Во вторник главному тренеру "Торпедо" Виталию Шевченко исполнилось 50 лет, и "Советский спорт" присоединяется к многочисленным поздравлениям по случаю юбилея. А вроде бы еще совсем недавно в Москве в товарищеском матче сборных СССР и Югославии в красной футболке нашей команды впервые на поле вышел 19-летний Виталий. В дебютной встрече, выигранной советскими футболистами со счетом 4:0, он забил первый мяч и привлек к себе внимание специалистов, подтвердив хороший вкус тогдашнего тренера сборной СССР Валентина Николаева.

РАНО ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ

В чемпионатах СССР Виталий Шевченко закончил играть в 1983 году, когда в его послужном списке было уже 254 матча и 56 забитых мячей. Помимо "Нефтчи" он поиграл и в киевском "Динамо", и в одесском "Черноморце", и в московском "Локомотиве". Однако самой яркой страницей в биографии талантливого нападающего было непродолжительное выступление за сборную СССР, и остается только сожалеть, что Шевченко сыграл в ней всего 13 матчей, забив 4 мяча. Но серьезная травма в 1972 году не позволила ему после выздоровления выйти на прежний уровень. Футбольные способности Виталия Шевченко проявились и на тренерском поприще — сначала он вывел в чемпионы боливийский клуб "Боливар", затем успешно работал в Израиле, Екатеринбурге, Ижевске, Элисте, а торпедовцы под его руководством в прошлогоднем чемпионате завоевали бронзовые медали и сегодня сохраняют шансы вновь стать призерами.

ВОЯЖ ПО АМЕРИКАМ

— Виталий Викторович, с каким настроением встречаете 50-летний юбилей?

— С хорошим, конечно. Хотя если не проиграли бы англичанам, оно было бы превосходным. Ведь жизнь и в 50 лет прекрасна, если с нетерпением ждешь начала, а не окончания рабочего дня. Мне уже есть что вспомнить, причем это касается не только личной жизни — моя игра, а позже тренерская работа, надеюсь, приносили радость многим любителям футбола.

— Наверное, эта радость была бы больше, если бы в 1972 году вы не получили тяжелую травму?

— Ну что поделаешь. А вообще-то к радости и печали я стараюсь подходить философски: не все плохое плохо, отрицательный результат — тоже результат. Стараюсь жить по принципу: все, что ни делается, все к лучшему. Не получи, скажем, в 1972 году я травму, действительно имевшую печальные для меня последствия на футбольном поле, я не встретил бы свою красавицу Басю.

— Когда и как это произошло?

— В 1972 году я проходил курс лечения в Москве, где и познакомился со студенткой МГУ Басей, которая через год стала мне не просто женой, но и своего рода декабристкой — вот уже почти 30 лет она сопровождает меня во всех переездах.

— Семья-то большая?

— Жена, дочь и два внука — вернее один внук, которому скоро исполнится два года, и внучка. Она на два с половиной года старше.

— Они живут с вами или отдельно?

— Отдельно. Причем, как говорится, за тридевять земель — в столице Боливии Ла-Пасе, где я работал в начале 90-х годов. Там-то дочь и познакомилась с боливийским студентом, изучавшим русский язык, и вышла за него замуж.

— Часто общаетесь?

— Раз в год обязательно встречаемся — либо в Москве, либо в Ла-Пасе. Внуки, кстати, родились в Москве.

— А как вы оказались в Боливии?

— В середине 80-х годов, когда я после окончания ВШТ работал начальником команды "Локомотив", на товарищеские матчи прилетала боливийская команда. Одну встречу она провела и с "Локомотивом", а затем руководители побывали на нашей тренировке. Чуть позже к нам приезжала команда из США, и президент клуба пригласил меня почитать лекции в Америке, провести показательные тренировки. В это же время из Боливии пришло приглашение на советского тренера. А поскольку я знал английский язык, то это сыграло определенную роль, и выбор пал на меня. Об этом мне сообщили в США, откуда я и перелетел в Ла-Пас. Там я заключил контракт на два года. Но самое удивительное, что в Боливии английский язык мне практически не пригодился, и мне пришлось выучить испанский — с этой целью мне выделили не только переводчика, но и преподавателя. Через два-три месяца я мог уже не только понимать собеседников, но и объясняться с ними.

— И как вам работалось в Боливии?

— Футбол в этой стране очень популярен, но в мастерстве местные футболисты уступают бразильцам, аргентинцам, чилийцам, колумбийцам. Условия для работы у меня были лучше, чем в "Локомотиве". Ну, а как мне удалось поработать, можно судить по результатам — в первом сезоне мы стали чемпионами, а во втором заняли второе место.

