То обстоятельство, что разговор Павла Ростовцева и Сергея Чепикова с читателями совпадал с трансляцией футбольного матча, признаться, немало беспокоило как нас, так и самих биатлонистов. С другой стороны, рассудили участники "Горячей линии", звонить в такое время в редакцию смогут только по настоящему влюбленные в биатлон люди.

ВИНТОВКИ ПОД КРОВАТЬЮ

— После жутких терактов совершенных в Нью-Йорке и Вашингтоне, что вы думаете о собственной безопасности. Приходилось ли вам раньше задумываться над этим?

Чепиков: На четырех Олимпиадах, на которых мне доводилось бывать, я не припомню, чтобы подобный вопрос хоть раз бы волновал. Дальше формальностей, связанных с провозом оружия и боеприпасов, дело как-то не заходило. В Европе и Америке с этим было, кстати, гораздо меньше формальностей, чем в России. Отметили на таможне и все. Во время этапов Кубка мира и других соревнований мы хранили ружья прямо в гостиничном номере под кроватью, а когда возвращались, то сдавали все под охрану в специальные хранилища.

— А после того, как в США произошли эти трагические события, не было никаких разговоров в команде? Может, начали возникать сомнения — ехать, не ехать?

Ростовцев: Ничего не было. Нельзя ведь бояться всего на свете. Многие боятся летать на самолетах, а мы вынуждены постоянно на них летать. Что же — не летать? В нашей команде, особенно у женщин, есть такие, которых уже при подъеме по трапу самолета охватывает страх, с ними даже истерики случаются. Но деваться некуда — сели, выдохнули, полетели. Так и в остальном. Лично от нас, по большому счету, ведь мало что зависит. Были, конечно, мимолетные мысли: "Как же теперь? Не отменят ли Игры?" Я думаю, что американцы все сделают на самом высоком уровне. Скорее всего, будет еще более ужесточен контроль.

— Павел, а как, кстати, вам показался сам Солт-Лейк-Сити в прошлом году, когда там проходил этап Кубка мира?

Ростовцев: В самом городе мы были единственный раз, когда поехали на матч НБА. В тот день играла "Юта Джаз", а у нас был выходной. Познакомиться с городом времени толком не было. Что касается самого места, где проходят соревнования, то оно находится примерно в 60-70 километрах от города и сильно напоминает наш Мурманск. Практически полное отсутствие растительности, сопки, холмы, редкие дома, фермерские хозяйства.

— Международные соревнования по биатлону — достаточно демократичные мероприятия. Спортсмены спокойно разгуливают в толпе болельщиков, общаются с ними. Часто нет даже специально огороженной зоны, куда зрителей не пускают. Не мешает ли вам это?

Ростовцев: Это своеобразная дополнительная нагрузка, но что касается каких-то неприятных инцидентов, то в моей практике таких не было. Напротив, в Ханты-Мансийске, где кажется, что весь город пришел за тебя поболеть, от желающих пожать руку, взять автограф просто нет отбоя. Подобное внимание приятно, особенно после удачных стартов, оно приносит лишь положительные эмоции.

НЕ ЗАМЕТИЛ, КАК ВЕРНУЛСЯ

— Здравствуйте, у меня вопрос к Сергею Чепикову. Я слышала, что вашему возвращению в биатлон мы обязаны Александру Тихонову. Или у вас были другие причины вернуться?

Чепиков: Мой шаг к возвращению получился довольно спонтанным. Я даже подумать толком не успел. В марте приехал на чемпионат страны в Абзаково, хотел просто посмотреть соревнования. Взял с собой горные и обычные лыжи, рассчитывая покататься для собственного удовольствия. И вот, катаясь на лыжах, случайно встретился с Тихоновым. Поздоровались. Александр Иванович, может, видя, что я еще не совсем растолстел и сносно передвигаюсь на лыжах, предложил мне попробовать вернуться в команду. Признаться, всерьез я к этому предложению не отнесся, решил, что шутит. Поэтому ответил не думая, что, мол, предложение интересное, стоит над ним поразмыслить. А через два дня был общий банкет, на котором собрались спортсмены, тренеры…

Ростовцев (Чепикову): Это, Сергей, называется тренерский совет.

Чепиков: Вот на нем все и произошло. Тихонов встал и всем объявил, что хочет представить нового члена сборной команды, то есть меня. Ну а после этого Тихонов взял, как говорится, быка за рога, и через три дня я уже на Камчатку полетел, где в то время сборная находилась. Я думаю иногда, что в этом поступке есть, конечно, что-то не очень рациональное, но, с другой стороны, в сборную ведь не каждый день приглашают.

