Мы продаем — они покупают, у них деньги — у нас пародия, у них действующие звезды — у нас вечно падающие надежды. "Реал" может позволить себе купить Фигу за 57 миллионов долларов и Зидана за 66 — это полуторагодовой бюджет всех шестнадцати клубов российской "вышки". В общем, ужас!

Поэтому вполне естественно, что в России любят кивать в сторону Запада и сетовать на нашу по сравнению с "ними" финансовую несостоятельность. Безусловно, это аргумент, разъясняющий, почему мы здесь — на уровне колен, а они там — выше нашей головы. Однако не деньгами едиными жив футбол. Существует масса других, влияющих на результат компонентов. При помощи наших звезд, выступавших в разное время за рубежом, мы сравним, чем же кардинально отличаются российские подходы к спорту №1 от международных. Может, в этом есть разгадка того, почему, например, мы последние два года вылетаем из еврокубков уже на начальной стадии. Главная же, на мой взгляд, причина нашей ущербности — в нашем менталитете. Мы живем философией неравенства.


БЫТ

В ГЕРМАНИИ БЕСЧАСТНЫХ ЗАБЫЛ, ЧТО НУЖНО ПОКУПАТЬ РАСЧЕСКИ

"Когда я пришел на первую тренировку "Фоджи", то буквально был убит тем, что там увидел, — делится впечатлениями Игорь Шалимов. — Поймите мое состояние: я играл в "Спартаке" — ведущем, по всем статьям, советском клубе, выступал за сборную страны, так я и не видел никогда такого шика. Мы занимались, кто в чем, и порой напоминали армию ополченцев. Вдобавок сами себе стирали форму. А тут какой-то никому не известный дебютант итальянского чемпионата: форма постирана, поглажена, лежит на твоем месте и тебя дожидается. Бутсы начищены. Раздевалка просторная, идеальная чистота. Позанимался, всю одежду с себя сбросил, а на следующий день нашел ее вновь в идеальном состоянии".

"Когда я оказался в "Вердере", — дополняет Владимир Бесчастных, — тоже был удивлен отлаженностью быта. Я и на игры, и на тренировки ездил с пустыми руками. Все что надо, начиная от расчески и заканчивая бутсами, меня ждало на базе".

"На Западе футболисты, даже когда едут на игру, не носят свои сумки, — говорит Александр Бородюк. — Когда я первый раз взялся за свою сумку, чтобы донести ее до автобуса, подбежал работник обслуживающего персонала и попросил, чтобы я отдал ношу ему. Когда я отказался, он сказал, что я должен поставить в известность тренера, иначе у него возникнут проблемы".

Для русского спортсмена многое из того, что рассказано, покажется странным. Но нельзя не согласиться с тем, что на Западе футболист таким образом отгорожен от решения множества мелких вопросов: ему не надо забивать голову тем, кто приведет его форму в порядок, не надо тратить время на чистку бутс, не надо вспоминать, взял ли он с собой шампунь и полотенце. Ему не надо, в конце концов, будучи уже всеми мыслями в игре, выходя из автобуса, отвлекаться на то, чтобы найти свою сумку среди 18 одинаковых. Конечно, все это мелочи, но не зря же говорят: в спорте высших достижений мелочей не бывает.


СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

В ПОРТУГАЛИИ АЛЕНИЧЕВУ ВЫДАЛИ ДАЖЕ МОБИЛЬНИК

"В России порой человек играет за команду годами, а клуб так и не предоставляет ему квартиру, — разводит руками Дмитрий Аленичев. — В Европе такое исключено. При подписании контракта, ну, скажем, с "Порту", меня спросили, что я хочу: дом или квартиру, сколько этажей и комнат, в каком районе: шумном или тихом. Потом мне предоставили на выбор несколько вариантов. То есть проблем никаких. Даже мобильный телефон выдали".

"В любом итальянском клубе есть специальные люди, не считая личного агента, которые решают все твои бытовые сложности, — говорит Игорь Колыванов. — Это значит, что тебе ничто не мешает сосредоточиться на своей работе".

У нас же, даже в "Спартаке", в котором организация дела считается лучшей, некоторые иногородние футболисты мучились из-за того, что не могли вызвать детям врача на дом, поскольку не имели медицинского полиса.

Еще один очень существенный момент: на Западе спортсмен застрахован. Он может биться на поле, не беспокоясь о том, что, в случае получения травмы, ему тяжело будет кормить семью, знает, что с деньгами проблем не возникнет. Наши же футболисты в большинстве своем социально не защищены — у них есть веский повод для того, чтобы играть осторожнее.