МОСКВА - ПОСЛЕДНЯЯ ОСТАНОВКА

— По возвращении на родину вы успели поработать в нескольких городах. И где же вам работалось лучше?

— Разумеется, в "Торпедо", где хорошие условия для работы и финансовые возможности. Например, когда я приехал работать в "Уралмаш", то мне показали документ, подписанный губернатором области, в котором были указаны предприятия, обязанные отчислять деньги в футбольный клуб. Но потом, когда возникли задержки в получении этих денег, мы выяснили, что никаких отчислений заводы нам делать не могли, поскольку рабочие забыли, когда получали последнюю зарплату. В итоге, обманув и меня, и футболистов, руководители клуба и области не удержали "Уралмаш" сначала в высшем, а потом и в первом дивизионе.

— В "Уралане" в этом отношении было лучше?

— Да, но только в первой половине сезона. Приглашая меня, руководители клуба обещали золотые горы, и мы в первом круге входили в пятерку лучших, а потом, когда расширилось строительство города, футболисты и тренеры полгода не получали ни премиальных, ни зарплату. Не выполнено было также обещание выделить в середине сезона дополнительную сумму на покупку новых игроков. И когда я пришел к президенту республики, то он сказал, что денег нет и не будет, поэтому чемпионат доигрывайте с теми, кто остался.

— Выходит, прошлогодний провал, правда уже без вас, — это следствие провала финансовой политики в предыдущем сезоне?

— Не думаю, что в прошлом году в "Уралане" были финансовые трудности. Причина, на мой взгляд, в другом — руководители клуба сориентировались не на тех людей, задурили голову президенту Калмыкии Кирсану Николаевичу Илюмжинову югославами, а они, включая главного тренера, оказались просто несостоятельными.

— Это подтверждает нынешний сезон. В "Уралан" пришли новые руководители — Сергей Павлов и Юрий Шишлов, которые и тренировочный процесс знают, и деньги клуба на ветер не выбрасывают. Не случайно элистинская команда практически решила вопрос с возвращением в высший дивизион.

— Дела у "Уралана" пока действительно складываются нормально, но что будет дальше, в следующем сезоне — посмотрим. Ведь, повторяю, не все зависит только от тренеров — несут ответственность и те, кто финансирует команду. Плохо конечно, когда денежные возможности клуба слабые, но еще хуже, когда руководители не выполняют обещания.

— А финансовое положение "Торпедо" стабильное?

— Стабильное. Зарплату получаем вовремя, хотя по сравнению со "Спартаком" или "Локомотивом", которые благодаря выступлению в Лиге чемпионов заметно пополнили свою казну, да наверное и с ЦСКА, наши возможности невысокие.

— Президент клуба Алешин вмешивается в вашу работу?

— Нет. Не вмешивается. Но в вопросах селекции я сам обращаюсь к нему, предлагаю купить понравившихся мне игроков. Летом мы приобрели нескольких хороших футболистов, но не всех, кого хотели. Случается, что Алешин объясняет это отсутствием денег.

ВСЕ ДЕЛО - В СПОРТИВНОЙ НАГЛОСТИ

— Команда "Торпедо" под вашим руководством два года подряд выступала в Кубке УЕФА, но выбывала из соревнований на первом же этапе. Чем вы это объясните?

— Прежде всего нехваткой опыта международных игр. Первый матч в Англии с "Ипсвичем" мы здорово сыграли за счет хорошей самоотдачи. А в Москве в ответной встрече в полную силу начали играть практически только после второго пропущенного мяча. До этого больше думали о сохранении ничейного результата, хотя мы, тренеры, на это их и не нацеливали. Нет у наших футболистов спортивной наглости, что я опять же связываю с нехваткой опыта. В свое время мне довелось сыграть немало международных матчей, причем на разном уровне, но мы перед выходом на поле никогда не чувствовали себя подавленными, как сегодняшние игроки "Торпедо". Англичане, например, старались еще до начала матча психологически подавить наших ребят — нагло смотрели в лицо, как бы хотели сказать, что, мол, они все равно сильнее. И этот гипноз, похоже, сыграл свою роль — наши футболисты выглядели какими-то зажатыми.

— Кроме вас из Кубка УЕФА выбыли "Черноморец", "Анжи", в Лиге чемпионов ни одного матча не выиграли "Спартак" и "Локомотив", и только "Динамо", да и то с минимальным счетом 1:0, победило мальтийскую команду. О чем это говорит?

