Когда я впервые увидел "при параде" прославленного олимпийского чемпиона по боксу Бориса Николаевича Лагутина, то в самом центре медального "иконостаса" заметил скромненький значок ГТО. "Для меня эта первая награда не менее дорога, чем олимпийская", — услышал я, и далее последовал рассказ, как в послевоенные годы, учась в ремесленном при автозаводе, Лагутин ходил в боксерскую секцию, которая действовала в помещении обычной городской бани...

Евгения Ивановна Сеченова, именитая бегунья, которая в 1946-м на чемпионате Европы обогнала "летучую голландку" Ф.Бланкерс-Кун, вспоминала, как во время войны мамы водили детишек в спортзал у Никитских ворот, а там им каждый день давали по бублику...

В те годы о детских спортшколах слыхом не слыхивали, ребята играли в дворовый футбол, кучковались поближе к мастерам, которых можно было запросто увидеть не только на "Динамо", но и на Соколинке, Ширяевом поле. С тех пор детский спорт стал неотъемлемой частью досуга москвичей, так что, будь моя воля, на знамени города я бы где-нибудь в уголочке, рядышком с Георгием Победоносцем поместил какой-нибудь спортивный символ.

Москва вправе гордиться уже тем только, что едва ли не половина всех отечественных олимпиоников, мировых и европейских рекордсменов и чемпионов — из ее "спортивного гнезда". А ведь большинство из них первые шаги делали в ребячьих секциях, позднее — в спортшколах. В средней школе, где училась Лена Замолодчикова, олимпийская чемпионка Сиднея, не нашлось гимнастического бревна, из-за этого она подалась в ДЮСШ, где худо-бедно все было, а главное — тренерское долготерпение и доброта.

Звон олимпийских медалей ласкает слух, нет слов. Только вот не услышанными остаются скромные, но не менее значимые победы, которые подросток постоянно одерживает над самим собой, ступив на жесткую тропу спорта. Да, он мечтает о наградах и почестях, но раз погрузившись в спортивную купель, он познает и радость каторжного труда во имя будущих побед. У него ни минуты не остается на битье баклуш. Днем — за партой, вечерами, в выходные — тренировки, соревнования.

И это прекрасно, остается лишь сожалеть, что жидковаты ряды юных атлетов. Социологи утверждают, что до 80 процентов детей и подростков так и не могут найти для себя единственно правильный путь к личной красоте и здоровью. Дети, чего греха таить, беззащитны перед дурным влиянием. Они доверчиво льнут к бравым пацанам, которые курят, выпивают, а то и наркотой балуются...

Идея, которую пестуют нынешние руководители городского спорта, — противопоставить этот самый спорт в качестве мошной альтернативы всему дурному. Ну хочет подросток побеситься — вспомним себя в юности — дай ему экстрим, силенок не хватает — замани на штангу, в борьбу.

Выбор огромен, при желании можно отыскать секцию, где плата за занятия чисто символическая. А при еще большем желании — вовсе задаром бегай, прыгай, метай, толкай, пинай мяч и т.д., и т.п.

Представим себе вроде бы невероятное: в один прекрасный день все или почти все школьники пленились модой на здоровый образ жизни и ринулись искать спортшколу. Готовы ли эти учреждения сегодня принять такую ораву? Нет, нет и еще раз нет! И это при том, что в среднем на каждую московскую спортшколу приходятся 926 ребят (для сравнения, по стране этот показатель равен 640). Добавлю, что любой детский тренер мечтает "выбиться в генералы" — вырастить чемпиона, следовательно, его излюбленная "поляна" — селекция. И то правда, если театр начинается с вешалки, то большой спорт — с крошечной детской школы, где заметят ростки таланта и не дадут им засохнуть. И все же надо отдать должное ребячьему спорту Москвы: он устоял буквально вопреки всем напастям и по сравнению с провалом начала 90-х выглядит вполне по-боевому. Секрета тут нет никакого: в российской столице спорт возведен в ранг государственной политики.