ПСИХОЛОГИЯ

МОСТОВОГО КОРОБИЛО, КОГДА НАШИ ТВОРИЛИ СЕБЕ БОГОВ

— Я никогда ни перед кем не комплексовал — все-таки в 17 лет заиграл у Бескова в компании с Дасаевым, Черенковым, Хидиятуллиным, — откровенничает Александр Мостовой, — и меня сильно коробило, когда, встречаясь с зарубежным клубом, я ощущал, что многие мои партнеры при виде титулованных соперников съеживаются. Изначально считалось, что мы — ниже, а они — где-то там, наверху. Наши смотрели на всех этих звезд так, будто те -боги, и потому мы проигрывали уже до начала матча. Вся эта неполноценность шла от нашей жизни и забитости: ведь все мы родом из "коммунистического светлого будущего".

"Психология в футболе очень важный фактор для победы, — подхватывает эстафету у своего некогда лучшего друга Игорь Шалимов. — Когда я играл в малоизвестном клубе, помню, стоя в подтрибунном помещении перед матчем с "Миланом" и глядя на уверенность звезд соперника: Ван Бастена, Гуллита, Райкарда, Мальдини, я ощутил себя и своих партнеров маленькими букашками. На поле можно было уже не выходить, результат матча у меня сомнений не вызывал. Движения миланцев, их манера поведения, их слова говорили о том, что напротив меня стоят победители. Их такая испепеляющая уверенность даже чувствуется в бане, хотя в бане все равны. На поле они всегда на долю секунды быстрее тебя, даже если ты на пике формы, а они не в порядке. Когда уже в составе "Интера" я встречался с "Миланом" и вновь окинул взглядом всех этих Барези — Мальдини, понял, что они ничем не лучше меня. Ничем! Попав в великий клуб, я окунулся в атмосферу, где все подчинено футболу. И там не верить в свои силы уже невозможно. И пока у наших футболистов будут проблемы с психологией, мы продолжим пропускать на последних минутах важных матчей, как с Украиной или с "Интером", и уступать дорогу разобранным, но уверенным в себе противникам. Я, кстати, при помощи единомышленников пытаюсь сломать этот ущербный менталитет. Отсюда у меня родилась идея создать свою футбольную школу, которая будет строиться на соответствующих принципах, будет организована совсем не так, как наши отечественные, в ней будут применяться западные методики подготовки. Тренеры будут получать хорошие деньги. Все технологии уже расписаны, есть люди, готовые там работать. Так что когда-нибудь этот механизм раскрутится и спустя какое-то время даст России серьезных футболистов.


АТМОСФЕРА НА СТАДИОНЕ

ЛЕВИЦКИЙ ПОБЫВАЛ В ФУТБОЛЬНОЙ ИМПЕРИИ

Огромное значение имеет поддержка болельщиков. Если стадион переполнен, то и крылья за спиной вырастают, и силы появляются, когда кажется, что ты вот-вот упадешь. А чтобы народ ходил на стадион, ему надо создавать для этого все условия. "Когда по приезде в Сент-Этьен увидел матч французского чемпионата, был ошарашен, — как всегда эмоционально рассказывает Максим Левицкий. — Тогда я подумал: вот он, настоящий праздник, вот она, империя футбола! Вроде команды играли средненькие, а зрителей под завязку. Все раскрепощенные, радостные, шум неимоверный, аж мурашки по коже. И хоть потом моя французская эпопея закончилась неудачно, я рад, что окунулся в эту атмосферу, познал, каково это — вариться в котле человеческих эмоций".

"Меня во Франции удивило то, как представляют игроков своей команды, — продолжает тему Алексей Смертин. — Диктор по стадиону объявляет имя, а трибуны скандируют фамилию. Причем все это делается очень торжественно, как в настоящем шоу. Люди, даже когда игра не изобилует голевыми моментами, все равно от подобных микроэлементов получают удовольствие. Там не страшно привести на стадион свою семью, без проблем можно купить что-то, чтобы перекусить. То есть все продумано. России, конечно, до этого далеко".


БОЛЕЛЬЩИКИ

ТУРКИ УДИВИЛИ ДАЖЕ НЕПРОБИВАЕМОГО ХЛЕСТОВА

"Меня практически невозможно удивить, но турецким фанатам это удалось, — улыбается Дмитрий Хлестов. — Когда я первый раз в составе "Бешикташа" полетел на официальную игру (это как раз был матч с "Локомотивом"), то услышал в задней части самолета какой-то грохот. Оказывается, это сопровождающие команду болельщики начали хлопать в ладоши и что-то напевать. И так всю дорогу. Люди просто помешаны на футболе, все подчиняется ему. Любая победа — триумф, поражение — трагедия. Там нет середины. Тебя могут или возненавидеть (для этого достаточно одного эпизода), или вознести до небес. Но в любом случае по улицам города даже мне, иностранцу, ходить незамеченным не удается. Да я и не хожу".

