Продолжаем рассказывать о лучших футболистах прошедшего столетия. На очереди неординарный нападающий, бразилец, известный под именем Леонидас.

В былые времена великих художников и писателей часто называли просто по имени. В Италии, скажем, было пруд пруди Леонардо, Микеланджело и Рафаэлей, но все понимали и понимают без лишних слов, что просто Леонардо - это Леонардо да Винчи, просто Микеланджело - это Микеланджело Буонаротти, а просто Рафаэль - Рафаэль Санти.

Сейчас эта традиция перекочевала в футбол, особенно испанский и бразильский. Количество Леонидасов в истории бразильского футбола исчисляется десятками, если не сотнями. Но когда за этим именем не стоит больше ничего, всем ясно: речь идет о легендарном форварде 30 — 40-х годов, лучшем бомбардире чемпионата мира 1938 года, изобретателе "бисиклеты". Футболисте, который занял место кумира нации после ухода Артура Фриденрайха, и от которого, в свою очередь, эта почетная миссия затем перешла к Пеле. Наконец, просто о "Черном Алмазе", как его называли в народе.

БИСИКЛЕТА

Звезда Леонидаса взошла 4 декабря 1932 года. В этот день сборные Уругвая и Бразилии разыгрывали на стадионе "Сентенарио" в Монтевидео так называемый Кубок Рио Бранко, в то время один из наиболее почитаемых трофеев в Южной Америке. Бразильцы проигрывали — 0:1, когда их тренер приказал сидевшему на скамье запасных 19-летнему невысокому и худощавому негритенку выйти на поле. Это было похоже на жест отчаяния: вряд ли наставник ожидал чуда: пределом его мечтаний было спасти ничью в основное время, чтобы потом попытать счастья в дополнительное. Но Леонидас, выполнив эту задачу за 10 минут до конца, не успокоился и на исходе 90-минутки забил второй мяч. Причем не просто забил, а сделал это красиво и изысканно - ударом ножницами через себя.

Этот прием он впоследствии сделал коронным в своем и без того необычайно богатом техническом арсенале, заставив любителей футбола и журналистов придумать для него специальный термин - "бисиклета", то есть "велосипед".

Через полтора года, летом 1934-го, судьба дала шанс юному футбольному гению показать себя всему миру. Но на его несчастье мировые чемпионаты проводились в то время по чисто кубковой системе. Бразильской сборной не повезло: она в первом же раунде нарвалась на очень сильных испанцев и уступила им — 1:3. Получилось, что она совершила многонедельное морское путешествие в Италию ради одного-единственного матча. Леонидасу, правда, удалось отличиться - это он забил единственный гол испанцам. Забил он тогда, кстати, и второй, но судья его не засчитал.

"Черный Алмаз" наверстал упущенное через четыре года во Франции, когда, находясь в 24-летнем возрасте, достиг пика мастерства и не чувствовал перед собой никаких непреодолимых препятствий. Создавалось впечатление, что он способен забить столько, сколько сам пожелает.

Первый матч бразильцев во Франции - против поляков — сопровождался невероятным количеством голов в обе "калитки". После основного времени было — 4:4, в дополнительное южноамериканцы вырвали победу со счетом, который нечасто встретишь и в хоккее — 6:5. Леонидас ознаменовал сей лихой триллер хет-триком. Во многих справочниках говорится, что он забил в тот день 4 гола, но более верно все же три.

И все три были из разряда неординарных. Один из них он забил все той же "бисиклетой", обязательной для себя, но для неизбалованной пока еще бразильскими трюками европейской публики — диковинной. Другой свой мяч "Черный Алмаз" ухитрился сотворить… завязывая шнурок на бутсе. Произошло это в тот момент, когда польский вратарь Эдвард Мадейский выбил мяч прямо к тому месту, где Леонидас приводил в порядок свою амуницию. Бразилец молниеносно выпрямился и резким ударом отправил мяч "по обратному адресу". После чего невозмутимо продолжил разбираться с обувью.

А обувь между тем у него (так же, как и у нескольких его партнеров) пришла под конец основного времени в полную негодность. Отчасти из-за отчаянной борьбы, отчасти из-за проливного дождя. Бутсы у бразильцев так раздолбались, что играть в них уже было невозможно. А запасных - удивительное дело! - просто не оказалось. Арбитр, приняв во внимание это обстоятельство, разрешил им играть разутыми. Для Леонидаса это не стало препятствием: будучи босоногим, он отправил в экстра-тайме свой третий мяч в сетку поляков. Этот случай стал одной из наиболее ярких легенд в истории мундиалей.