— А насколько изменился биатлон за время вашего отсутствия?

Чепиков: Изменился очень сильно. В первую очередь это касается скорострельности. Я первый месяц пытался соревноваться в этом с ребятами, но потом понял, что лучше вернуться к привычному мне ритму — чуть медленнее, но надежнее. Тягаться в скорости стрельбы с Виктором Майгуровым и Пашей мне попросту не хватает физиологических данных.

— Сергей, за те шесть лет, которые вы провели вне биатлона, следили за выступлениями нашей сборной?

Чепиков: Долгое время после 1994 года, по крайней мере по телевизору, старался биатлон не смотреть. Даже трудно объяснить почему. То ли хотелось вернуться, то ли старые переживания не давали безучастно наблюдать, как соревнуются другие, то ли эмоционально устал тогда от этого вида спорта.

— Тех, кто выступал в это время в сборной, вы знали? Случалось ли вам как-то оценивать их, с собой сравнивать? Павла Ростовцева, например?

Чепиков: Следил, конечно. Был рад и за Ростовцева, и за Майгурова, и за Драчева, когда они выигрывали на чемпионатах мира, на кубковых стартах. Но так, чтобы сравнивать с собой — до этого не доходило.

— Павел, у вас ситуация прямо противоположная: когда Чепиков выступал, вас еще в команде не было. Каким вам виделся в то время Сергей?

Ростовцев: Я тогда был практически никем, сколько-нибудь достойных результатов не показывал. А в это время блистал тот самый непобедимый Чепиков, который все может, — человек из железа. Мы воспитывались на его примере, он был для нас планкой, преодолеть которую каждый из нас мечтал.

— А когда волею судеб вы оказались в одной команде, то насколько каждый из вас соответствовал тому образу, который был до встречи?

Ростовцев: О Чепикове как о человеке я до апреля этого года даже не задумывался. Можно сказать, что мои о нем впечатления начали складываться недавно, что называется, с чистого листа.

Чепиков: Я тоже Павла не знал совсем и рад, что он оказался яркой индивидуальностью, отзывчивым и рассудительным человеком. Есть в нем хорошее чувство юмора.

ДВУМ БОГАМ СЛУЖИТЬ НЕЛЬЗЯ

— Сергей, вас спрашивает Андрей из Москвы. Я занимаюсь биатлоном, и свое увлечение ни на что не променяю. Вы в свое время уходили из биатлона в лыжи. Сейчас норвежец Фроде Андресен пытается "отобраться" на Олимпиаду в лыжную сборную и выступить сразу и в лыжной гонке, и в биатлоне. Насколько серьезной вы считаете эту попытку и можно ли добиться успеха, выступая сразу в двух дисциплинах?

Чепиков: Норвежец здесь не первый. В свое время этим германские биатлонисты занимались. В 1988 году, кажется, кто-то принимал участие сразу в двух турнирах. Андресен личность по-своему уникальная. Очевидно, ему здоровье позволяет. Вот только совместить все сразу ему, по-моему, будет очень трудно. Старты проходят через очень короткое время, и показать сразу в двух гонках что-то достойное будет невероятно сложно. К тому же, если не ошибаюсь, он еще в свою лыжную сборную не отобрался.

ОТ ЛЫЖ ОТДЫХАЮТ НА ЛЫЖАХ

— Павел, этот вопрос одного из наших читателей, очевидно, больше относится к вам. Когда целый год занимаешься тренировками и соревнованиями, то это, видимо, изрядно утомляет психологически. Сколько нужно вам времени, чтобы проснулось желание "для себя" встать на лыжи или, например, из ружья пострелять?

Ростовцев: Совсем немного. В прошлом сезоне после неудачно закончившегося финального этапа Кубка мира в Холменколлене я ощущал сильную физическую и психологическую усталость. Кроме того, последняя гонка оставила неприятный осадок в душе. Однако уже через несколько дней после возвращения в Красноярск я испытал невероятное удовольствие от лыжной прогулки в лесу. Катался там почти два часа: никуда не торопясь, спокойно, глядя по сторонам, не думая о необходимости тренироваться. Когда через 10 дней улетел на Камчатку, то продолжил там лыжные походы по сопкам, да еще и на горных лыжах покатался. Конечно, если бы в этот момент я готовился к соревнованиям, то это, возможно, было бы тяжело. Но на Камчатке, мне кажется, есть какая-то особая энергетика. Каждый раз приезжая туда для восстановления, я среди этих склонов, сопок, разрезов, гейзеров получаю огромный заряд энергии.

