После выхода сборной России в финальную часть чемпионата мира Олег Романцев словно добавил к своему максимализму еще и своеобразный кураж. И теперь тренер "Спартака" всеми фибрами своей души желает новой проверки. Ему всегда было безумно интересно сдавать экзамены жизни. А теперь — особенно.

КОГДА НАДОЕДАЮТ РОДНЫЕ ЛИЦА

— Как быстро утихают эмоции у человека, который вывел страну на чемпионат мира?

— После игры у меня не осталось сил для радости. Была какая-то удивительная опустошенность. И только когда зашел в раздевалку и увидел счастливых ребят, осознал, что свершилось действительно важное событие. Можно сказать, что я подпитался энергией от своих футболистов. Пока та энергия еще при мне.

— Проснувшись утром на следующий день после победы над Швейцарией, о чем первым делом подумали?

— Для тренера следующее после матча утро — самый яркий момент. Пробуждаешься после побед и не сомневаешься, что ты самый счастливый человек в мире, после поражений думаешь, лучше бы я не просыпался. В общем, в воскресенье я встал с кровати с улыбкой на устах.

— И все же не обидно, что нет возможности полностью насладиться достигнутым? Ведь голова должна болеть о "Спарте".

— Я чувствовал, что отборочный турнир мы закончим так, как нужно. И мысль, что после одного соревнования меня ждет другое, не менее сложное, возникало достаточно часто. Поэтому по приезде из сборной я достаточно легко переключился на клуб.

— И каковы были впечатления от первой тренировки "Спартака" после вашего возвращения из национальной команды?

— Ничего необычного не заметил. Вокруг все те же родные лица. Да по большому счету я не ощущаю для себя разницы между работой в сборной и "Спартаке".

— А эти родные лица никогда не надоедают?

— Бывает, что и они от меня устают. Причем больше, чем я от них. Я сразу же улавливаю такие моменты и стараюсь исправить ситуацию. Здесь нужны необычные шаги: уместно провести эмоциональную тренировку с игрой в ручной мяч или баскетбол, чтобы у ребят не возникло комплекса. При этом важно, чтобы как можно реже звучал мой голос. Подобные методы эффективно снимают излишнее напряжение.

ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ЛЕВИЦКОГО

— Мне показалось, что как раз эмоций вашим подопечным и не хватило в стартовых встречах Лиги чемпионов с "Фейеноордом" и "Баварией".

— Может быть. Это как общекомандная забота, так и индивидуальная. Каждый игрок обязан подводить себя к таким матчам. У нас ведь все профессионалы. Глупо ждать, когда придет какой-нибудь дядя-психолог и настроит тебя подобающим образом.

— Сейчас чувствуете, что ваши футболисты наконец-то полностью мобилизовались?

— Это станет понятно только в день игры. Пока же мне кажется, моральная готовность на уровне. Дело в том, что ребята не виделись почти неделю — разъезжались по разным сборным. Они отдохнули друг от друга и, думаю, даже соскучились.

— Главным объектом вторничных шуток стал Левицкий. Вы на него рассчитываете?

— Максим очень хороший парень. Его мастерство не вызывает у меня сомнений. Перед установкой скажет: "Да", и я без колебаний включу его в основной состав. Но если Максим будет чувствовать малейший дискомфорт, рисковать его здоровьем, несмотря на всю значимость матча, не стану.

— Второй спартаковец, находящийся в последние дни в центре внимания, - Бесчастных. Не перехвалят ли форварда? Уж больно много лестного о нем сейчас говорят.

— Я по поводу Володи не беспокоюсь. По одной простой причине: он уже проходил через все это. У него были громкие периоды, когда после огня и воды на Бесчастных обрушивались испытания медными трубами. Он их выдерживал с честью. Володька как был прекрасным парнишкой, так им и остался. Мне даже не верится, что ему 27 лет. Такое впечатление, что по своему характеру он все тот же, каким я узнал его 10 лет назад, когда Вовка, совсем еще мальчишкой, попал ко мне в команду.

— На этом радужном фоне не в лучшую сторону выделяется оборона…

— Для меня это сколь неприятно, столь и неожиданно. Посмотрите. У нас защита сплошь состоит из игроков национальных сборных. И то, что мы никак не можем уверенно и надежно сыграть в обороне, особенно скверно.

НЕ НУЖНО СЧИТАТЬ ОЧКИ

— Не исключено, что одной из причин неполадок защитной линии — отсутствие Левицкого. Максим ведь работает голосом, а без его подсказок ребятам стало неуютно.

— Я не хотел бы так говорить. Можно обидеть Кабанова, пацана, который в столь сложный момент вышел и сыграл, как умел. Наоборот, наши опытные игроки обороны вместо того, чтобы подвергать его проверке на прочность, должны были Максиму помочь. Вообще-то не стоит искать крайних в том, что мы много пропускаем. Виноваты все, начиная с массажиста и заканчивая главным тренером.

— Интересно, рассчитываете ли вы турнирную ситуацию, вырабатываете ли какую-то очковую стратегию?

— Нет. У нас задача — побеждать в конкретном матче. Как начнешь играть в расклады, так перестанешь играть в футбол. Мне такая политика не по душе. Если будем добиваться своего в каждой игре, то и очки-то считать не придется.

— Проезжая по центру Праги, не ловите себя на мысли, что смотрите до боли знакомый фильм?

— Я столько в своей жизни наездился, что у меня все перепуталось. Я ничего не узнаю, я даже не помню, как выглядит стадион, на котором выступает "Спарта". Еще бы, иной раз за неделю играешь по три матча, и все в разных городах.

— Именно такое турне вам и предстоит.

— Никуда от этого не денешься. Плохо только то, что мы не обладаем такими возможностями, как европейские гранды, которые могут безболезненно менять трех-четырех игроков основы.