "И все-таки мы вас сделали!" А через несколько секунд, когда эмоции немного поостыли, поблагодарил фанов "Тироля" за то, что они так здорово болели.

— Но ведь они болели против вас. Да еще так яростно!

— Ну и что! Меня это не смущает, наоборот, я просто обожаю, когда трибуны бурлят. Чувствую себя настоящим римским гладиатором. Это, поверьте, так здорово! К тому же я не понимал, что конкретно скандировали тирольские болельщики. Вот, если бы они галдели по-английски, может быть, и распознал бы смысл их кричалок. А вот немецким не владею. Хотя и так было ясно, что ничего положительного в наш адрес они не кричали. (Улыбается.)

— Какой момент матча был самым сложным для вас?

— Да вся игра получилась не сахар. Но особенно — второй тайм. Как же долго он тянулся! Финального свистка ждал как манны небесной. Тем более что усталость накопилась страшная. Был выжат как лимон.

— Каким образом в середине второго тайма умудрились отразить два удара в упор в исполнении Гилевича?

— Сам в толк не возьму. Даже не помню, чем я отбил последний удар — то ли ногами, то ли руками. Такая суматоха в тот момент у моих ворот была! Отчетливо запомнил одно: как только мяч оказался у меня в руках, я прижал его к себе и расцеловал. Поблагодарил, что он попал ко мне, а не в сетку ворот.

— На последней минуте мяч вполне мог там оказаться, но угодил в перекладину…

— Да. Я тогда уже не мог помочь. Думал: все, крышка. Не в силах сдержать себя, просто зарычал изо всей мочи. Натуральный крик Тарзана получился (улыбается). И надо же — не попал мяч в ворота.

— А вообще во время матча слышали собственный голос?

— С трудом. Докричаться до игроков было делом архисложным. Если я, к примеру, стоял на линии вратарской, а Чугайнов — на линии штрафной, шансов, что Игорь меня услышит, практически не было.

Наша беседа с Нигматуллиным, которую мы вели в гостинице "Европа", где остановился "Локомотив", то и дело прерывалась — Руслану постоянно звонили на мобильный телефон все новые и новые люди, поздравляя его с успешной игрой и выходом в Лигу чемпионов. "Але! — в очередной раз достает трубку Руслан. — Привет. Надеюсь, мы доставили тебе удовольствие. Выздоровление теперь легче пойдет". "Вадик Евсеев звонил", — говорит Руслан, убрав телефон в карман.

— А кто первым поздравил? Наверное, жена.

— Родители. А потом жена. А вообще очень многие звонили. Представляете — когда вышел из душа, обнаружил на "мобильнике" 30 неотвеченных звонков.

— Не устали от поздравлений?

— Нет. Наоборот. Приятно. Мама сказала, что ей уже знакомые звонили, благодарили за сына. Трогательно.

— Перед матчем вновь прогулялись по знакомым тирольским улочкам?

— Как раз нет. Я скрылся от всех посторонних в своем номере. Надо было как-то отвлечься. Смотрел кино через свой портативный компьютер.

— С ним, я знаю, вы никогда не расстаетесь?

— Разве что дома. Там все свободное время стараюсь посвящать жене. А на сборах со своим ноутбуком действительно неразлучен. Он очень помогает коротать время. Я вообще люблю это дело. У меня даже есть свой персональный сайт, golkeeper.ru называется.

— Любите сидеть в Интернете?

— Бывает. Правда, в последние 10 дней в "паутину" не залезал — сплошные игры, переезды. А накануне матча со Словенией даже организовал чат, пообщался с болельщиками. Это мне интересно.

— Сейчас уже полностью осознали, что эта кутерьма с переигровкой окончилась и вы — в основной сетке Лиги чемпионов?

— Как-то постепенно это чувство приходит. Эмоции спадают, и вспоминаешь, что уже во вторник у нас следующая игра — с "Андерлехтом".

— Которой вполне могло и не быть. Ведь уже после первого тайма вы ходили по лезвию бритвы.

— Все хорошо, что хорошо кончается. В перерыве Семин нас не накачивал. Все и так прекрасно понимали значимость матча. Дополнительный допинг в данной ситуации был не нужен.

— В одной тирольской газете перед встречей был заголовок "Фигу, Рауль и Тотти или кто-то из Жижкова?" А вы в душе предполагали, что вам придется ехать в Чехию вместо игры с "Андерлехтом"?

— Даже не думал об этом. Знал, конечно, что проигравший в нашей паре едет в Жижков, но голову этим не забивал. Просто очень хотел восстановить справедливость. Я понимал, что, как и в первой тирольской игре, от меня будет многое зависеть.

— Чувствуете себя готовым противостоять Фигу и Тотти?

— Ну, играл же за сборную против серьезных соперников. Конечно, я еще не волк в этом деле. Но мне очень интересно будет выступить против этих звезд, проверить свой уровень.

— Руслан, а сами вы чувствуете себя звездой?

— Звездой? Сложный вопрос. Я узнаваем, да. Сколотил себе имя. Что значит "звездой"? Как Курникова в теннисе — быть на виду, не добиваясь серьезных результатов — это мне не по душе. Лучше сочетать популярность вне арены со спортивными успехами.