— Сергей, а вы что по этому поводу можете сказать?

Чепиков: После того как три года назад ушел из спорта, то целый год в сторону лыж не мог даже смотреть. А потом вдруг потянуло с такой силой, что раскопал свою старую форму и с огромным удовольствием встал на лыжи.

— Вопрос относится к обоим. Чем обычно заняты ваши мысли на тренировках и насколько поглощает вас сам тренировочный процесс?

Ростовцев: Мое глубокое убеждение состоит в том, что прежде чем приступить к тренировке, мне надо ее осмыслить и переварить. Когда я начинаю тренироваться или выхожу на старт соревнований, мысли мои предельно сконцентрированны на том, чтобы вся положенная работа была выполнена качественно и в полном объеме. Тренировка в этом смысле от соревнований мало отличается. Если во время гонки "витаешь в облаках" и не концентрируешь внимание на технике, на прохождении дистанции, на предстоящей стрельбе, то шансов на успех нет. Ведь пока идешь, надо успеть проанализировать ошибки на предыдущем отрезке и последней по времени стрельбе. Возможности хоть ненадолго отвлечься нет. Есть постоянное мысленное напряжение. Когда я только пришел в команду, то, помню, некоторые ребята выходили на длительные беговые и силовые тренировки с плеером в ушах, и им делали замечания, говорили, что на тренировках надо не музыку слушать, а работать и думать над тем, что делаешь.

Чепиков: Для меня есть тренировки основные, а есть восстанавливающие. Во время вторых (когда бегу или еду на велосипеде) я могу думать о чем-то отвлеченном: о доме, о прочитанной книге…

О ШАЛЯПИНЕ И ФЛОБЕРЕ

— Алло, Павел, вас беспокоит Георгий из Москвы. Скажите, чем вы любите заниматься в свободное время и есть ли оно у вас вообще?

Ростовцев: Свободного времени у меня вот уже несколько лет нет вовсе. График спортсмена сборной построен сейчас таким образом, что 20 дней в месяце мы находимся на тренировочных сборах, два дня проводим в дороге, а оставшиеся пять-шесть дней, которые я провожу у себя в Красноярске, даже не могу толком сказать, чем заняты. Каждый раз это ворох каких-то маленьких бытовых проблем, которых в нашей стране мало никогда не бывает.

— А в те 20 дней, которые вы проводите на сборах, свободное время как проводите?

Ростовцев: Все эти 20 дней мы интенсивно тренируемся. С 7 часов утра до 10 вечера проводим четыре тренировки и в свободное время, которое после этого остается, отдыхаем. Что касается меня, то мое любимое положение в это время — горизонтальное. Лечь на диван и почитать газету, книгу, посмотреть фильм по видео воспринимается как состояние полного комфорта. Ходить куда-то сил нет. Вот сегодня редкий день, когда смог просто прогуляться. После обеда вышел в город и впервые не спеша прошел по Красной площади, зашел в книжный магазин.

— Что-нибудь там купили?

Ростовцев: Ничего не купил. Искал книгу Лимонова о нашем Анатолии Быкове. Все-таки как красноярский житель интересуюсь, что в крае происходит. У нас эту книгу не купить. Впрочем, и в Москве пока не видел ее.

— Вопрос к Сергею Чепикову. Я где-то слышал, что вы коллекционируете записи Шаляпина. Так ли это?

Чепиков: Не то, чтобы коллекционирую. Я Шаляпина люблю очень и при возможности покупаю все его диски. Например, будучи в Америке я по каталогу заказал все имевшиеся там записи Шаляпина. Мне прислали дисков 25. И до сих пор, когда мне попадаются другие записи Федора Ивановича, я их покупаю.

— А какие еще музыкальные увлечения у вас есть и что вы, например, читаете?

Чепиков: В основном это классическая музыка, джаз. Собираю как компакт-диски, так и виниловые пластинки. Из Нагано я привез около 300 виниловых дисков. Что касается чтения, то в последнее время я предпочитаю Патрика Зюскинда, Джона Фаулза, классиков: Гамсуна, Флобера.

О СТРАННОСТЯХ ЛЮБВИ

— Павел, а если вы столько времени вдали от дома проводите, когда и как с семьей успеваете общаться?