"Под нашими окнами в Риме, — вспоминает жена Дмитрия Аленичева Анастасия, — всегда собирались люди. Диме даже шагу нельзя было ступить. Его узнавали все: школьники, старушки, домохозяйки. Стоило прийти даже в располагающийся где-нибудь в неприметном месте ресторан и усесться в уголочке, как тут же официанты передавали теплые пожелания от тех или иных посетителей. Люди без зазрения совести могли подойти в любой момент за автографом или просто для того, чтобы поговорить о футболе. Такая популярность добавляет уверенности в себе, которая, насколько я понимаю, в футболе играет не последнюю роль".

"Я не считаю себя настоящей звездой, — скромничает Александр Мостовой, — но, наверное, нет в Виго человека, который не знал бы, кто я такой. Не думаю, что в городах российской глубинки все жители могут назвать ведущих футболистов своей команды. Да и памятник при жизни у нас вряд ли какому-то спортсмену поставят. На Западе это не редкость".


ФИЗПОДГОТОВКА

БЕЗРОДНЫЙ ЗНАЕТ, ПОЧЕМУ НЕМЦЫ ЖЕЛЕЗНЫЕ

"Я уже не могу представить, как команда в состоянии обходиться без тренера по физподготовке, — восклицает Александр Мостовой. — Он приносит огромную пользу. Восстановление после игр, травм, дозирование нагрузок, разминка — все на этих людях. Они позволяют главному тренеру не отвлекаться на то, как подтянуть функционально игрока, как не перегрузить, и предоставляют ему возможность сосредоточиться на тактике, на постановке командной игры. В России же все взвалено на одного человека, неудивительно, что он что-то упускает. Слышал, что в нескольких московских командах попытались привлечь тренеров по физподготовке, но взяли их из легкой атлетики. Фантастика! Еще бы из тяжелой пригласили. Этим делом должны заниматься профессионалы, люди, поигравшие в футбол и знающие его "от и до".

"В бундеслиге физподготовке уделяется огромное значение, — делится своим германским опытом Артем Безродный. — Дополнительные нагрузки, работа на тренажерах — главный тренер в это не лезет. Для этого существуют специалисты в своих областях. Так что нет ничего странного в том, что немцев называют железными. Они способны и на 90-й минуте бегать так же, как в начале матча, потому так часто и вырывают победы вместе с финальным свистком судьи".


ИНДИВИДУАЛЬНАЯ РАБОТА

КАТАНИЕ НА ВЕЛОСИПЕДЕ У КАРПИНА РАСПИСАНО НА МЕСЯЦ ВПЕРЕД

"У нас в "Сельте", да и в других испанских клубах, — рассказывает Валерий Карпин, — есть еще и тренер по индивидуальной подготовке. Элементарный пример: перед тем как команда уходит в отпуск, он с учетом физиологических и ряда других особенностей составляет каждому футболисту программу тренировок. С такого-то дня надо начать по полчаса ездить на велосипеде, с такого-то плавать, потом бегать. Все нагрузки строго дозированы. Учитывая, что самоконтроль для профессионала не очень большая сложность, тот выполняет все рекомендации и с отдыха возвращается не "раскладушкой", а вполне готовым к серьезным тренировкам человеком. То есть наставнику тратить месяц только на то, чтобы вытащить своих подопечных из функциональной ямы, не нужно. Этим в какой-то степени объясняется то, что предсезонные сборы на Западе в два раза короче российских".


СБОРЫ

ЮРАНА УБИВАЕТ "СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА"

"Предсезонка в российских командах — глумление над человеком, — размышляет Николай Писарев. — За это время можно четыре раза набрать форму и столько же раз ее растерять. У нас люди пашут с декабря, к началу чемпионата — к апрелю они уже морально устают от футбола, а к концу года и вовсе наедаются им "под завязку". Ясно, что это не только увеличивает вероятность травматизма, но и отрицательно влияет на результат. В европейских клубах предсезонная подготовка занимает не более полутора месяцев — этого вполне достаточно со всех точек зрения".

