Футбольные звезды проявляют себя по-разному. Некоторые ярко светят на протяжении всего сезона, но внезапно гаснут, когда наступает его кульминация, то есть чемпионат мира или Европы. На Евро-2000 не смогли себя как следует проявить такие герои клубных турниров, как, например, испанец Рауль или англичанин Бекхэм.

И бывают противоположные образцы, которые можно сравнить со вспышками "сверхновых" светил. Типичным представителем плеяды звезд, которые переживают стадию повышенного "возбуждения" в тот момент, когда на футбольный небосклон направлены все телескопы от мала до велика, является Зинедин Зидан.

ФРАНЦУЗ НЕ СПЕШИТ ОТРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ

Зидан в настоящий момент носит условный титул самого дорогого футболиста в мире — это звание он "отобрал" у другого своего одноклубника — португальца Луиша Фигу. Цена, заплаченная за лидера чемпионов мира и Европы "королевским клубом", составила 66,2 миллиона долларов.

Правда, отрабатывать деньги, вложенные в него новыми хозяевами, Зидан пока что не спешит. В двух матчах чемпионата француз проявил себя далеко не лучшим образом, а в Лиге чемпионов не играл по причине еще прошлогодней дисквалификации на пять матчей. И все же Флорентино Перес, президент "Реала", очень доволен новым приобретением и неустанно твердит, что Зидан себя еще проявит. Сам француз тоже удовлетворен новым клубом.

— В последние несколько сезонов я с восхищением следил за игрой "Реала", причем с каждым днем все больше желал присоединиться к этой блистательной команде. Традиции этого клуба подразумевают зрелищный футбол как нечто обязательное, и я очень рад, что отныне буду участвовать в создании чуда, которое демонстрируют на поле игроки "Реала".

— Но не в Лиге чемпионов. Здесь вам предстоит еще платить по старым счетам. Почему вы в некоторых ситуациях, когда у всех другие сдают нервы, демонстрируете удивительную выдержку, а иногда срываетесь по самому пустяковому поводу?

— Моя железная выдержка — это миф, придуманный журналистами. Я даже могу точно сказать, когда этот миф родился, — на чемпионате Европы, когда я забил "золотой" гол с пенальти в ворота португальцев. На самом деле я нервничал не меньше всех остальных. Мне было очень трудно сконцентрироваться, когда я готовился выполнять удар. Ощущал тяжесть в ногах, но знал, что сплоховать не имею права. Я чувствовал большую ответственность. А волнения не выказывал, потому что понимал: в отсутствие другого штатного пенальтиста, Юрия Джоркаеффа, бить обязан именно я, и продемонстрируй я нервозность, "завел" бы партнеров еще больше.

Что до Лиги чемпионов, то не вижу особой проблемы, да и Дель Боске особенно не волнует тот факт, что придется пока обходиться без меня. Это ведь только групповой турнир, который "Реал" обязан проходить при любом раскладе в любом составе. Он и пройдет его, хоть и без меня. А потом я присоединюсь ближе к решающим матчам.

— "В любом составе" — это не про "Реал". В вашей команде такое количество звезд, что глаза слепнут.

— Такова политика руководства. Клуб скоро отмечает свое столетие, и Перес постарался собрать к юбилею команду-мечту. ФИФА уже признала "Реал" сильнейшим клубом ХХ века, почему бы не поддерживать эту марку и дальше?

— Вернемся к Лиге чемпионов. Перес заявил, что этот турнир будет безусловным приоритетом для клуба на нынешний сезон.

— Для меня — тоже. Я уже был чемпионом мира и Европы, но клубный чемпионат континента — это совсем другое. Лигу чемпионов я не выигрывал ни разу и мечтаю это сделать. Кстати, именно это желание — одна из причин, по которой я покинул "Ювентус" и вообще Италию. В последнее время итальянские клубы все больше сдают свои позиции в Европе, и в еврокубках выступают чем дальше, тем слабее. А мои спортивные амбиции требовали от меня большего, нежели прозябание в "Ювентусе".

ГЛАВНЫЙ НЕДОСТАТОК - СЛИШКОМ ЧАСТО УДАЛЯЮТ

— В первых матчах чемпионата Испании вы, если можно так выразиться, сдались на милость персональных опекунов. Значит ли это, что защита в Испании более жесткая, нежели в Италии?