После перехода под опеку Москомспорта детских спортшкол, принадлежавших системе общего образования, количество таких учреждений достигло 86. Здесь рост занимающихся детей наблюдается, но не такой уж грандиозный, чтобы связывать его со шквалом побед на международных аренах. В прошлом году, например, по сравнению с 1997-м в ДЮСШ недосчитались почти семи тысяч детей и подростков, почти на шесть тысяч сократился контингент занимающихся в платных группах.

Не будем делать скоропалительные выводы, тем более что год нынешний вселяет уверенность в том, что спортивная нива Москвы не только не хиреет, но поднимается, колосится потихоньку. И все это стараниями и самоотверженностью тренеров и немногочисленного обслуживающего персонала, порой ценой неимоверных усилий поддерживающего "на плаву" изрядно обветшавшие спортивные "хоромы".

Будем объективны — за последовавшие после Олимпиады-80 годы в столице появилось немало замечательных оазисов детского спорта, а совсем недавно стараниями правительства города почти в каждом административном округе появился свой детский ледовый Дворец. Первые ласточки — три плавательных бассейна. Растут и комплексные общеобразовательные центры — примером может служить школа XXI века в Северном Бутово. Ее номер 1945. Там созданы поистине царские условия для спортивного досуга, готова даже насыпная горнолыжная трасса. Немало в нашем городе и образцовых спортивных школ, беда только, что рассредоточены они крайне неравномерно: если в Восточном и Южном округах их аж по 17, то в Северо-Восточном — 4, такая же ситуация в Северо-Западном округе.

Недавно проведенный Москомспортом опрос населения по телефонной "горячей линии" показал, что многих родителей беспокоит отсутствие какой-либо возможности пристроить своих детей в спортшколу. Это были звонки из "обделенных" спортом округов.

Основная же масса (гораздо более половины) образовательно-спортивных учреждений пребывает в плачевном состоянии: каждое пятое здание — довоенной постройки, есть и такие, что скоро отметят свое столетие: СДЮШОР № 25 на ул. Вятской, Дом физкультуры на Бакунинской, спортклуб в Товарищеском переулке... Стыдобища! А на фоне достижений XXI века диким анахронизмом выглядит спортшкола № 44 в Южном округе. Здесь помещение отапливают дровами и углем! Что же говорить о "начинке" таких школ. Оборудование и инвентарь изношены на 70 процентов, более половины пособий пришли в негодность.

Вот мы диву давались, когда китайские спортсмены внезапно стали брать одну за другой вершины мировою спорта: как так, ведь они в тапочках резиновых тренируются! А чем мы лучше китайцев? Разве что количеством олимпийского золота. И этого золота, поверьте, было бы вдвое больше, если бы те же Бобров и Бесков тренировались в условиях, которые способен нынче предоставить научно-технический прогресс!

И все же мы, москвичи, неисправимые оптимисты. Возвращаюсь к бубликам для спортивных ребятишек под бомбежками 1941-го: растерзанная Москва верила, что устоит, знала, что после невзгод настанет время этих малых пока "звездочек"... Оттуда, из лихолетья — Петр Григорьевич Болотников, Вячеслав Петрович Веденин, Юрий Петрович Власов, Галина Евгеньевна Горохова, Анатолий Михайлович Ильин, Алевтина Павловна Колчина. Несть числа тем, кто являет собой честь и славу московского спорта, для России — главного поставщика сильнейших атлетов планеты.

Сегодня на наших глазах выходит на большие арены молодая поросль. Этим девочкам и мальчикам спорт сулит не только славу, но, прежде всего, гордость за себя, что состоялись такими замечательными, за свою столицу, которая, несмотря ни на какие дефолты и бюджетные прижимки, сумела сохранить детский спорт и делает все, чтобы блистал он всеми цветами олимпийских наград.