Ростовцев: По телефону. "Проговариваю" всю зарплату. Ограниченность общения с семьей — одна из проблемных сторон нашего образа жизни. Моему сыну скоро два года, а я его вижу очень редко. Тут многое зависит от человека, с которым строишь семью, от его понимания, жертвенности даже (не сочтите за красивые слова). Вот я вспоминаю, что когда родился мой сын и ему было всего две недели, утром просыпаюсь и спрашиваю: "Юль, а как сегодня Саша спал?", а она мне отвечает: "Да он сегодня вообще не спал". Я удивляюсь: "Как так? А почему я не слышал?" А жена мне говорит: "Да я ушла в другую комнату и там его убаюкивала". В этом — отношение любящего человека, который понимает, что у меня дома есть всего пять дней, а в это время нужно тренироваться, чтобы выступить на соревнованиях, чтобы деньги для семьи заработать.

Помнится, собирался как-то на вечернюю тренировку, а мне сестра родная говорит: "Папаша, ты бы пеленки погладил. А то хвастаешься все, что не делал этого никогда". Я в это время уже с винтовкой в руках стою в дверях, но говорю: "Конечно, всегда рад". Тут жена за меня вступается и говорит: "Иди, Паша, тренируйся, я сама поглажу".

— Сергей, а как у вас?

Чепиков: Меня тоже понимали до поры, до времени. Теперь нет.

— Есть ли в сборной команде какие-то деления на ветеранов и молодых или, быть может, по территориальному признаку?

Чепиков: На мой взгляд, нет. Слишком много работы, а те, кто приходит в команду, как правило, сильные личности, крепкие ребята, много сибиряков, с характером люди. Взаимопонимание всегда находят. Первое время могут посмеяться беззлобно. Когда я первый сезон появился в сборной, то очень много ел. В сборной после моей школы олимпийского резерва питание казалось просто фантастическим. А тут еще организм требует больше калорий из-за резко возросших нагрузок. По этому поводу было немало шуток.

Ростовцев: Некоторое разделение все же есть. Вот даже меня если взять. Идет стрелковый тренаж на компьютере. К кому в первую очередь подойдет тренер? Тренер подходит к лидерам, интересуется, когда им (сейчас лидеры мы, раньше другие были) удобнее пойти на массаж. Хочется всегда пойти туда сразу после тренировки, а не ждать потом два часа. Сначала предлагают нам, а уже потом, например, Кочкину или Прокунину.

С ОРУЖИЕМ ШУТЯТ

— Биатлонисты — особый род людей, так же как представители некоторых других профессий. Знакомо ли вам такое понятие, как профессиональный юмор, и в чем он у вас заключается?

Чепиков: Журналисты часто просят рассказать какую-нибудь веселую ситуацию из жизни, и я им всегда говорю: "Вот, помню, долго смеялись, когда я одному приятелю ногу прострелил".

Ростовцев: Мы в этом мире живем давно и поэтому многие специфические вещи не воспринимаем как что-то особенное. Что же до шуток, то они, главным образом, связаны со стрелковыми занятиями. Приходит, скажем, человек на рубеж, а те, что закончили раньше, начинают ему изо всех сил "помогать". Давай, Серега, закончи тренировку как настоящий мужчина. Да нет, ты не торопись, прицелься аккуратнее — это же третий выстрел, ответственный момент.

— А розыгрыши в команде практикуются?

Ростовцев: Тех, кто в команде больше года, поймать трудно, они люди опытные. Таких, как Чепиков или Майгуров, уже ничем не прошибешь. Вот если кто-то новый приходит, тогда да. Биохимик у нас сейчас новый. Доверчивая женщина, чтобы разыгрывать ее — даже напрягаться не надо. Вот сейчас, во время сборов в Эстонии, купила себе комплект подушек и одеял. Запаковала все в прозрачный пакет. Перед посадкой в поезд, как ехать домой, начали ее пугать. Ирина, говорим, тебя ведь сейчас на таможне за все это заставят пошлину платить. Она поверила, стала думать, как это провезти, уже пошла с девчонками договариваться, чтобы по их сумкам растолкать. Грузились, как всегда, второпях. Когда поезд тронулся, кто-то крикнул: "Стой, подушки на перроне оставили!" Она с криком: "Стоп-кран нажмите!" бежит к дверям, мы ее ловим, успокаиваем, как можем. Она не обижается.