— Нет, конечно, просто ко мне пока относятся с особым вниманием — я тут человек новый. Грязные фолы не национальная черта испанцев или итальянцев, это общая болезнь современного футбола. И меня ударами по ногам не испугаешь. В Италии мне тоже доставалось достаточно, но это не помешало мне добиться успеха. Главное в такой ситуации — сдержаться, не ответить грубостью на грубость.

— А с вами это часто случается?

— На самом деле это почти единственный мой недостаток как игрока: я не умею сдерживаться, когда меня провоцируют. Недаром же меня так часто удаляют с поля. На чемпионате мира, например, я получил красную карточку за то, что "наступил" на соперника из Саудовской Аравии. Правда, как тогда, так и сейчас я убежден, что это удаление было совершенно незаслуженным. Меня дисквалифицировали тогда на два матча, но поскольку случилось это, когда турнир только начинался, к решающим встречам я вернулся отдохнувшим, так что, может быть, то удаление пошло на пользу команде. А вот руководство "Ювентуса" в прошлом году меня здорово взгрело за удаление в Лиге чемпионов, поскольку я своей несдержанностью подвел команду. Я же говорил, что моя выдержка — это миф. Я делаю все, чтобы справиться со своим характером, изо всех сил стараюсь держать себя в руках. Только не всегда удается.

— Болельщики теперь до хрипа будут спорить, кто же лучше — Фигу или вы.

— Я не считаю, что я лучше Фигу только потому, что за меня заплатили больше. Или что он лучше потому, что "увел" у меня из под носа "Золотой мяч". Этот приз, конечно, очень престижен, но не всегда достается действительно сильнейшему. Сразу после референдума "Франс футбола" тренеры сборных поставили меня на ступеньку выше Фигу, и это тоже субъективный результат. Носить звание лучшего игрока мира не то же самое, что реально быть им. Если быть абсолютно честным, то я не считаю себя лучшим игроком мира, но готов сделать все, чтобы добиться этого статуса.

— Правда ли, что руководство "Реала" наняло для вас телохранителя?

— Не только для меня, но и для Луиша Фигу. Когда мы играли на выезде с "Валенсией", наш автобус закидали камнями. Да и вообще, когда тебе приходится забивать гол в ворота соперников, надо быть готовым к тому, что это сильно не понравится их болельщикам и они захотят как-то тебе отомстить. Перес сказал, что мы, я и Фигу, слишком ценны для "Реала", чтобы он мог нами рисковать.

— Скажите, тот факт, что всплески формы у вас приходятся всегда на годы крупных турниров, — это продуманная стратегия или совпадение?

— И то, и другое понемногу. Не подумайте, что я стремлюсь нарочно экономить силы. Да это и не сработало бы. Если бы я начал "халтурить" на тренировках и в матчах, которые по каким-то соображениям кажутся менее важными, то к тем самым "важнейшим" матчам я подошел бы как раз не в лучшей форме — ведь в футболе такие вещи взаимосвязаны. Наверное, мне просто повезло избежать серьезных травм и быть в полном порядке именно тогда, когда это особенно нужно. Но те, кто играет в футбол, знают, что это невозможно подстроить специально.

С ДЕТСТВА СТАЛКИВАЛСЯ С РАСИЗМОМ

— Каково ощущать себя самым дорогим футболистом мира вам, выросшему в столь небогатой семье?

— Я действительно в детстве испытал бедность во всех ее прелестях. Отец работал кладовщиком, мы еле сводили концы с концами. Мы жили в пригороде Марселя, в рабочем квартале, и многие наши соседи были такими же иммигрантами, как мои родители, а значит, такими же бедными. Я тогда даже во сне не мог представить себе такой кучи денег, как 66 миллионов долларов. Но не это главное. А то, что я собственными силами, талантом, упорством сумел поднять свою стоимость настолько, что моя семья никогда уже не будет ни в чем нуждаться. И еще: Франция — страна, чуждая национализма, и все равно мне с детства время от времени приходилось сталкиваться с намеками на то, что я — чужак, человек второго сорта и что рождение на территории Франции делает меня французом только по паспорту. Теперь вся Франция гордится тем, что сын выходцев из Алжира Зидан — француз. И успехи сборной стали настоящим праздником для всей страны, несмотря на обилие в ее составе "натурализованных" иностранцев.

