Во вторник в гостях у "Советского спорта" побывал легендарный капитан сборной СССР, а ныне главный тренер национальной команды России Борис Михайлов. В присутствии супруги Татьяны Егоровны Борис Петрович откровенно ответил на звонки наших читателей. Он не только вспомнил лихие былые времена и поделился мнением о положении дел в современном хоккее и перспективах сборной, но и приоткрыл тайную завесу над неизвестными ранее страницами собственной биографии.

ТАК КТО ЖЕ КОРОЛЬ?

Вопросы наших читателей зачастую поражали остроумием и глубокой осведомленностью относительно судьбы Михайлова и подчас ставили великого хоккеиста в тупик.

— Здравствуйте, Борис Петрович! Вас беспокоит офицер военной авиации. Как истинного армейского капитана я хотел бы спросить, кого вы считаете хоккейным королем всех времен и народов? Чаще всего подобным эпитетом награждают Харламова или Фирсова, вы играли с обоими…

— Думаю, не стоит делить между ними лавры. Фирсов был гением советского хоккея своей эпохи, а Харламов - своей. Считаю, сравнивать их не стоит. Для меня они оба - гении ледовой игры, хоккейные виртуозы, именно такие люди подняли наш вид спорта на очень высокий уровень.

Михаил из Москвы:

— Мне искренне жаль, что так несправедливо получилось с выбором главного тренера олимпийской сборной, и вы остались вне Игр в Солт-Лейк-Сити. Как можете прокомментировать эту ситуацию? Неужели вся команда вновь будет энхаэловская?

— Мою позицию все знают: я вне игры. Я никогда ни под кого не подстраивался. Сейчас подобные вопросы нужно задавать Фетисову, который стал главным тренером на Олимпиаде. Только он волен решать, кому ехать на Игры. Какая у него позиция, я не знаю. Я бы хотел видеть в Солт-Лейк-Сити хоккеистов, выступающих в Суперлиге, но все зависит от их выступлений, а также от решения Вячеслава. Чехи, нашедшие оптимальное сочетание игроков из НХЛ и национального чемпионата, доказали, что их путь - успешный, а значит, он имеет право на существование и у нас.

Николай из Москвы:

— Сперва хотел бы выразить вам поддержку за выбранную стратегию: сборная призвана сохранять традиции, и ее костяк должны составлять игроки, выступающие в России. С вашим приходом улучшились результаты в Евротуре, остается теперь побороться за медали чемпионата мира. Каким образом вы готовитесь к поединкам против соперников по Евротуру? Выбирается ли конкретная тактика против каждого, на какие акценты вы обращаете внимание? Охарактеризуйте каждую команду подробнее.

— Все четыре сборные, участвующие в поединках Евротура, - равные по классу команды. Сегодня трудно предопределить, кто победит - чехи, мы, шведы или финны. На первом этапе "Ческе Пойиштовна" мобильнее оказались финские молодые хоккеисты, которые за счет работоспособности обыграли всех. Перед каждой игрой мы учитываем слабые и сильные стороны противника, акцентируем на этом внимание ребят, настраиваем их только на победу и на максимальную самоотдачу. Увы, не всегда получается выигрывать - уровень хоккея в европейских странах сильно вырос. Это касается как вышеперечисленных сборных, так и бывших аутсайдеров - швейцарцев, которые в последние годы здорово подтянулись. Вспомните, ведь в годы моих выступлений, выходя на поединок с ними, мы были уверены, что забросим им с десяток шайб.

— Судя по первым турам чемпионата, существенно ли вы обновите состав сборной на следующем этапе Евротура в Швеции?

— Я доволен не всеми игроками, участвовавшими на этапе в Чехии. Ниже ожидаемого сыграло атакующее звено из Казани, хоккеисты из Череповца и, в первую очередь, игроки обороны. Петрочинин, на которого я надеялся и даже назначил ассистентом капитана, меня подвел, бледно выглядел также Евстафьев. Андрей цепкий защитник - он на ЧМ в Германии доказал, что может играть на высоком уровне, но мощи хватает не всегда. Это была самая слабая пара на турнире в Чехии: из семи пропущенных в основное время шайб на их счету пять, они проиграли все микроматчи. Бледно выглядел и Епанчинцев, хотя во внутреннем первенстве себя проявил как результативный форвард. Скажите, почему Вадим в матчах Суперлиги стоит на пятачке, хотя и играет на краю, а в международных встречах этого не делает, хотя и выступает в роли центрфорварда? В сборной игрок должен выступать ничуть не хуже, чем в клубе! Слабо в Чехии выступили Гулявцев, Кудашов, Бут… Антон классно провел ЧМ-2001, но вот сейчас в Ярославле играет лишь в четвертом звене, хотя в прошлом году был во втором. Наверняка ему сложнее теперь будет себя проявить. Конечно, изменения в сборной будут, а насколько они станут значительными, зависит от самих игроков, которые должны вновь доказать, что имеют право попасть в состав. В поле моего зрения и хоккеисты, вернувшиеся из Америки, - Коваленко, Голубовский, Наместников, тот же Квартальнов…