Часто еще бывает: придет кто-нибудь поздно ночью в гостиницу, ему говоришь, что заходил тренер и просил, когда вернешься, срочно найти его. Многие на это попадаются, но надо потом их останавливать, иначе мы бы Голеву спать вовсе не давали.

ЧИТАТЕЛЬ ИЩЕТ ПОДДЕРЖКИ

— Алло, Павел, чем вы намерены заниматься после карьеры? Есть ли сейчас какие-то планы или, может быть, уже успели завести собственный бизнес?

Ростовцев: Бизнеса у меня никакого нет, а что касается планов, то, наверное, попытаюсь остаться в спорте. Не стоит забывать, что я являюсь военнослужащим, у меня звание капитана и в любом случае могу продолжить службу в армии, например, на должности начфиза.

— А как вам удается отбиваться от поклонниц в разных городах и как у вас вообще с этим обстоит дело?

Ростовцев: Да никак оно у меня не обстоит! Где они, поклонницы эти?!! Ну а если серьезно, то очень мало стартов в России, и даже когда они все-таки проходят у нас, то тут не до поклонниц.

— У вас есть какой-то девиз по жизни?

Ростовцев: Если исходить из моего нынешнего состояния и мироощущения, то можно сказать так: если стараться и трудиться, то можно достигнуть высокой цели.

— Здравствуйте, вас Ханты-Мансийск беспокоит, руководитель городского центра биатлона. Ребята, наша школа биатлона всегда болеет за вас и желает вам огромных успехов. Что бы вы могли пожелать нашим юным биатлонистам, которые делают сейчас первые шаги в спорте?

Ростовцев: Всем юным спортсменам (ханты-мансийцам в особенности, но не им одним) хотелось бы в первую очередь пожелать, чтобы поменьше поддавались они соблазнам, которых так много в нынешней жизни, целенаправленно и упорно работали. Надо попытаться не жить "на халяву", а сделать что-то самому.

— Не собираетесь ли приехать к нам в ближайшее время?

Ростовцев: Приедем непременно. Вот только надо попасть в тридцатку в общем зачете Кубка мира и тогда выступим у вас в марте на финале "Гран-при".

— Здравствуйте, меня зовут Полина Корсакова, у меня вопрос к Сергею Чепикову. Мой сын хочет заниматься биатлоном. Скажите, какие качества развивает биатлон и каких травм можно опасаться?

Чепиков: Биатлон хорошо развивает, с одной стороны, силовую и скоростную выносливость, а с другой стороны, стрельба способствует уравновешенности, рассудительности. Насчет травм скажу, что они практически исключены.

— С какого возраста можно отдавать ребенка в биатлон?

Чепиков: Лет с 12-13.

— А раньше?

Чепиков: Раньше, боюсь, не получится, ему винтовка будет велика. У нас еще нет оружия для маленьких. Можно его сначала в лыжную секцию отдать, а потом перевести в биатлон.

— Павел, меня зовут Гриша, я из Москвы. Скажите, почему вы полюбили спорт?

Ростовцев: Здесь многое зависит от взрослых людей, которые в детстве тебя окружают. Мне, я считаю, очень повезло в том, что мой отец был тренером по лыжным гонкам и сумел через свои отцовские чувства привить мне любовь к спорту. Еще маленьким я ходил к нему на тренировки и видел, как он занимается с другими ребятами, потом стал заниматься сам. Так что главную роль в моем спортивном воспитании сыграл отец.


Сергей ЧЕПИКОВ

Родился 30 января 1967 г. в Хабаровском крае. Заниматься биатлоном начал в 1977 г. Заслуженный мастер спорта. Олимпийский чемпион в эстафете (1988) и спринте (1994), призер трех Олимпийских игр. Чемпион мира (1989), восьмикратный призер чемпионатов мира. Многократный чемпион и призер чемпионатов СССР и России. С 1995 г. стал заниматься лыжными гонками (чемпионат мира-97 - 4-е место в эстафете). Живет в Екатеринбурге. Хобби - вокальное искусство. Служащий Российской армии. Подполковник внутренних войск.

Павел РОСТОВЦЕВ

Родился 21 сентября 1971 г. в городе Коврове (Владимирская область). Заниматься биатлоном начал в 15 лет. До этого тренировался у своего отца — тренера по лыжным гонкам. С 1997 года живет в Красноярске. Трехкратный чемпион мира. В Кубке мира дважды занимал четвертое место в личном зачете. Женат. Сыну Саше в декабре исполнится два года. Служащий Российской армии. Образование высшее (инженер-технолог).