— Вы теперь — такой же национальный герой, как и другой сын иммигрантов — Мишель Платини. Вас даже называют его наследником.

— Возможно, я и есть его наследник, а может, уже перерос его. Трудно что-то сказать, когда сравниваешь игроков двух разных поколений. Во времена Платини футбол был немного другой и игроки другие. Есть факт: он был чемпионом Европы и трижды получал "Золотой мяч". И есть другой факт: я — чемпион мира и Европы и тоже обладатель "Золотого мяча". Остальное — субъективно. Мишель в свое время "пристроил" меня в "Ювентус", и там меня тоже называли наследником Платини. Хочется только верить, что следующий француз в этом клубе будет наследником Зидана, хотя, наверное, я и не сделал для "Юве" так много, как мой предшественник.

К тому же в отличие от Платини, с которым меня так любят сравнивать, я не слишком много забиваю. Он забил за сборную 41 мяч, успевая и организовывать атаки, и завершать их. У меня же и двух десятков не наберется. Зато я забиваю голы именно тогда, когда это больше всего необходимо.

— Платини, видимо, в детстве был вашим кумиром? Каково это —  чувствовать, что ты, возможно, поднялся выше того, кого в детстве боготворил?

— Вообще-то моим кумиром был в первую очередь мой старший брат Нордин, и сейчас я вовсе не выше его, мы примерно одного роста (смеется). А Платини или Пеле были кумирами уже во вторую очередь, постольку-поскольку. Именно с брата я брал пример, именно его игру копировал. Я наблюдал, как Нордин финтит, обводит, забивает, и старался делать точно так же. И стал известным футболистом. Зидан, которого вы видите сегодня, — это Нордин вчера.

ПРОДОЛЖАЮ БОЛЕТЬ ЗА "МАРСЕЛЬ"

— А Франческолли? Вы ведь даже сына в честь него назвали.

— Точно. Это потому, что я болел и продолжаю болеть за "Марсель". Франческолли был звездой клуба в год рождения моего сына, и я назвал его Энцо. Увы, еще одной моей мечте так и не суждено было осуществиться — не довелось поиграть в "Марселе". Раньше я им не приглянулся, и пришлось довольствоваться "Канном" и "Бордо". А теперь я "Марселю" просто не по карману, да и сам я, пока еще чувствую в себе силы чего-то добиться, желаю играть в действительно лучшем клубе мира. "Реал" именно такой клуб. А вот позднее, на закате карьеры или в качестве тренера, я, может быть, осуществлю свою детскую мечту. Но до этого еще далеко, у меня контракт с "Реалом" на четыре года.

— Наверное, бессмысленно спрашивать, надеются ли французы удержать за собой мировую корону еще на четыре года?

— Ну почему же, я отвечу. Видите ли, уже два года назад далеко не все верили, что мы выиграем чемпионат Европы, кого угодно называли среди претендентов, только не действующих чемпионов мира. А почему? Потому, что такое случается редко — одна и та же команда может выглядеть совсем по-разному с интервалом в два, а тем более в четыре года. Игроки стареют, теряют форму… Именно так рассуждали те, кто слишком рано сбросил нас со счетов на чемпионате Европы. Теперь нам предстоит еще раз сделать невозможное — выиграть третий крупнейший турнир подряд. Кто сказал, что мы на это не способны?

… После чемпионата мира многие журналисты в той или иной форме высказывали общую мысль: проведи сборная Парагвая всего лишь одну удачную контратаку, и о гении Зидана сейчас никто не вспоминал бы.

Логика ясна: ведь тогда не состоялись бы и два гола-близнеца Зидана в финале, сразу превратившие бразильцев в экс-чемпионов мира. Имя Зидана было бы забыто в пользу других — состоявшихся героев чемпионата.

Точно так же и на чемпионате Европы: ведь был у португальцев отличный шанс вырвать у французов победу на последней минуте добавочного времени. Помните, Абел Шавьер наносил удар в упор головой? Попади он в ворота — и не было бы "золотого" гола Зидана. А итальянцы? Ну что им стоило продержаться еще минуту!

Грань, отделяющая героев состоявшихся от героев несостоявшихся, кажется порой ничтожно тонкой. Но это обманчивое впечатление. На самом деле это грань, которая отделяет сослагательное наклонение от изъявительного. И это жесткая грань. Одни созданы для мира виртуального, другие — для реального.