На днях в редакции "Советского спорта" побывал президент Всероссийской теннисной ассоциации, капитан российской команды в Кубке Дэвиса и Кубке Федераций, член Международного олимпийского комитета, председатель Совета директоров "Кубка Кремля" Шамиль Анвярович Тарпищев, который подробно ответил на вопросы читателей и журналистов газеты.

Первый сет
Вопросы читателей

ТЕННИСИСТЫ НЕ МЕНЯЮТ ДВЕ ВЕЩИ - ОБУВЬ И РАКЕТКИ

— Шамиль, это говорит поэт Островой Сергей Григорьевич. Рад с тобой пообщаться.

— Очень приятно.

— Я счастлив, что мировой теннис заговорил на русском языке. Это то, о чем мечтали мы все. И не просто заговорил, а громко. Я думал, что до этого не доживу.

— В этом есть и доля вашей работы. Вы же были президентом Федерации тенниса.

— Ну что ты! Это был эпизод, а ты успешно занимаешься теннисом многие годы. Рад с тобой общаться и приветствовать тебя. Сам я только что отметил свое 90-летие, а теннисом брежу до сих пор.

— Вы оставьте свои координаты, чтобы я мог пригласить вас на "Кубок Кремля".

— Добрый день. Это "горячая линия"?

— Да вроде бы.

— Это Стас из Москвы. Почему на женском "Кубке Кремля" будут и Хингис, и Моресмо, и другие спортсменки первой десятки, а на мужском, кроме Кафельникова и Сафина, больше и назвать некого?

— Во-первых, я не согласен, что в мужском турнире слабый состав, а во-вторых, женский "Кубок Кремля" входит в число девяти крупнейших соревнований мира. "Супердевятка" — это вторые по значимости состязания после "Большого шлема". У женщин последняя участница, попадающая в основную сетку, стоит в мировом рейтинге на 32-й позиции, а у мужчин — на 52-й. В теннисе престижным считается быть в числе 70 лучших, то есть 70-й игрок мира может выиграть любой турнир.

— Есть желание повысить и ранг мужского турнира?

— Чтобы поднять статус мужского турнира до "Супердевятки", нужны большие деньги. Ведь 10 турниров такого высокого ранга быть не может, значит, надо кого-то вытеснять из девятки. Это стоит порядка 6-8 миллионов долларов, а чтобы привести в Москву финал "Мастерс", нужно заплатить 12 миллионов долларов. У нас пока таких средств нет. Один только бюджет "Кубка Кремля" в этом году составил 6 миллионов 300 тысяч. Два миллиона 150 тысяч — это призовой фонд мужского и женского турниров плюс еще контракты с игроками мужского соревнования, а вот женщинам нам приплачивать не надо, они сами к нам выстраиваются в очередь. Остальная часть денег уходит на решение организационных вопросов. Но, к сожалению, наша законодательная база не позволяет привлекать спонсоров и сделать турнир окупаемым и прибыльным. Не секрет, что в прошлом году доход Открытого чемпионата США составил 250 миллионов долларов. В Европе такой турнир, как "Кубок Кремля", дает прибыль в 5-6 миллионов, а у нас в силу отсутствия законов о рекламе и спонсорстве такой механизм не работает. Если за рубежом можно еще как-то отбиться за счет телевидения, то у нас и этого шанса нет. В России не только не платят за телевизионные права, но еще и требуют с федераций оплату за показ спортивных мероприятий.

— Добрый день. Беспокоит Косолапов Олег Адольфович, теннисный любитель. Несколько лет назад стоял вопрос о повышении статуса мужского "Кубка Кремля", а сейчас уже пошли разговоры о продаже прав на проведение соревнования Китаю. Что же на самом деле происходит?

— Действительно, Китай ищет неделю для того, чтобы под Олимпиаду-2008 сделать теннисный турнир в Пекине. Но свободной недели в мире нет, и поэтому они хотят даже не купить, а взять в аренду какой-нибудь турнир до 2008 года. Китай обращался к нам с просьбой сдать им турнир на несколько лет. Я ответил так, что в этом году мы решили финансовую проблему, но в будущем такой вариант не исключен. Если мы поймем, что не в состоянии набрать средства, лучшим выходом будет одолжить "Кубок Кремля" на некоторое время, иначе его можно вообще потерять.

