Пять раз подряд российский теннисист Евгений Кафельников выигрывал московский турнир "Кубок Кремля", повторив тем самым рекордное достижение Бьорна Борга, выигравшего Уимблдон в 1976-1980 годах, и Балаша Тароши, побеждавшего в Хильверсуме в 1978-1982 годах. По словам россиянина, каждая из пяти побед занимает в его сердце особое место, но нынешний успех 27-летний теннисист считает особенно важным. Ведь свои призовые деньги, заработанные на соревновании, Евгений посчитал необходимым перевести на счет семей погибших пассажиров авиарейса Тель-Авив — Новосибирск.

— Евгений, для вас имеет какое-то значение, что вы стали всего лишь третьим игроком "открытой эры", которому удавалось стать чемпионом на одном турнире пять раз подряд?

— Ну, естественно, последние шесть лет я играл в финале "Кубка Кремля" и последние пять раз становился победителем. Это огромный престиж и огромное счастье для меня. Это мой самый любимый турнир, и он принес самую большую славу моей стране. Особенно важно было выступить достойно в присутствии такого огромного числа политических деятелей нашей страны.

— Вы еще сами не думали о том, чтобы после окончания карьеры стать политиком?

— Пока у меня нет политических амбиций, но зарекаться не буду. У меня осталось не так много лет выступления в профессиональном теннисе, и поэтому я хочу посвятить эти годы моему любимому виду спорта. Потом будет видно.

— На матче присутствовал Борис Ельцин. Он поздравил вас лично с победой?

— Да. И он, и Наина Иосифовна очень тепло меня поздравили. И вообще я был очень рад, что Борис Николаевич нашел возможность приехать в "Олимпийский", чтобы поболеть за меня.

— Ваше решение передать все призовые деньги в фонд помощи семьям пострадавших в авиакатастрофе над Черным морем — это экспромт или хорошо продуманное решение?

— Вы знаете, честно скажу, что буквально после того, как я выиграл полуфинал против Хааса, в раздевалку подошел Саша Волков (победитель "Кубка Кремля" — 1994, а ныне директор мужского турнира. - Прим.авт.) и я его спросил: "Как ты думаешь, если я сделаю так-то и так-то, это правильно?" Он мне ответил: "Я думаю, это просто замечательно!" Вот так, экспромтом, мне пришла в голову эта идея, я ничего заранее не планировал. Но когда я выходил на финал против Кифера, я прекрасно понимал, что было бы здорово выиграть поединок, чтобы сумма призовых удвоилась. Наверное, за счет этого в матче было несколько нервозных моментов. Может, матч не получился таким зрелищным, как зрители ожидали, но самое главное — результат достигнут.

— Кифер после матча сказал, что Кафельников принадлежит к тем великим теннисистам, мнение которых в спорной ситуации влияет на решение арбитров. По словам Николаса, во втором сете ему засчитали двойную ошибку, после того как вы испытующе посмотрели на линейного судью.

— Конечно, Николас был расстроен. Но в тот момент ситуация была накалена до предела и любой вердикт арбитра в пользу того или иного спортсмена мог сыграть решающую роль. Но я считаю, что судья на вышке поступил совершенно правильно. Что касается меня, то никаких специальных взглядов на судью я не бросал. Это просто не в моем характере так влиять на арбитра. Просто я был абсолютно уверен, что мяч не попал в корт.

— Ваши матчи, например, с Куэртеном, часто сравнивают с игрой в шахматы. Как вы считаете, что важнее для современного тенниса — тактика, физическая подготовка или психология?

— Все три компонента очень важны. Я думаю, что в моей игре все это присутствует. Потому что без головы играть в теннис невозможно. Немаловажную роль играют и физические кондиции. Сейчас, как правило, те игроки, которые мощно бьют, и выигрывают матчи. Вообще вы меня, по сути, заставляете отказаться от участия в турнире в Вене. Много лет я слышу критику в свой адрес за то, что в течение года играю много турниров. И вот я перед "Кубком Кремля" отдохнул недельку и так хорошо выступил. Так что теперь в свои 27 лет мне придется об этом хорошенько задуматься.

— Российские болельщики в "Олимпийском" очень сильно реагировали, когда их соотечественники выигрывали или проигрывали. Как вы к этому относитесь?

— Симпатии зрителей очень тяжело завоевывать, и их поддержка зависит не только от того, проигрываешь ты или выигрываешь. Они на самом деле очень объективны. И если говорить о Марате… Может быть, какое-то поведение Сафина вызвало антипатию зрителей. Но я не думаю, что эта негативная реакция стала следствием его поражения в первом сете. Я постараюсь поговорить с Маратом на эту тему, как делал это и раньше.

— Все мы видели очень трогательную сцену, когда после матча вы долго держали на руках вашу дочурку. Что вам сказала Олеся, как поздравила?

— Папа — чемпион!

— Она впервые присутствовала на финале "Кубка Кремля"? И нет ли у вас желания сделать Олесю таким своеобразным счастливым талисманом?

— Она впервые была здесь, на финале, но вообще на моих матчах дочка бывала и раньше, например, на турнире в Ташкенте две недели назад. Надеюсь, конечно, что сейчас родилась приятная традиция и в следующем году Олеся вновь придет на мой финальный поединок.