Каким образом "Спартак" лишился двух своих основных игроков и как собирается выпутываться из сложившейся ситуации?

Незавидная все-таки доля у футболистов. Весь год вкалываешь как проклятый, мечтая о Лиге чемпионов, и когда наконец-таки наступает долгожданный момент, ты вдруг с ужасом узнаешь: организм не выдержал нагрузок и вместо игр тебе предстоит свидание с больницей. Ладно бы еще на поле травму получил — не так обидно, а то ведь мелочь какая-то, горло, к примеру. В принципе, если хорошенько покопаться в истории, то особо удивляться тому, что Ковтун не сможет "покусать" форвардов "Спарты", не стоит. Это вообще для Юрия роковая команда. Помнится, два года назад в Москве защитник заработал удаление, а в Праге и вовсе не играл — красно-белые влетели 2:5. Сейчас спартаковцы порядком обеспокоены тем, что лишились своего лучшего воздушного бойца. И многие даже не возьмут в толк, как же это произошло.

"У Юры слабое горло, — рассказывает доктор "Спартака" Юрий Васильков, — подобное с ним уже приключалось в январе. На этот раз перед матчем с фарерцами у Ковтуна вновь появились неприятные симптомы, но парень изъявил желание играть и сделал это, благодаря своим морально-волевым качествам, здорово. Однако организм не потерпел издевательства над собой, в результате — тонзилярный абсцесс. По прибытии в Москву мы Юру сразу же положили в больницу".

Скорее всего, место Ковтуна будет доверено Кеб Баю, который, кстати, порядком напоминает Чуйссе, и внешне, и по манере игры. Только вот в тактическом плане сенегалец пока очень далек от идеала.

Также нельзя исключать вариант с привлечением в состав опытного Ананко, в предыдущей Лиге поразившего своей надежностью. Как бы то ни было, таких уж больших проблем в обороне возникнуть не должно. А вот вратарская позиция вызывает в команде более чем серьезные опасения. Попадание Левицкого под хирургический скальпель некоторых спартаковцев даже повергло в шок.

"У Максима не все в порядке со здоровьем. Его организм как пороховая бочка, — разъясняет Юрий Васильков. — Мы даже в декабре планировали направить парня на санацию в Европу, но надеялись, что осень он все же продержится. Однако в матче за сборную Украины в Риге (встреча проводилась на очень жестком поле) он набил себе оба локтя. Вернулся с болевыми ощущениями. Нам кое-как удалось с этим справиться, но вскоре во встрече с "Динамо" Максим вновь хорошенько приложился левым локтевым суставом. Потом полетел в Симферополь. Высота и общая ослабленность организма (последствия нервных переживаний, связанных с французским скандалом) привели к тому, что рука отекла. По прибытии в Киев в расположении сборной Максу поставили диагноз "гнойный бурсит". Мы с украинцами в течение каждого часа созванивались раз по пять: решали, как, где, когда оперировать. Сейчас Левицкий лежит в ЦИТО. Ему надо еще как минимум две недели на восстановление".

— Вопрос Олегу Романцеву: кто заменит Левицкого?

— Алексей Палыч Прудников (новый тренер спартаковских голкиперов) долгое время играл в Югославии. Он очень плодотворно работает с нашими балканскими стражами ворот. Помимо игры в раме учит их языку и, что особенно важно, вратарским командам. Ему будет тяжело, но я верю, что он выберет того человека, который нас выручит.

— То есть принимать столь важное решение будет Прудников?

— Только он! Было бы смешно, если бы я приехал после двух недель, проведенных со сборной, увидел, как кто-то поймал мяч на тренировке, и сказал: "Вот его поставим". Алексей Палыч все это время за ними наблюдал, он их знает лучше, и у меня нет поводов ему не доверять. Только не подумайте, что я таким образом снимаю с себя ответственность. За все отвечать мне!

— Что-то ответственности на вас с каждым месяцем все больше и больше. Сколько же ее может вынести один человек?

— Не знаю, но чтобы не сломаться, надо просто выигрывать. Когда положительные эмоции появляются, сразу же вся негативная энергия исчезает. Так, после Словении, когда, проведя жуткую бессонную ночь, я пришел к выводу, что где-то допустил промашки, и, сказав об этом команде, вдобавок призвал к ответу многих ребят. Мы посмотрели на мир иными глазами. Хоть было тяжко, нашли в себе силы для основательной работы. А потом последовал матч с Фарерами, где, несмотря на в общем-то скромный счет, мы показали хороший футбол. Я сразу же почувствовал себя прекрасно. И так происходит всякий раз. А проигрывай я регулярно, давно бы спекся.

— Для душевного комфорта тренера очень важно, чтобы игроки чувствовали его состояние, чтобы все вместе представляли собой единый организм. Наверное, это непросто, когда треть команды и языка-то русского толком не знает?

— Когда я выхожу на тренировку, стараюсь дать понять, что все в прошлом, что начинается новый этап. По мне, наоборот, очень важно, чтобы ребята не чувствовали моего состояния, если, конечно, у меня плохое настроение. Считаю, мне удается маскироваться.