— Не видите ли вы кандидатов в сборную среди игроков "Крыльев Советов"?

— Дорога в национальную команду не закрыта никому. В каждом клубе есть кандидаты в сборную, и "Крылышки" в этой связи - не исключение. По рекомендации тренеров клубов мы будем отбирать самых достойных.

БУДУЩЕЕ МОГИЛЬНОГО И КО

— Неужели возьмете в сборную и Могильного?

— Позиция Александра давно известна, он озвучивал ее не раз. Если Могильный ее изменит и захочет выступать в национальной команде, то почему бы и нет? Повторю, дорога в сборную открыта всем. Есть только одно условие: мало одного лишь желания, необходимо еще и умение. Крест я не ставлю ни на ком.

— Но ведь Александр ничем не проявил себя на Кубке мира-96…

— О выступлении сборной на том турнире, которую я принял в последний момент из-за болезни Игоря Дмитриева, говорить не хочется. Скажу лишь, что по ходу Кубка хотел все бросить и улететь домой. Но тогдашний президент ФХР Валентин Сыч уговорил остаться.

Екатерина из Москвы:

— Есть ли сейчас стимул у игроков играть в сборной, как было раньше, когда у руля ФХР стоял Сыч? Ведь в клубах заработки ныне много больше…

— При Сыче существовали таможенные льготы на водку, и денег у федерации было предостаточно. Ныне дело обстоит иначе, и благосостояние национальной команды зависит от привлечения спонсоров. Сейчас у ФХР таковых двое, и одна из компаний целиком поддерживает только первую сборную. Премиальные в сборной должны прилично повыситься, и как только ребята получат деньги за выступления в Чехии, я смогу говорить об этом официально. Но и получать каждый будет от личного вклада. Впрочем, сборная, считаю, - не механизм по увеличению толщины кошелька. Здесь ребята поднимают свой уровень, работая еще и на имидж. Согласитесь, в сборной России играть престижно, и каждый это должен понимать.

— Почему мы никак не можем выиграть первенство мира?

— На этот вопрос однозначно ответить сложно, существует целый комплекс причин и в первую очередь выход на новый уровень всех остальных сборных. Сейчас любой может стать первым, и на конечный успех порой влияют нюансы. Думаю, пора нам вновь всерьез подбираться к золоту на ЧМ, и мы к этому, естественно, будем стремиться. В предыдущий раз наша национальная команда выиграла это звание в 1993 году, тогда я был главным тренером. Надеюсь, при Михайлове мы были чемпионами не в последний раз.

— Может быть, не хватает психологии победителей?

— Этот компонент нельзя сбрасывать со счетов, но причины лежат глубже. Взгляните, ведь за исключением ЧМ в Санкт-Петербурге-2000 и, быть может, швейцарского фиаско-98, мы уступали сильнейшим командам планеты.

— Последние годы вашим соратником считается глубоко порядочный человек Игорь Тузик, нынешний вице-президент ФХР. Как получилось, что так близко сошлись вы - армеец, и он - динамовец?

— У нас с Игорем Николаевичем практически одинаковый взгляд на хоккей, на аспекты его развития, движения вперед. Еще в 1994 году я пригласил его стать помощником, когда он был тренером "Динамо". С тех пор мы почти всегда работаем бок о бок. Сейчас он мне помогает в сборной в качестве генерального менеджера, отвечая за Евротур и ЧМ.

Светлана из Москвы:

— Слышала, что вы не жалуете журналистов, и у вас очень сложно взять интервью. У вас был неприятный опыт общения с ними?