— Еще такой вопрос, немного связанный с рекламой. Мне кажется, что любителям тенниса было бы интересно, если бы в программках к "Кубку Кремля", где представляются игроки, также были опубликованы данные о том, какой ракеткой играет теннисист и в чем ее особенности.

— В принципе это возможно. Но зачастую получается любопытная ситуация. Вот, например, Сафин раньше играл одной ракеткой, а потом ее поменял. Но это все тот же "Хэд", просто "Данлоп" делает ракеты под него. Так же, как когда-то знаменитый Илие Настасе вдруг заиграл "Адидасом", а на самом деле эта фирма просто покупала заготовки "Максплэй" и красила их в свои цвета. Сумасшедшие же люди покупались на этот трюк, и выстраивались очереди в магазины. Я это к тому говорю, что фирма может сделать любую ракету под игрока. Как известно, объем головки зависит от параметров внимания, которыми обладает человек. Если концентрация устойчивости и переключение внимания хорошие, то головка ракеты маленькая, если же плохая — то головка побольше, чтобы как-то нивелировался брак по центру попадания. Но тогда теряется скорость. Вообще хочу сказать, что теннисисты не меняют две вещи — обувь и ракетки. И если человек в солидном возрасте вдруг поменял ракетку, то это означает, что он просто перекрасил старую.

ЛЮБИМЧИКИ КАФЕЛЬНИКОВ И САФИН

— Это говорит Илья, 24 года. Недавно Марат Сафин выиграл турнир в Ташкенте. Означает ли это, что у него закончилась полоса неудач?

— С Маратом произошла такая история: он очень быстро взлетел, будучи совсем юным. На него не давил результат, когда он поднимался наверх, а когда надо отстаивать свои позиции, естественно, ты обязан в каждом матче выходить и выигрывать. Это уже совсем другой психологический подтекст. Многие такой груз вообще не выдерживают. Помните, как ярко вспыхнула звезда Лапентти, а потом она сразу погасла. Сейчас он даже не может вырваться на уровень двадцатки. Такой период времени надо пережить, и у Марата он прошел недели за две до Открытого чемпионата США, а на следующий год, я думаю, Сафин уже будет биться за первое место.

— А сейчас Марату чего-то не хватает, чтобы стать первой ракеткой мира?

— У него есть страшный козырь — невероятная скорость полета мяча при обмене ударами с задней линии. А вот в технико-тактическом плане номер один в мире — Кафельников, и Сафину в этом вопросе еще надо много учиться.

— Беспокоит Денис из Москвы. Сможет ли ваш любимчик Евгений Кафельников в ближайшее время еще раз выиграть турнир "Большого шлема"?

— Любимчики у меня все. Но когда ты знаешь игрока с 12 лет, как, например, Кафельникова, наблюдаешь шаг за шагом этапы его становления и видишь все его достоинства и недостатки, то поневоле он становится тебе как родной. Поэтому у нас в теннисе своя семья и свои ценности. А что касается Кафельникова, то все зависит от его системы функциональной подготовки. Ему тяжело работать вне корта и заниматься монотонной нагрузкой. И поэтому он выбрал другую формулу. Получается парадоксальная вещь: в течение года Евгений играет 30-32 турнира, что очень много, и половину из них он не считает за серьезные соревнования, иными словами, тренируется, по ходу матча. А ведь от этого у Жени часто страдает не только его функциональная подготовка, но и результат.

— Но каковы его перспективы?

— Кафельников может обыграть кого угодно и уступить кому угодно, но по технико-тактическим данным ему нет равных в мире. Он очень здорово соображает на корте, одна из главных проблем — стабильность, другой немаловажный аспект — функциональное состояние. Если эти элементы Женя улучшит, то сможет быть первым.

