Сенсация произошла в минувшую субботу на ринге нью-йорскского "Мэдисон Сквер Гарден". После нокаута, в который отправился в 12-м раунде после удара Бернарда Хопкинса пуэрториканец Феликс Тринидад, он вмиг потерял свое чемпионское звание и статус непобедимого.

Ажиотаж к предстоящему бою оба его участника начали подогревать еще летом, разъезжая по всей стране во главе с промоутером Доном Кингом.

Подробности этих поездок моментально стали известны всему миру благодаря гнусным поступкам американца, который изобрел доселе невиданный способ раскрутки своей персоны. Вероломный Хопкинс задел самую чувствительную струну души патриотичного Тринидада — его национальную гордость. Всем известно, насколько сильно развито чувство любви к родине у всех представителей немногочисленных наций.

На глазах большого числа фанатов, собиравшихся на открытые пресс-конференции боксеров, Хопкинс несколько раз швырял на землю пуэрториканский флаг и втаптывал его ногами в пыль. Реакцию эти поступки вызвали вполне предсказуемую. Если в первый раз Тринидад еще сумел как-то сдержать свой гнев, ограничившись лишь словесными укорами, то, когда история повторилась вновь, Тито решил пустить свои кулаки вход, не дожидаясь даты боя. Тогда разъяренного пуэрториканца еле-еле сумели сдержать охранники, а от праведного гнева толпы американцу пришлось скрываться уже в раздевалке. Тогда Тринидад поклялся жестоко покарать Хопкинса 15 сентября, на которое был первоначально назначен поединок. "Я втопчу его в землю так же, как он сделал это с флагом моей страны", — пообещал он.

После трагических событий, произошедших в Штатах 11 сентября, бой перенесли на более поздний срок, и теперь стимул побеждать появился уже у Хопкинса, который был просто обязан поддержать соответствующие настроения граждан Америки. Впрочем, и Тито нанесенной обиды не простил, так что страсти рисковали разгореться нешуточные. 19 с лишним тысяч зрителей пришли в знаменитый нью-йоркский зал, чтобы стать свидетелями одного из главных боксерских поединков года. На кону в поединке стояла чемпионская корона в среднем весе. Тринидад был обладателем титула по версии WBA, а Хопкинс владел званиями по версиям WBC и IBF. Победитель становился абсолютным чемпионом мира.

Самоуверенность Тринидада была настолько велика, что после первого, прилично проведенного им раунда он, совершенно не стесняясь телекамер, фиксирующих каждое слово, сказал своему отцу: "Не волнуйся, он никакой. Я сделаю его!"

А Хопкинс ничего не говорил, зато выглядел на ринге гораздо достойнее своего соперника. Поведение же пуэрториканца было слишком незатейливым и однообразным для боксера, считающего себя лучшим. С таким боксом Тринидад был просто обязан проиграть, что он благополучно и сделал. В самом начале заключительного, двенадцатого, раунда удар Хопкинса справа застал Тито врасплох. Он рухнул на пол и сумел подняться лишь на счет "девять". Но биться дальше уже не было смысла.

Впрочем, дело в любом случае шло к победе американца: по всем судейским карточкам он был впереди.

Новый чемпион в порыве радости носился по рингу, скандируя название своей страны, а проигравшего Тринидада не утешал даже гонорар, который превышал призовые деньги американца больше чем в три раза. Хопкинсу досталось лишь 2,5 миллиона, а Тринидаду — 9 миллионов. Правда, к своим деньгам американец мог смело добавить еще 100 тысяч, которые он выиграл, поставив деньги в букмекерской конторе на самого себя.

"Я хотел сегодня показать, насколько я велик, — сказал Хопкинс. — Думаю, мне это удалось, хотя я способен на большее".

"Хопкинс действительно великий боксер, — с горечью признал проигравший. — Признаться, я не ожидал, что мне придется так тяжело".

Парадокс, но 28-летний пуэрториканец, который успел подержать в своих руках уже 6 чемпионских поясов и которого уже давно признали одним из лучших боксеров за все времена, остался с носом. Нынешнее поражение Тито чем-то напомнило его собственную победу, которую он одержал прошлой зимой над другим американцем — Фернандо Варгасом. Тогда он точно так же гонял Варгаса по рингу почти весь бой, лишив его работоспособности лишь в 12-м раунде.

В чем-то эта ситуация похожа на ту, в которой оказался весной другой "бывший великий" -Леннокс Льюис, уступивший до того момента мало кому известному Хасиму Рахману.

Впрочем, неясны перспективы и 36-летнего победителя. Учитывая его преклонный, по боксерским меркам, возраст, можно предположить, что нынешняя триумфальная победа стала для него, как любят говорить американцы, "последним ура". Кстати, после своей победы Хопкинс был настолько великодушен, что пообещал Тринидаду реванш и даже извинился перед ним за те безобразные выходки, которые он вытворял с чужим флагом этим летом.