— Нет, у меня всегда приятный процесс общения с представителями СМИ, но иногда, особенно в минуты сложных ситуаций после игры, мне просто не хочется разговаривать вообще ни с кем, и конкретно журналисты здесь ни в чем не виноваты. Бывает, что они искажают мои слова, и это, поверьте, не прибавляет желания делиться сокровенными мыслями. И все же знаю, основная проблема во мне. Понимаю, что не прав, но ничего не могу с собой поделать.

— Опишите достоинства и слабые стороны вашего сына Егора. Что может помочь ему в составе Магнитки выиграть чемпионат страны?

— Плюсы Егора: скорость, бесстрашие, нацеленность на ворота, он никогда не уходит от силового единоборства. А вот прибавить ему надо в габаритах. Видимо (с улыбкой поглядывая на жену), надо задать вопрос маме: почему она его так плохо кормила?

— Откройте завесу тайны над аварией, в которую Егор попал несколько лет назад, выступая в Северной Америке за одну из юниорских команд.

— Несколько лет назад зимой Егор ехал в автобусе со своей командой на очередную игру. На скользкой дороге внезапно автобус занесло, и он, головой разбив боковое стекло, вылетел наружу, попав в сугроб. Серьезно пострадал только Егор — он потерял огромное количество крови. В госпитале на голове ему наложили с десяток швов, а команда поехала на встречу. Ошибка сына была в одном: он послал домой фото, которые красноречиво свидетельствовали о серьезных травмах головы. Мама после этого долго не могла прийти в себя, но потом все раны зажили.

БОЛЕЮ ТОЛЬКО ЗА ЦСКА

Кирилл из Красногорска:

— Когда в прошлом году вы покинули пост главного тренера ЦСКА, на вас обрушился шквал критики, и даже знаменитый армеец Александр Рагулин заявил, что вы бросили команду в тяжелую минуту. Как прокомментируете ту ситуацию?

— Легко говорить, но для этого надо досконально знать ситуацию. На моем месте, думаю, он поступил бы так же. Ведь я хотел уйти из ЦСКА еще летом 2000 года, потому что у команды были проблемы с зарплатой. В конце концов в январе вынужден был написать заявление об уходе. Надо было только указать, что делаю это из-за того, что не удовлетворен тем, как клуб выполняет условия моего контракта.

— Как вы считаете, есть ли перспектива у нынешнего ЦСКА, руководимого Крутовым?

— Я болею за эту команду, ведь почти всю свою жизнь провел в ЦСКА. Желаю успехов на тренерском поприще и Володе Крутову. Как я могу не верить в то, что в итоге армейцы возвратятся в число лидеров нашего хоккея? Только для этого необходимо объединение, и я не раз пытался сделать это. Но обе стороны, увы, никак не хотят прийти к согласию, а это смертельно для ЦСКА.

В ТЮРЬМЕ ВМЕСТЕ С ПЕТРОВЫМ

— Как вы считаете, почему мы все-таки не смогли выиграть Олимпиаду-80? Вы ведь тогда так и не стали трехкратным олимпийским чемпионом, хотя и были очень близки к этому.

— Причина одна - самоуверенность всех без исключения членов нашей команды, включая и руководителей ее штаба, и главного тренера Виктора Тихонова. Многие тогда, в том числе и председатель спорткомитета Павлов, еще до финального матча с американцами выиграли, не выходя на лед. Говорили: ну, хоккейное золото у нас в кармане. Иные заранее вешали себе значки, ордена и медали. И действительно, мы ведь порвали команду США накануне Игр, разгромив ее с двузначным счетом. Однако сказка в быль не превратилась, став кошмарным сном. Мы проиграли заведенным американским студентам, носившимся, как сумасшедшие, - 3:4. А мы все стояли… Считаю, и Третьяка напрасно заменили в конце первого периода, когда счет стал 2:2. Конечно, никто не думал, что мы можем проиграть, а это всегда чревато. Мы уступили тогда, в первую очередь, в психологии…

— Не раз писалось, будто сборная наша жила тогда в катастрофических условиях…

— Все были в одинаковых условиях: команды разместили в двухэтажной тюрьме, построенной для малолетних преступников. В каждой камере по две двухъярусные койки на четыре человека. Мы проживали вместе с Владимиром Петровым, благо места хватало. Причем камера была похожа на огромную цистерну, поставленную стоймя: ни одного угла, только полукруглые окна и железные стены. В камере лишь умывальник, общий санузел находился на улице. Холод стоял жуткий, одеялами закрывали вытяжку. Правда, во всем комплексе был общий большой холл - в нем советские артисты выступали перед нами с концертами.