— Проблемы в личной жизни как-то сказались на результатах Кафельникова?

— Конечно, он же живой человек. В нынешнем сезоне у него вообще выпало два месяца из-за этого.

— Но он сможет справиться с такой ситуацией?

— Ну да (смеется). Если еще раз женится.

— Это звонит Николай Павлович. Не собирается ли Международная федерация тенниса заставить организаторов таких турниров, как Уимблдон, строить крыши, чтобы не было этих бесконечных переносов из-за дождя?

— Нет. В этом и есть прелесть тенниса. Я в свое время играл матч в общей сложности 9 часов 50 минут. По упорному поединку двух равных соперников можно написать психологический портрет теннисиста. Тот же Иванишевич, если бы не прерывался матч с Хенманом из-за дождя, не смог бы выиграть. Но ему помогло спортивное счастье — тут ничего не поделаешь.

— Это Андрей из Подольска. Вы в свое время занимались строительством московской трассы "Формула-1". Как сейчас обстоят дела?

— Да, по поручению Лужкова я занимался этим вопросом и даже поехал в Барселону встречаться с Экклстоуном. Причем ездил к нему в сопровождении короля Испании Хуана-Карлоса и тогдашнего президента МОК Хуана Антонио Самаранча. И когда я пришел к Экклстоуну, он меня спросил: ты знаешь, какой ты у меня по счету из России с этим вопросом? Я думал, где-то 10-й, а оказалось 16-й. Вот поэтому, говорю, я с такой делегацией. До некоторого времени существовал лишь один проект — Молжаниновка. Я до сих пор считаю, что это самое удобное расположение для автодрома. Разрабатывается проект строительства трассы "Формулы-1" в Нагатино. Идет рабочий процесс, в котором я не принимаю участия.

— А вы болеете за кого-то из современных гонщиков?

— Вообще хочу сказать, смотреть гонки на автодроме довольно скучно и очень шумно. Невозможно уследить за перемещением машин по трассе, да и постоянный гул моторов мешает сосредоточиться. Гораздо интереснее потом смотреть телевизионные нарезки с красивыми обгонами. Что касается гонщиков, я неплохо знаю Дэвида Култхарда. Мы с ним несколько раз общались.


Второй сет
Вопросы журналистов

КУРНИКОВА - ЛУЧШАЯ РЕКЛАМА ДЛЯ РОССИИ

— Как проходит подготовка к "Кубку Кремля"? Что за год изменилось, что нового увидят зрители?

— Второй год подряд мы проводим в одну неделю и мужской, и женский турниры. Кроме того, сроки сместились на месяц вперед, и это дало возможность привлечь более сильный состав. Раньше "Кубок Кремля" был итоговым турниром перед "Мастерс" и игроки, которые уже успевали набрать очки, берегли силы и готовились к финалу. А в октябре восьмерка еще не определена, и поэтому в этот раз у нас получился наиболее сильный и ровный состав за всю историю турнира как у мужчин, так и у женщин.

— Хорошо ли раскупаются билеты на "Кубок Кремля"?

— Я могу сказать, что в этом году все идет удачнее, чем обычно. Проблем с распространением билетов нет. Если билетную программу раньше закрывали в ходе турнира, то уже сейчас на финалы билетов практически нет. Главное, что очень много иностранцев заказывают места. Причем билеты стоят от 10 рублей до 900 долларов. Вообще билетная программа у нас очень гибкая, мы распространяем билеты на первые дни соревнования и по школам. А квалификацию, где будут играть очень интересные спортсмены, и вовсе можно посмотреть бесплатно.

— Государство вам чем-нибудь помогает?

— К сожалению, не очень. Хотя "Кубок Кремля" не только проблема теннисистов, но и государства, потому что это наиболее крупный имиджевый турнир в России, а из традиционных, наверное, вообще единственный такого уровня. По организации проведения соревнования за последние пять лет мы три раза занимали первое место, поэтому все с удовольствием к нам едут. Сегодня благодаря спорту нас уважают во всем мире, и лучшего имиджа для России не придумать. Если к Курниковой у нас относятся по-разному, то в Америке девочки в школах носят под нее косички. Количество сайтов, на которых можно найти упоминание лучших российских теннисистов Кафельникова, Сафина, Курниковой, в Интернете достигло 80 тысяч, и по этому показателю им уступают все остальные наши спортсмены, политики и общественные деятели.