В четвертьфинале бразильцы не менее упорно разбирались с Чехословакией. Играть пришлось два дня: после ничейного первого поединка (1:1) состоялся дополнительный, где заокеанская команда оказалась сильнее - 2:1. Леонидас заставил легендарного вратаря Планичку вынуть мяч из сетки и в первой встрече, и во второй.

А дальше произошло вот что. Вроде бы ход проведенных бразильцами матчей не должен был дать их тренеру Адемару Пименте повода полагать, что его подопечные легко справятся со следующим соперником - сборной Италии, тем паче, что та являлась действующим чемпионом мира. Тем не менее он думал именно так и, мыслями находясь уже в финале, неожиданно дал отдохнуть двум сильнейшим игрокам — Леонидасу и Тиму. Особенно, конечно, не хватало в игре с Италией Леонидаса, его нестандартных ходов и разящих ударов. Бразильцы, самонадеянно считавшие себя без пяти минут чемпионами, уступили — 1:2.

На Адемара после этого повесили всех собак. Он оправдывал свой выбор состава травмой, полученной Леонидасом в игре с Чехословакией, но, по всей видимости, она была не настолько серьезной. В Бразилии более распространена версия, по которой Адемар просто решил приберечь Леонидаса для финала. Это один из самых фатальных тренерских промахов за всю историю мировых первенств. "Черный Алмаз" завершил свое выступление на ЧМ-38 двумя голами в ворота шведов в матче за 3-е место, выиграв титул "артилейро" - лучшего бомбардира.

"ДЕРЗКИЙ НЕГР"

Подобно Фриденрайху, Леонидас сменил за свою карьеру множество клубов. Начинал он с "Сан-Кристовао" - небольшом клубе из бедного пригорода Рио-де-Жанейро, состоявшем, по большей части, из сирийско-ливанских эмигрантов. Затем перешел в "Бонсусессо", где также царил "интернационал" - белые, негры и мулаты там были представлены примерно поровну.

В то время расовая дискриминация в бразильском футболе еще была сильна, и наиболее богатые клубы старались не допускать к себе черных и цветных. Чернокожий Леонидас был одним из немногих, ради которого клуб "Америка" - один из грандов, чемпион Рио, согласился сделать исключение. О том, что бедный негр решится отказаться от выгодного предложения престижного клуба, никто не мог даже и подумать. Но юный Леонидас - а дело происходило еще до его личного триумфа в Монтевидео - проявил неслыханную дерзость: он отказался подписывать предложенный ему контракт. Один-единственный пункт ему в нем не понравился, но он оказался камнем преткновения: Леонидасу предлагалось год играть во втором составе, прежде чем он перейдет в первый.

Итак, "Черный Алмаз" отказался — и моментально превратился для людей и болельщиков из "Америки" в "обнаглевшего ниггера, который посмел над нами издеваться". Началась травля Леонидаса, которая достигла апогея в день, когда "Бонсусессо" и "Америка" встретились в очном поединке чемпионата Рио.

Дело происходило 1 мая 1932 года. Потеряв терпение от того, что его каждый раз освистывают, когда он получает мяч, Леонидас показал трибунам не очень приличный жест. Это еще больше распалило его недругов. Вратарь "Америки" Силвио Пашеко ударил его кулаком, а с трибун уже понеслась на поле разъяренная толпа, пожелавшая устроить самосуд над форвардом. Полиция вынуждена была взять Леонидаса под охрану. Тренер "Америки" стал угрожать судье, что уведет команду с поля, если Леонидаса не удалят. Арбитр отказывался следовать его указке. И тогда, чтобы разрешить тупиковую ситуацию и доиграть матч, наставник "Бонсусессо" Жентил Кардозо сам добровольно увел с поля возмутителя спокойствия. Замену делать было нельзя, и его команде пришлось играть дальше вдесятером. Но итог получился сенсационным: собравшие всю свою волю в кулак негры и мулаты "Бонсусессо" взяли и порвали "Америку", чемпиона Рио — 4:2.

Два гола, забитые Уругваю, мигом сделали Леонидаса кумиром нации. В тот же день ему было сделано предложение уругвайским "Пеньяролем", где он провел один сезон. Многие пересмотрели свое отношение к нему. И все же "Черному Алмазу" еще долго приходилось испытывать унижения со стороны хозяев клубов на расовой почве. Так, в конце 1935-го "Ботафого", желая унизить его, назначил за него при переходе во "Фламенго" чисто символическую, издевательскую цену - пять контов. А ведь "Фого" уступал своего сильнейшего игрока своему главному сопернику!