— Считалось, что вы - король пятачка, и равных в игре на нем вам не было. Сами научились действовать в такой манере или позаимствовали технику у кого-то еще?

— Даже не могу четко ответить. Видимо, оба компонента присутствовали. До 1972 года я активно работал на пятачке, а потом несколько сбавил обороты, ведь там же всегда бьют, там больно. Тогда Тарасов сказал: "Если Михайлова нет на пятачке, его нет в хоккее". Пришлось действовать по-прежнему.

— Это правда, что соратники вам дали прозвище "Тыря-пыря"?

— Нет, меня называли просто "Пыря". Говорят, что у меня нос большой. Вот для меня, молодого, такую кличку Женя Мишаков и придумал. Так повелось, и ничего уже не менялось. Впрочем, у всех ребят были прозвища, и никто не обижался.

ЧИВЕРС ЧУТЬ НЕ ПОКАЛЕЧИЛ

— В арсенале вашей знаменитой тройки Михайлов - Петров - Харламов был хитроумный финт, когда вы били по черенку клюшки голкипера, а в это время партнеры бросали шайбу ему между ног.

— Это действительно так - не раз таким образом мы забивали, вроде бы неумышленно задевая клюшку вратаря. Но позже этот наш финт раскусили и стали удалять, особенно часто это делал наш знаменитый арбитр Юрий Карандин. Однажды, когда мы подобное провели в игре с канадцами в Бостоне, их голкипер Джерри Чиверс чуть не покалечил меня. Я упал, а он со всего размаха как саданет меня по спине! Правда, гол засчитали, а это самое главное.

Подполковник в отставке Егор Филатов:

— Всегда гордился вашей знаменитой тройкой, следил за вами и после окончания карьеры игрока. Каким образом вы поддерживали спортивную форму, когда вам пришлось резко снизить нагрузки?

— Я закончил в 36 лет, хотя собирался играть и дольше, но ситуация потребовала повесить коньки на гвоздь. Поначалу бегал по утрам, но потом сказал себе: "Неужели за 18 лет карьеры в командах мастеров не набегался?" и перестал. Сейчас иногда двигаюсь, делаю гимнастику, но только не бегаю. Изредка выступаю за команды ветеранов, могу и в "дыр-дыр" поиграть (мини-футбол. - Г.Н.).

ЕДВА НЕ УБИЛ ВАСИЛЕНКА И ПОВЕРГ В ШОК ХОЛЕЧЕКА

Константин, Челябинск:

— Не кажется ли вам, что, не приглашая сильных хоккеистов из провинции, наш хоккей разрушали еще задолго до нынешнего падения, и роль Виктора Тихонова в последовавшем провале одна из основных? Ведь кроме ЦСКА, "Динамо", "Спартака", по сути, никого больше и не было.

— Не согласен с вами, ибо каждый - человек своей эпохи. У Тихонова, когда он принял ЦСКА и сборную, были свои мотивы для того, чтобы на базе армейцев создать сборную Союза. Это было стратегическое решение, и оно принималось отнюдь не одним человеком, а на самом высоком партийном уровне, ведь еще 10 - 15 лет назад наш вид спорта считался государственным, и его курировали высшие правительственные чиновники. Почему бы тренеру не пойти по этому пути? Виктор Васильевич - эпоха нашего хоккея, у него очень большие достижения, и я не считаю, что он подобным образом участвовал в развале нашего хоккея. А на кризисе в Москве в 90-е годы сказался финансовый крах, и ничего более. В провинции быстро среагировали, что нужно вкладывать в хоккей большие деньги, и на время опередили некоторые столичные клубы, которые сейчас начинают возрождаться. В Москве поняли, что нужно реанимировать наш вид спорта, и руководители делают конкретные шаги. Думаю, в ближайшем будущем Москва твердо станет на ноги, и ее игроки будут достойно представлены в сборной России.

— Не кажется ли вам, что ныне именно провинциальные клубы из Омска, Магнитогорка, Новокузнецка играют в типично советский комбинационный хоккей?