— Прежде всего соперники, за исключением мальтийского клуба, достались сильные: и "Ипсвич", и "Рейнджерс", не говоря уже о "Валенсии" — приличные клубы, выступающие в сильных чемпионатах. А наше первенство, надо признать, уступает в накале борьбы подобным соревнованиям в Англии, Испании, Германии, Италии. Но это все естественно, поскольку ведущие клубы укомплектованы футболистами со всего мира.

— А почему вы не можете пригласить легионеров высокого класса? Ярмарка в "Лужниках" вроде функционирует почти беспрерывно?

— Она к клубу "Торпедо" не имеет прямого отношения, хотя и расположена на нашем стадионе. А зарубежные звезды, не секрет, стоят очень дорого — по 10 — 15 миллионов долларов. Но это двух-трехлетний бюджет "Торпедо". Возможно, в России и найдутся миллионы, которые можно потратить на покупку ярких звезд, но это пока никто не делает.

— Виталий Викторович, в молодости, когда сами играли, вы всегда соблюдали спортивный режим или все-таки нарушали?

— Случалось, что и нарушал, особенно после напряженных игр. Но напиваться до потери сознания никогда не приходилось, поэтому не помню, чтобы тренеры меня наказывали.

— А как вы сегодня относитесь к нарушителям режима?

— Зависит от степени нарушения. Все должно быть в меру. Одно дело, если футболист расслабился, посидел после матча с друзьями в кафе, и совершенно иное, если игрок приходит на тренировки пьяный.

— В последнем матче прошлогоднего чемпионата с "Анжи" решался вопрос, кто завоюет бронзовые медали - вы или махачкалинцы, которых устраивал ничейный результат. На исходе добавленного времени, как известно, судья Ключников назначил в ворота "Анжи" сомнительный пенальти. Гашкин его реализовал. Какова была бы ваша реакция, если бы он сознательно пробил мимо ворот?

— Мне, сидевшему на тренерской скамейке, не видно было, сыграл ли защитник "Анжи" рукой, но, судя по реакции шести игроков нашей команды, вскинувших одновременно руки, я понял, что мяч все-таки попал в руку соперника. И значит пенальти был назначен правильно. Так что я полагаю, Гашкин не мог сознательно пробить мимо цели, ведь ребята, которые отдали много сил для достижения цели, его просто не поняли бы.

— А в этом чемпионате в каком матче, на ваш взгляд, вы завоюете бронзовые медали?

— Нынешний сезон для нас сложился не совсем стабильно — мы и в Кубке проиграли "Амкару" со счетом 0:3. Но кубковый матч — это одно дело, а игры в чемпионате — другое. В Кубке, как известно, проиграли командам первого дивизиона не только мы, но еще несколько клубов, в том числе и "Спартак". Но нас больше огорчила пятиматчевая серия проигрышей в середине сезона, которая объяснялась только короткой скамейкой. После первого круга мы, повторяю, пригласили пять сильных футболистов, которые и помогли нам вернуться в число претендентов на призовое место. Думаю, шансы вновь завоевать бронзовые медали у нас неплохие — ведь мы от призовых мест ненамного отстаем.


ШЕВЧЕНКО Виталий Викторович родился 2 октября 1951 года в Баку. В 12 лет начал играть в футбольной школе "Нефтчи". В бакинской команде мастеров играл с 1968 по 1971 гг., затем три с половиной сезона провел в киевском "Динамо", шесть лет - в одесском "Черноморце", два года - в московском "Локомотиве". В чемпионатах СССР закончил выступать в 1983 году. Всего сыграл 254 матча и забил 56 мячей. В 1971 году был включен в список "33 лучших" под номером один. В сборной СССР выступал с 1970 по 1972 гг., сыграл 13 матчей и забил 4 мяча. Участник отборочных встреч чемпионата Европы 1972 г. В 1969 году в составе юношеской сборной СССР завоевал бронзовую медаль в турнире УЕФА. По окончании игровой карьеры работал начальником команды "Локомотив" (Москва) - 1986 - 1991 гг., главным тренером боливийского клуба "Боливар" - 1992 - 1994 гг., израильских команд "Хапоэль" (Биар-Шива), "Ирони" (Решон-Ле-Цион) - 1994 - 1996 гг. Под руководством Шевченко "Боливар" стал чемпионом и вторым призером чемпионата Боливии, а "Хапоэль" - третьим призером чемпионата Израиля. По возвращении в Россию возглавлял "Уралмаш" - 1996 г., "Газовик-Газпром" - 1997 г., "Уралан" - 1998 г., "Торпедо" - с 1999 года по настоящее время.