502 Bad Gateway


nginx

Сегодня рано утром по московскому времени матчем в Лос-Анджелесе с местным "Кингз" открыл регулярный сезон "Финикс" — команда Уэйна Гретцки, в составе которой дебютирует экс-спартаковец Даниил Марков. После переезда за океан он четыре года выступал только за "Торонто". И вот новый клуб, новые надежды, новые ожидания.

Не думаю, что следует относиться к результатам предсезонных показательных матчей в НХЛ серьезно. Основным хоккеистам важно провести три недели в тренировочном лагере в достаточно напряженном темпе, ну а тренерам — наиграть звенья. Не стоит удивляться, что молодые ребята, дебютирующие в НХЛ и забросившие несколько шайб в выставочных встречах, затем не попадают в основу. Таков уж безжалостный, но в то же время, может быть, и справедливый закон НХЛ. Этим юным хоккеистам следует изучить систему, а потом уж можно и рискнуть вызвать их, как у нас тут говорят, "наверх".

КУИНН НЕ ОБМАНУЛ

Совсем по-другому складываются дела у тех игроков, которые летом были обменены и теперь переезжают из одного клуба в другой. Насколько я помню, Даниила Маркова сообщение о его отъезде из Торонто в Финикс поначалу несколько расстроило. Поэтому мой первый вопрос во время нашей встречи в Лос-Анджелесе, в клинике Южно-Калифорнийского университета, где Даниил консультировался с известным в мире специалистом спортивной медицины доктором Робертом Уотссоном, был посвящен реакции Маркова на переход из "Торонто" в "Финикс". Мы сидим в холле, увешанном фотографиями атлетов с мировыми именами, среди них и хорошо знакомое лицо Уэйна Гретцки, теперешнего хозяина и административного начальника Даниила Маркова.

— Вот уж не думал не гадал еще несколько месяцев назад, что сам Гретцки будет платить мне жалованье, — говорит Марков. — Да, действительно, поначалу я несколько растерялся. Ведь еще зимой, когда меня просто замучили слухи о моем переезде в Филадельфию, я вынужден был пойти к своему главному тренеру и по совместительству генеральному менеджеру "Торонто" Пэту Куинну и напрямую спросить его, обменяют меня или я могу жить спокойно. Сперва Пэт сделал затяжную паузу, а потом твердо сказал, что менять меня не планируют. И на самом деле вскоре разговоры о сделке Эрика Линдроса прекратились, а стало быть, тогда Пэт сдержал свое слово, но ненадолго. Летом наступила развязка. Помню, что я задержался в Торонто и не поехал в Москву сразу после завершения трудного сезона. Тут-то меня и нашел агент, который по телефону поздравил с новостью и сказал, что мне будет легче играть в новой команде и что у меня появится шанс выходить в первой паре защитников. Я стал анализировать ситуацию и понял, что если бывший президент и главный менеджер "Торонто" Клифф Флетчер решил пригласить меня в свой новый клуб, то он верит в меня, ведь именно Клифф задрафтовал меня в 1995 году.

— Ваш стремительный взлет в НХЛ не остался незамеченным. Чем вы сами объясняете свой успех?

— Естественно, что в первый сезон после переезда за океан, вскоре после открытия тренировочного лагеря в "Торонто", я был отправлен в захолустье, далеко на север Канады, в фарм-клуб. Еще в самолете я настроился собрать всю волю в кулак и биться за место под солнцем. Но как только я начал играть в чемпионате АХЛ, то как-то сразу почувствовал уверенность. Вроде бы наш российский хоккей, особенно если говорить об игре защитников, совсем не похож на канадский. Тем не менее мне удалось быстро схватить, в чем его изюминка. Я понял, что это мой стиль, моя игра. Силовых единоборств я не боялся, научился быстро возвращаться в свою зону после потери шайбы, а мои фирменные навыки в умении дать точный пас, читать игру, как говорится, с листа помогли утвердиться среди лучших защитников "Сент-Джона". Вскоре вызвали наверх, и моя карьера в Северной Америке повернулась на 180 градусов.

ЗНАЛ, НА ЧТО ШЕЛ

— Ваш первый контракт в профессиональном хоккее был более чем скромным. Вы утвердились в основе "Торонто". Не смущало, что играете не только на равных со своими коллегами, но даже лучше их, а получаете намного меньше?

— Я сам согласился с условиями контракта, кого же я мог винить? Будущее находилось в моих руках, и я неистово за лучшую долю боролся. Не забывайте, что меня задрафтовали только в девятом раунде! Никто на меня серьезно не рассчитывал. Со стороны руководства клуба не было никакого риска. Оно действовало по принципу "а вдруг что-нибудь да получится". Вот, к счастью, и получилось.

— О чем за годы, проведенные в НХЛ, вам приятно вспомнить и о чем вспоминать не хочется?

— Стартовое волнение, которое я испытал в первом матче регулярного чемпионата, первое выступление в плей-офф, где абсолютно все по-другому, нежели в играх первенства, первые интервью, шутки партнеров, спокойствие тренеров, забота докторов и массажистов — все это я бы назвал положительными моментами моей жизни в Северной Америке. Негативного же больше. Но когда что-то не удается, всегда в первую очередь виню самого себя. Игрок не должен слишком уж корить за себя за ошибки: он обязан сначала разобраться в себе, проанализировать случившееся, а потом в спокойной обстановке сделать объективные выводы.

ВЫСОКИЙ ДРАФТ - НЕ ГАРАНТИЯ УСПЕХА

— Не кажется ли вам, что несколько лет назад, когда вы начинали карьеру в НХЛ, уровень молодых хоккеистов был в целом повыше, чем сегодня, и потому некоторые из них, включая вас, быстро попадали в основные составы?

— Согласен с этим. Мне порой до грусти смешно, когда молодому хоккеисту, даже задрафтованному в первом раунде, предсказывают звездное будущее, еще не увидев его в серьезном деле. Пропагандируют подобные настроения некоторые агенты, поющие своим подопечным дифирамбы, а иногда и журналисты, "помогающие" этим юным талантам быстро трансформироваться в псевдозвезд. Чтобы утвердиться в НХЛ, нужно мужественно, неистово трудиться, никогда не останавливаться на достигнутом, бороться за забитый гол, удачную передачу. Словом, быть во всем профессионалом, четко видящим цель.

— Как складывается жизнь в новой команде?

— Определенно пока трудно сказать. Уже в первые дни, проведенные в тренировочном лагере, я получил нелепую травму в показательном матче. К счастью, повреждение не оказалось серьезным. Но было приятно, что новый главный менеджер "Финикса", бывший агент Майк Бэрнетт подошел ко мне и сказал, чтобы я не волновался и спокойно готовился к сезону. Меня, дескать, проверять не надо, все со мной и так ясно. К сожалению, Сергея Березина, который был вместе со мной обменян минувшим летом, травма, полученная на тренировке, выбила из строя, возможно, на целых шесть недель. Так что пока в "Койотс" из русских я один, но все равно верю в свою удачу в новом клубе. Надеюсь, что не забудет обо мне и главный тренер олимпийской сборной России Вячеслав Фетисов и даст мне шанс сыграть в Солт-Лейк-Сити.