— Все зависит от подбора игроков и от мысли тренера, руководящего командой. Омичи и магнитогорцы, значит, располагают такими возможностями, чтобы проповедовать акцент на атаку. У иных клубов в распоряжении силовые игроки, и от этого зависит тактика, отталкивающаяся от единоборств. Думаю, наш хоккей не потеряет свое лицо, потому как совокупность стилей клубов всегда шла только на пользу и была катализатором развития. Думаю, российский хоккей до сих пор считается образцом, хотя занятые нашей сборной места на ЧМ об этом и не свидетельствуют.

— Вы забили больше всех в чемпионатах страны. Какая ваша самая памятная шайба?

— Конечно, 400-я! Помню, долго не мог ее забросить, все спрашивали, ну когда же? Я очень хотел забить, и оттого не получалось. В Риге в 1979-м помню, вышли мы "два в ноль" с защитником Сашей Гусевым, а я сказал себе: "Брошу сам. Если только не забью, то убью голкипера Василенка". И ведь забил, а потом в этом же матче и 401-ю шайбу провел!

— Почему вы чаще использовали кистевой бросок и почти никогда - щелчок?

— Так руки были слабые, да и щелчок только входил в обиход. Вот Фирсов, Петров, те щелкали. Применял его, хоть и не так часто, Харламов. Я же использовал в игре щелчок лишь трижды. Но зато как! Помню, как-то раз в Чехии в одном из поединков на приз газеты "Руде Право" я подхватил шайбу у своих ворот, прошел две зоны и как щелкну от синей линии! Гол! Вратарь чешский Холечек так и не смог понять, как же это я так ухитрился.

С ТАРАСОВЫМ ПИЛИ ТОЛЬКО ВОДКУ

— Как у вас складывались отношения с великим тренером Тарасовым?

— Мы никогда не испытывали друг к другу неприязни. Он вообще многим импонировал, хотя и применял порой неоднозначные штучки. Тарасов как-то говорит Кулагину: что-то тихо в команде, давай-ка отпустим ребят на выходные домой. А стенки на базе ЦСКА в Архангельском были тонкие, и мы с Володей Петровым, жившие в соседней комнате, это услышали. Естественно, любителей отдохнуть с изюминкой потом ловили, и как бы в назидание остальным Тарасов гонял потом всю команду, получая повод до предела увеличивать нагрузки.

— А нарушали ли вы режим будучи игроком?

— Случалось, после игры распивали бутылочку, а вот курить никогда не тянуло. Вообще уж очень интересные истории случались именно с участием Анатолия Владимировича. Какой он был охотник до всякого рода шуток, экспериментов. Сколько всего выдумывал, и тренировки-то были не похожи одна на другую. После первого выигранного мной чемпионата мира в Стокгольме-69 мы втроем с Харламовым и Петровым заходим в комнату к тренерам сборной. Благодарим Чернышева и Тарасова за оказанное доверие и, по сложившейся традиции, предлагаем отметить победу. Достаем бутылку вина, а Тарасов в ответ: "Молодые люди, пить вам разрешаю впредь только водку!". Мигает стоящему в дверях чекисту, и тот в мгновение ока приносит непочатую бутылку. "Ну, кто тут у вас на розливе?", - грозно спрашивает Тарасов. Отдали бразды правления мне, и я справился почти мгновенно, ибо всегда на розливе и был. "Вот это техника! - не без зависти резюмировал Анатолий Владимирович, - чувствуется закалка". Сели, выпили по 100 граммов. Ну а после ослушаться Тарасова не могли: пили только водку. Это уже потом, после завершения карьеры, я пиво полюбил. Так что когда по вечерам супруга спрашивает, кто идет за пивом, мгновенно отвечаю - я.

ПОПАЛ В КАПКАН СУПРУГИ

— Борис Петрович, где вы впервые встретили будущую супругу?

— В пионерском лагере. Она пригласила меня потанцевать, с тех пор мы и знакомы… Мы всегда шутим, будто это ее брат сестренку пристроил…

— Действительно, у нас в семье принимают брата чуть ли не за сводника, а он гордится, - вступает в разговор Татьяна Егоровна. - Ко мне, 12-летней девочке, брат подошел и попросил пригласить друга на танец - Борис в 16 лет был очень стеснительный. Так и произошло наше знакомство. Потом в наших отношениях был небольшой перерыв, а затем случайно встретились в Серебряном Бору, и чувства нас надолго захватили. В 18 лет я вышла за Бориса замуж, он еще играл в Саратове. Так по жизни и шагаем вместе. Муж меня даже генеральным секретарем называет, очень уж я его оберегаю…