— Намечаются какие-то положительные изменения в отношении нашего государства к спорту?

— Мне кажется, ситуация на сегодня критическая. Если в спорте высших достижений мы еще сумели сохранить какие-то позиции, то по массовому спорту мы находимся где-то на 50-х местах в мире. И глядя на то, как развивается проблема, я думаю, что провал будет неизбежным. Если мы упустим время, то сможем рассчитывать на что-то только в 2012 году. Ясно, что Олимпиаду-2008 выиграет Китай. Они бы и в Австралии выиграли, если бы 39 человек не дисквалифицировали. Простой пример: до 1990 года у каждой нашей федерации было 7-8 резервных составов, в 1994-м — 3-4, а в 2000-м — ни одного. Существует также и проблема здоровья нации. 7 из 10 призывников не годятся в армию.

— А с теннисом такая же удручающая ситуация?

— Посудите сами, в теннисе на сегодня создается неплохая ситуация. Я вам назову некоторые цифры. В 2000 году мы провели 736 турниров в 47 регионах и 124 городах России. В стране работают сейчас 786 открытых кортов и 378 крытых. А раньше на весь СССР было 94 крытых корта. Если брать данные по Москве, то сейчас у нас 123 крытых корта, хотя в 1978 году было всего 24. В настоящий момент по России порядка 400 теннисных школ.

— В регионах родители платят за занятия детей теннисом такие же бешеные деньги, как и в Москве?

— Там таких денег просто нет. В Москве — другое дело: теннис более популярен, существует спрос на крытые и открытые корты, поэтому и цены в Москве выше. Существует проблема и окупаемости спортивных сооружений. На Западе ни один бизнесмен не строит сооружение, если он не вернет своих денег через 5-6 лет. Из культурных объектов у нас наиболее выгодно строить кинозалы, боулинг и теннисные корты.

— Ну а есть у вас льготы для талантливых детей?

— Талантливые дети у нас вообще не платят. Проблема в другом: их воруют. Контрактной системы в России практически не существует, а если контракт все-таки есть, то на Западе на него не обращают внимания. Ведешь-ведешь ребенка, а его потом раз — и увозят. Подготовка 12-летнего теннисиста стоит 30 тысяч долларов. Мы как федерация можем держать от силы 15 игроков, а надо бы 150. Посредник приходит к родителям и дает на 10 тысяч больше, чем мы. И так как ребенок не имеет права подписи до совершеннолетия, за него это делают родители. А в 18 лет ребенок может всех послать и вообще уйти. Раньше была идеология и вертикаль. Если сейчас позвать ветеранов, таких, как Буре или Фетисов, они будут выступать бесплатно, потому что формировались как личности здесь. У нынешней молодежи чувство патриотизма зачастую потеряно. У многих нет национальной идеи, гордости за страну. Хотя должен сказать, что в теннисе еще никто за границей не остался.

— Были такие случаи, когда вы видели ребенка в 10-12 лет и думали, что из него не получится серьезного теннисиста, а потом проходило лет 7, и он неожиданно для вас раскрывался?

— Нет, такого не было. Я могу сказать в принципе, кто точно играть не будет. А вот кто заиграет, предугадать невозможно, потому что теннис — эта проблема психики. Если ребенок медленный, а быстрота воспитывается от 7 до 9 лет, значит, он большим игроком не будет, максимум чего добьется — окажется в полтиннике, но не более того.

ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ЖЕРЕБЬЕВКИ

— Почему второй раз подряд в Сургуте проходит отборочный турнир к "Кубку Кремля"?