"МНОГОГРАННЫЙ" АЛМАЗ

И тем не менее образ героя-мученика, складывающийся в голове после всего вышесказанного, не совсем шел к Леонидасу. Точнее, даже совсем не шел. Слава временами кружила ему голову. В начале 1938 года он получил новенький "Форд" в качестве приза за звание лучшего футболиста Бразилии согласно опросу болельщиков, проведенному одной из табачных фабрик (он набрал без малого четверть миллиона голосов!). И вот на этом "Форде" он вскоре насмерть сбил пешехода. Несмотря на то, что виновником трагедии был Леонидас (он ехал на красный цвет), его, вместо того, чтобы привлечь к ответственности, простили.

Кроме того, "Черный Алмаз" очень хорошо умел продавать себя, знал, как извлекать дивиденды из всенародной любви. Способы здесь изобретались самые невообразимые. Можно сказать, что в искусстве добывания денег Леонидас преуспел не меньше, чем в деле забивания голов.

Скажем, выход на поле нередко начинался у него с того, что он подходил к трибунам и устраивал… аукцион: кто из богатых зрителей, сидевших в первых рядах, согласится дать больше за его гол. Таким образом, он сшибал по 500 — 600 контов за каждое взятие ворот. Через своего менеджера, журналиста Жозе Скассу, Леонидас заключал контракты на выпуск шоколада, зубной пасты, печенья и так далее - все под названием "Черный Алмаз". Были установлены тарифы за право получить автограф кумира.

А однажды Леонидас переквалифицировался в эстрадного артиста. В июле 1938 года, сразу после возвращения с чемпионата мира во Франции, он выходил на театральные подмостки Рио и Белу-Оризонти в смокинге и лакированных штиблетах. Публика валом валила на представления, где Леонидас веселил зал шуточными репризами (текст к которым писал опять же Скасса). Главным моментом шоу был номер, когда на сцену вывозили большую грифельную доску, и Леонидас мелом чертил схемы всех голов, забитых им во Франции.

В какой-то момент "Черный Алмаз" так увлекся бизнесом и прочей посторонней деятельностью, что начал все наплевательски относиться к тренировкам, хотя все равно продолжал исправно забивать голы. Руководители "Фламенго" терпели его выходки, но не без раздражения. А летом 1941 года, когда в связи с мировой войной страна была приведена в состояние повышенной боевой готовности, они нашли способ отомстить ему, сообщив в военные органы о том, что у Леонидаса - фальшивый, если пользоваться нашей терминологией, "белый билет". Он сохранился с тех времен, когда форвард косил от армии. Леонидаса посадили на гауптвахту, где он просидел восемь месяцев. Особенных лишений он там не испытывал: среди офицеров тоже было немало его обожателей.

Война отчасти помешала Леонидасу еще ярче реализовать себя на международной арене: он лишился двух чемпионатов мира - 1942 и 1946 годов (особенно большие надежды бразильцы возлагали на турнир 1942 года, где, как они говорили, "золото уже точно не уплывет из наших рук").

После завершения карьеры Леонидас стал футбольным теле- и радиокомментатором, самым популярным в Сан-Паулу. Он здравствует и поныне, хотя это слово, конечно, не очень согласуется с 88-летним стариком, страдающим от целого букета серьезных недугов, включая болезнь Альцгеймера и рак простаты. Недавно клуб "Бонсусессо" построил новый 12-тысячный стадион, который назвал его именем.


ЛЕОНИДАС да Силва

Бразилия. Нападающий.

Родился 6 сентября 1913 года в Сан-Кристовао (пригород Рио-де-Жанейро).

Клубы:

1926-28 Сан-Кристовао
1931-32 Бонсусессо
1933 Пеньяроль (Уругвай)
1934 Васку да Гама
1935 Ботафого
1936-41 Фламенго
1942-46 Сан-Паулу
1947 Бангу
1948-51 Сан-Паулу

Чемпион Рио-де-Жанейро 1934, 1939, Сан-Паулу 1943, 1945, 1946, 1948, 1949, победитель турнира Рио - Сан-Паулу 1940.

Лучший бомбардир чемпионата Рио-де-Жанейро 1938 (16 голов), 1940 (30 голов).

Сборная Бразилии: 24 игры, 25 голов (с учетом неофициальных — 37 игр, 37 голов).

Первый матч: 4 декабря 1932 года с Уругваем (2:1) в Монтевидео.

Последний матч: 29 января 1946 года с Парагваем (1:1) в Монтевидео.

Бронзовый призер и лучший бомбардир чемпионата мира 1938 (7 голов).