Жизнь нас постоянно убеждает, что в ней всегда есть место не только подвигу, но и чудесам. Летом 1999 года в Федерации бокса России раздался телефонный звонок, и человек на другом конце провода сообщил опешившему работнику ФБР, что готов оказывать бескорыстную финансовую помощь российскому боксу. Было бы, согласитесь, смешно отказаться от такого предложения, и через некоторое время звонивший оказался на олимпийской базе в Подольске, где был представлен главному тренеру сборной России Николаю Хромову. Национальная команда в тот момент готовилась к чемпионату мира в Хьюстоне, поэтому над тем, какой должна быть первая помощь добровольного мецената, долго голову не ломали: достойная экипировка, в которой не стыдно было появиться на главном старте сезона.

Но самое удивительное было в том, что после этого финансовая поддержка продолжалась, а человек, ее оказывавший, действительно ничего не просил взамен. И в том, что сегодня Сагандык Ташенов является вице-президентом Федерации бокса России, "повинен", поверьте на слово, не он сам: взять на себя эти общественные обязанности его в буквальном смысле уговорил президент ФБР Эдуард Хусаинов.

— Сагандык Токушевич, что, если не секрет, побудило вас однажды набрать телефон Федерации бокса России и предложить свою помощь?

— Во-первых, у меня была и есть такая возможность. Во-вторых, бокс — это мой вид спорта. Когда-то в студенческие годы активно боксировал, участвовал в вузовских соревнованиях и потом, образно говоря, всегда был рядом с рингом. Так получилось, что среди моих друзей много известных боксеров. Помните, наверное, Александр Мирошниченко, Анатолия Коптева, Александра Островского, Юрия Александрова, Серика Конокбаева? Последний, когда приезжал в Москву, всегда останавливался у меня, благо мы земляки. По мере возможности я сам посещал крупные боксерские турниры. Так, начиная с 1980 года, был на всех Олимпийских играх, иногда приходилось даже жить на сборах вместе с боксерами. Словом, был в гуще боксерской жизни.

А что касается помощи, всегда прямо или косвенно помогал ребятам, а два года назад решил по мере возможности поддержать отечественный бокс в целом…

— Неужели при этом не преследовали корыстных целей? В наше время в это поверить трудно.

— Никаких меркантильных интересов я не преследовал. Все, что делал, делал от души, с единственным желанием помочь нашему боксу. Весной 2000 года, накануне заседания исполкома федерации, Хромов познакомил меня с Эдуардом Хусаиновым, который через несколько дней стал исполнять обязанности президента ФБР. Однако более тесно общаться с Эдуардом Ришатовичем мы стали во время подготовки к первому Московскому международному турниру стран СНГ, в организации которого я принял активное участие (очень хотелось помочь новой "команде" федерации, искренне переживающей за наш бокс).

После Олимпийских игр в Сиднее мне стали поступать предложения войти в руководящий состав федерации. Долго не соглашался, поскольку полностью был занят собственным коммерческим проектом и понимал, что в такой ситуации соответствовать должности вице-президента ФБР не смогу. Но в начале нынешнего года Хусаинов все-таки меня уговорил.

— Сегодня контроль за всеми финансовыми операциями федерации возложен на вас. Откуда такое доверие президента, который семь раз отмерит, прежде чем один раз отрежет?

— В первую очередь потому, что между нами есть полное взаимопонимание. За год с небольшим мы узнали друг друга досконально, и сегодня он по-человечески мне доверяет. А во-вторых, так получилось, что среди всех вице-президентов я более или менее профессионально владею этим вопросом, поскольку по роду своей деятельности приходится много заниматься финансовыми делами

— Есть ли какие-то ваши "фирменные" предложения, которые сегодня определяют политику ФБР, в том числе и финансовую?

— Разумеется. По меньшей мере могу назвать три таких предложения, которые существенно отличаются от прежнего стиля руководства, где бал правили практически два человека. Для такой федерации, как ФБР, с ее 78 коллективными членами, подобный подход, я считаю, неприемлем. Поэтому я предложил объединить всех, кто мог оказать реальную меценатскую помощь федерации.

Второе предложение заключалось в том, что все жизнедеятельные вопросы решаются коллегиально бюро вице-президентов ФБР, поскольку там есть более опытные люди, такие, как два Александра Мельниковы, Виктор Рыбаков, Роман Абачараев, и другие, кто имел опыт управления региональными федерациями.

Третье предложение звучало так: прежде чем наша команда сформируется, надо максимально сохранить прежний состав Исполкома.

— Поскольку мы заговорили о деньгах, скажите, сегодня финансовое положение федерации уверенное?

— Скажу так: оно самодостаточное — все основные проблемы, которые возникают по всем четырем сборным, мы стараемся решать собственными возможностями. Но вопрос надо рассматривать шире, в социальном аспекте. Мы, естественно, не можем обеспечивать наших спортсменов квартирами, машинами, теми условиями, которые позволяли бы им заниматься только своими профессиональными обязанностями. В этом плане мы продолжаем надеяться на помощь государственных структур, благо перед глазами есть опыт Кубы, где лучшие боксеры страны принадлежат привилегированным слоям общества.

— Сагандык Токушевич, последний вопрос: вы как человек, занимающийся финансовыми делами федерации, можете сказать, когда первое место в мировом рейтинге любительского бокса займут российские боксеры?

— В спорте, как, впрочем, в любой другой области, все решают личности, причем не только тренеры, но и те, кто выходит в ринг. Талантов у нас очень много, но вся проблема в недостаточном финансировании. Тут нужен государственный подход, плюс помощь меценатов.