— Мы рассматриваем всегда много вариантов. Все зависит от предложений и уровня организации. В Сургуте прошел чемпионат России? мы планируем создать Сибирскую академию тенниса. Думаю, что через год соревнование пройдет в Тюмени, где строится очень хорошая база. Сейчас подпишем контракт с Омском, недавно в Саранске провели международный турнир. Наша задача — развивать теннис по всей России. И радует то, что администрация на местах активно включается в эту работу. Губернаторы сами выходят играть в футбол, в теннис, показывая пример своим согражданам.

— А когда, на ваш взгляд, теннис стал массовым народным видом спорта?

— Я могу так сказать, что теннис у нас существовал всегда, но его развитию мешало прежде всего отсутствие в программе Олимпиады. А потом считалось, что он не медалеемкий. Не было государственной поддержки, достаточного финансирования, методических пособий, по телевидению теннис не показывали, а специалисты — наперечет. Я приходил в школу отбирать детей и говорил: пойдешь играть в теннис? Первая ассоциация у детей была — настольный теннис, о существовании большого они даже не знали. При этом и космонавты, и дипломаты — все играли в теннис. В МГИМО теннис был обязательным предметом, потому что при каждом посольстве на Западе располагался теннисный корт. А когда Ельцин в шортах и с ракеткой вышел перед публикой, он тем самым снял вето. Показателем популярности и массовости тенниса в России стало то, что раньше родители приводили детей в секции, а где-то три года назад дети сами пошли в теннис.

— То есть дети знают некоторых теннисистов лучше, чем футболистов?

— Конечно, если в прошлом году Клинтон пригласил в свою ложу Сафина после того, как тот выиграл в полуфинале Открытого чемпионата США у Мартина и разговаривал там с ним минут 40, это о многом говорит. Кстати говоря, Дэвенпорт даже обиделась, почему Клинтон проявил такое внимание к русскому. Это показатель того, насколько теннис популярен на Западе и насколько высок интерес к российским спортсменам.

— А ваши дети играют в теннис?

— Да, у моего старшего сына, которого все зовут Шамиль, хотя я его назвал Амиром, есть определенные способности. Не знаю, будет ли он дальше серьезно заниматься теннисом, но пока у него получается довольно-таки успешно.

— Кроме тенниса, каким видам спорта вы отдаете предпочтение?

— Футбол, болею за "Спартак". Очень переживаю, когда смотрю матчи с участием любимого клуба.

— Вам самому удается поддерживать форму?

— К сожалению, свободного времени очень мало. Тем не менее два раза в неделю я играю в теннис и футбол.

— Вы азартный человек? Делаете ли ставки на исходы спортивных соревнований?

— Нет. Я не азартный, просто у меня очень хорошая интуиция, и она меня часто выручает. Как-то в Монако в одном из казино проходила презентация. Я долго стоял возле стола с рулеткой и в какой-то момент почувствовал — сейчас выпадет "17". Рискнул — и выиграл. Так же и в теннисе. Стоит мне посмотреть, как игроки проводят предстартовую разминку, я практически безошибочно могу определить победителя этого матча. Был еще один интересный случай. Когда в 1975 году в финале Уимблдона играли Коннорс и Эш, все говорили, что победит Коннорс. Мой приятель предложил: давай, мол, поставим на Коннорса. Хоть выигрыш будет небольшим, зато наверняка. А я ему ответил: поставь на Эша, он победит в четырех сетах, и написал ему на бумажке счет. И точно, чемпионом стал Эш. Жаль, что приятель на него так и не поставил. А куш был бы немалым: 35 тысяч фунтов. Хотя в то время еще неизвестно, чем бы это для меня могло закончиться. Все, что ни делается, все к лучшему.

— Тогда, может быть, вы нам скажете, будет ли на "Кубке Кремля" "русский финал", как в Ташкенте?

— Все будет зависеть от жеребьевки и от сетки. Я считаю, что в США сетка была очень удобная как у Сафина, так и у Кафельникова. Но Кафельников вообще в этом плане счастливчик (стучит по дереву). Правда, в полуфинале ему достался Хьюитт, с которым он вообще не может играть. Тот очень быстрый, а у Евгения просто не хватает терпения его добить.