"Меня эти базы, нахождения вдали от семьи вообще выбили из колеи, — кипятится Сергей Юран. — Я отвык от советской системы. Не надо было второй раз возвращаться в "Спартак", я был уже не в состоянии опять перестроиться. Мне непонятно, почему я должен торчать на базе, вместо того чтобы находиться с женой и ребенком. Дома получаешь гораздо больше положительных эмоций. Лично для меня нет лучшего настроя. После длительного нахождения "взаперти" я, наоборот, ощущаю себя несколько опустошенным эмоционально".

"В "Расинге" мы заезжали на так называемый сбор, — повествует Владимир Бесчастных, — вечером накануне игры. Этого времени хватало с избытком, чтобы хорошенько настроиться на игру. А в "Вердере" случалось, что собирались и вовсе к обеду в день матча. В России это, конечно, рискованно. И расстояния, и уровень жизни, и менталитет, возможно, оправдывают ныне действующую систему".

"Но по мне, все же лучше, — говорит Геннадий Тумилович, — подъезжать сразу на стадион. Я ответственный человек и не подведу. Хотя есть, конечно, у нас люди, которые могут загулять и на игру не явиться. Но я все же надеюсь, что вскоре европейский подход утвердится и в России".


ОТНОШЕНИЯ С ПРЕССОЙ

СМЕРТИН НЕ ПОВЕРИЛ СВОИМ ГЛАЗАМ

"Глазам своим не поверил, — недоумевает Алексей Смертин, — когда перед началом одного из матчей увидел, что мой партнер по "Бордо" согласился дать интервью телевидению. Представьте такое в России: команда выходит на поле, и тут из нее выхватывают одного человека, и он преспокойно начинает отвечать на вопросы. Да у нас бы потом и игроку, и журналисту несладко пришлось. У нас вообще во многих командах за двое суток до встречи футболистам не разрешают общаться с прессой. Так вот, возвращаюсь к тому моему первому сильному впечатлению, я тогда даже об игре забыл, все смотрел, когда же партнер сосредоточится на своих прямых обязанностях. Так он перед самым свистком арбитра вбежал на поле и сыграл блестяще. Для меня это стало откровением: как же быстро они могут перестроиться! Такое впечатление, что, чем бы ты западных футболистов ни отвлекал, они все равно в нужный момент смогут сосредоточиться на игре. Это уже к вопросу о внутренней организации, об отношении к делу.


ДЕТСКО-ЮНОШЕСКИЙ ФУТБОЛ

У ШАЛИМОВА ВОЛОСЫ ВСТАЮТ ДЫБОМ ОТ ТЕХНИКИ НАШИХ ПАЦАНОВ

— Все наши беды надо искать в наших корнях, — дискутирует Владимир Бесчастных. — Все задаются вопросом, почему у нас после поколения 1976 года рождения, по сути, нет сильных игроков. Да потому, что Титов и компания были последними, кто застал отлаженную систему подготовки. После распада Союза развалилась и система воспитания подрастающих футболистов. Непонятно, как в ныне существующих условиях у нас вообще кто-то может расти. За рубежом же детско-юношескому футболу отдается приоритет. Там пацаны тренируются в таких условиях, что многим нашим командам высшей лиги и не снилось.

— Это самая больная тема, — вступает в разговор Игорь Шалимов. — Я многое повидал на своем веку и могу об этом обстоятельно говорить. Мальчишки на Западе уже к 12-14 годам обладают всеми необходимыми для футболиста качествами: они без проблем обрабатывают мяч, умеют играть головой, тактически неплохо подкованы. Я видел бразильских пацанят, которым лет десять от силы, так они любой летящий мяч укрощают с такой легкостью, с какой у нас далеко не каждый представитель высшего дивизиона сможет это сделать. А наши! У меня волосы встают дыбом от их техники. Просто ребят этому не учат. В школе перед тренером стоит задача, скажем, выиграть чемпионат Москвы. Вот он наберет амбалов, и они у него носятся по полю. Все подчинено результату, а не воспитанию игроков. На Западе все с точностью до наоборот. В России к 16-18 годам парень выжат, за счет физических данных уже не вылезешь, а технико-тактических навыков нет. Вот и получается: человек приходит в команду мастеров, и тренер вынужден исправлять все его огрехи. А он должен получать уже готовых игроков! Все это тоже не лучшим образом сказывается на наших успехах. Также огромный минус российского детско-юношеского футбола в том, что в наших ДЮСШ не придерживаются никакого стиля. Исключение лишь "Спартак". Там детишек учат играть в такой же футбол, в какой издавна играет основная команда. Все остальные на одно лицо. На Западе понятия "стиль", "приверженность поколений" развиты гораздо сильнее.