Центрфорвард "Амура" Роман Стантиен, которому 16 октября исполнится 37 лет, может претендовать на звание самого титулованного легионера российской Суперлиги. В составе "Всетина" он шесть раз (в 1995-1999 и 2001 гг.) становился чемпионом Чехии, вышедшей в последние годы на роль ведущей державы мирового хоккея. За плечами Стантиена выступления за сборную Словакии на чемпионате мира-97 и Олимпиаде-98. Теперь его ближайшие планы связаны с дальневосточным клубом, которому он очень хочет помочь успешно выступить в чемпионате России.

ШЕСТЬ ТИТУЛОВ ЗА СЕМЬ ЛЕТ

— Вообще-то я собирался не в Россию, а в Швейцарию, — признается Роман Стантиен. - Хотел играть там вместе со своим другом и партнером по "Всетину" Яном Пардавы. Но мое место оказалось занятым, тогда и возник вариант с Хабаровском. Приехал, посмотрел. И решил остаться.

— Вас не смутила перспектива постоянных дальних перелетов?

— Я осознавал, что через это надо будет пройти. Конечно, такое непривычно после Чехии и Словакии, где из одного города в другой мы переезжали только на автобусе, причем больше пяти часов на дорогу никогда не уходило. Но ведь игроки "Амура" живут в таком режиме, значит, это возможно. Пока рано говорить, повлияют ли на меня длительные перелеты. Надо посмотреть, как буду себя чувствовать, скажем, через месяц.

— "Всетин" вас, как и нынешнего вратаря "Авангарда" Ярослава Камеша и ряд других ведущих игроков чемпиона Чехии, заставила покинуть неопределенность с финансированием клуба?

— Да, игроки разбрелись по свету. Босс "Всетина" угодил в тюрьму, и было непонятно, что будет с командой. Связь с клубом не теряю, звоню туда и знаю, что там теперь все нормально. В местных журналах пишут о том, что ждут меня, но уже поздно.

— Годы, проведенные во "Всетине", наверняка лучшие в вашей карьере?

— Безусловно. Я провел там семь лет. Пришел, когда команда только-только вышла в экстра-лигу. Приехавший за мной менеджер сказал, что мечтает создать сильный коллектив на много лет. И уже тогда становилось ясно, что это реально. Все было на очень высоком уровне - состав (Влах, Ставьяна, Чехманек), тренеры, менеджмент. Город по-настоящему жил хоккеем, и результат не заставил себя ждать: шесть чемпионских титулов за семь лет!

— Наверное, у вас уже сложилось какое-то впечатление о клубном российском хоккее. Чем он отличается от чешского?

— В Чехии игра более открытая, не столь связанная с тактическими схемами, много импровизации. Здесь больше внимания уделяется обороне, физической подготовке. Исключение - магнитогорский "Металлург". Он демонстрирует, я бы сказал, чешский хоккей.

— Против "Металлурга" вы раньше уже играли - в Евролиге…

— Играл, и поэтому мои впечатления о нем основаны не только на недавнем матче в Магнитогорске. Впрочем, и с рядом других российских клубов в различных турнирах встречаться доводилось. Так что в принципе меня здесь мало чем можно удивить в игровом плане. Да и хоккеистов ваших некоторых хорошо знаю - например, Алексея Яшкина, Андрея Галкина, долго и хорошо игравших во "Всетине".

ПРОТИВ РОССИИ ИГРАЛ ОДНАЖДЫ

— Пришлось вам сыграть и со сборной России на чемпионате мира-97…

— Было такое, и матч тогда завершился вничью - 2:2. Но, к сожалению, на Олимпиаде в Нагано продолжения не последовало - мы не попали в восьмерку сильнейших. После этого я принял решение больше не выступать за сборную. У меня растут два сына, оба уже играют в хоккей, а я уделяю им слишком мало времени. Очень хотелось заниматься семьей. Правда, теперь получается, я ее долго еще не увижу. Но тут ничего не поделаешь.

— Не было мысли перевезти семью в Хабаровск?

— Все не так просто. Дети учатся в школе, и срывать их с места вряд ли стоит. И все же надо все продумать, хорошо взвесить.

— А вообще ваш дом — в Словакии?

— Да. Родился я, правда, в Чехии, в Моравии. Но живу в Словакии, в Дубнице, где и начинал играть в хоккей. Потом, до Всетина, выступал в Попраде, Тренчине.

— И везде — на месте центрфорварда?

— Приходилось играть и левым крайним. Но в чехо-словацкой школе хоккея у левого нападающего примерно столько же оборонительных функций, сколько здесь у центрального. Зато центрфорвард там больше сосредоточен именно на атаке.

— Разнообразие школ, надо думать, интересно в творческом плане?

— Разумеется. В первую очередь, хоккей во всем мире - это тяжелая работа. Но в ней много интересного. Разные игровые концепции, тактические подходы развивают игру, двигают ее вперед, делают все более универсальной.

ПРИВЫК МНОГО ПОБЕЖДАТЬ

— Конкретную спортивную цель перед собой в "Амуре" ставили?

— Во-первых, мне надо доказать, что я действительно нужен команде. Чтобы не говорили, что зря меня взяли. Хочу вместе с "Амуром" выступить в плей-офф российского чемпионата. Во "Всетине" я привык много побеждать и не люблю часто проигрывать. Я не собираюсь перестраиваться.

— Надолго думаете задержаться в Хабаровске?

— Контракт у меня на один год. Что будет дальше, зависит от того, как пойдут здесь дела.

— В том числе и от того, насколько вам понравится Россия?

— В общем-то да. Только пока я здесь почти ничего не вижу, кроме аэропортов, гостиниц, автобусов, спортарен. Посмотреть по сторонам некогда - работа и отдых, работа и отдых. Но на то мы и профессионалы.