На фото в шведской газете молодая девушка поднимает за задний бампер автомобиль. И улыбается, словно вовсе это и не машина, а детская коляска. На другом снимке эта же девушка — Пиа Стернер, супруга знаменитого форварда "Тре Крунур", первого европейца в НХЛ, — лихо ведет шайбу...

ПИСЬМА В ДЕТРОЙТ И МОСКВУ

Жила-была в гетеборгском районе Вестра Фрелунда девчонка по имени Пиа. Девчонка-сорванец. Зимой в ее дворе мальчишки гоняли шайбу. Пиа по фамилии Гренгман сызмальства обладала твердым характером и веселым нравом — она сумела стать своей в избранном круге гетеборгских пацанов. Более того, вскоре девчонка стала ведущим игроком, лихо гоняя на коньках, оставляя за спиной физически более крепких сверстников. Ее признали как равную, приняли в команду мальчишек популярного гетеборгского клуба "Вестра Фрелунда", где 14-летняя Пиа стала чемпионкой Швеции в 1968 году. Она упивалась хоккеем, мечтая когда-нибудь выступить за "Тре Крунур". На летних хоккейных сборах она была единственной представительницей слабого пола, но вскоре поняла, что ее мечта о сборной и высшей лиге шведского чемпионата едва ли осуществима. Тем не менее отыграла 7 сезонов защитником в клубе первой лиги "Гетеборгс ГИК". Одна дама в сугубо мужском коллективе.

"Я бредила хоккеем, советским и канадским, — рассказывает Пиа. — В 1971 году написала письмо Горди Хоу в Детройт с просьбой пригласить меня на тренировочный сбор "Детройт Ред Уингз". И ответ пришел. От самого Хоу, подумать только!" Прославленный канадец был поражен такой страстью молодой шведки, но откровенно признал, что нигде еще не встречал женских команд по хоккею. "Он пожелал всяческих успехов на хоккейном поприще и выразил готовность оказывать поддержку в моей дальнейшей карьере. И приписал, что если у меня есть желание потренироваться на том же сборе, что и его сыновья, мне надо написать ему еще одно письмо. Вот, взгляните", — протягивает мне Пиа копию письма на английском, отпечатанном на личном фирменном бланке Хоу с изображением самого легендарного детройтца. Дата — 27 декабря 1971 года.

Разговаривая с Пиа, я постоянно ловил себя на мысли, что мир держится на энтузиастах, людях одержимых, преданных мечте. И не пасующих перед судьбой. Какими только видами спорта не занималась Пиа — футбол, ручной мяч, подъем тяжестей, борьба, даже перетягивание каната… И везде первая. Но хоккей остался главной страстью. Эта игра подарила ей радость общения с удивительными личностями, в том числе с великим Анатолием Тарасовым.

"Он увидел меня на льду во время тренировки, когда в Стокгольме в 1969 году проходил чемпионат мира. Дело было в "Юханнесхофе". Я понравилась Тарасову настолько, что он пригласил меня в Москву потренироваться. Было мне тогда всего 15 лет, — смеется Пиа. — Стрижка была короткая, я походила на мальчишку. Но наш известный тренер Вернер Перссон, хорошо знавший русский язык, разъяснил Тарасову, кто я. Однако Анатолий не смутился и сказал, что если я когда-нибудь захочу стать тренером, то могу написать ему в Москву".

Время шло, девчонка играла, тренировалась, а тарасовское приглашение носила в сердце, как нечто заветное, ждавшее своего часа. И вот в 1973 году решение созрело. "Я написала Тарасову письмо в Москву, что хочу быть его ученицей. Четыре месяца спустя пришел ответ-приглашение в ЦСКА. О, я была тогда самым счастливым человеком на свете! Заказала билет, сообщила дату прибытия. В аэропорту меня встречали несколько человек, среди них — сам Тарасов!"

УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ УЧИТЬСЯ

Легко себе представить состояние 20-летней шведки, прилетевшей в страну, которую далеко не все жаловали на ее родине, страну, где ее встретил один из самых популярных людей в СССР, да и в мире — хоккейный генерал Тарасов. "Я провела в Москве полгода, и это были, вне всякого сомнения, лучшие месяцы в моей жизни", — убежденно говорит Пиа. Сначала возникали, конечно, шероховатости, мешал языковый барьер, но постепенно все упорядочилось. Помогал и Перссон. Тренировалась отчаянная шведка с юниорами ЦСКА.

"И вот Анатолий. Он стал моим дорогим старшим другом — время, проведенное с ним, было содержательным, наполненным. Огромных масштабов человек, прирожденный вожак, великий тренер, величайший из всех. Он не только учил меня хоккею, он учил жизни, выдержке, умению сдерживать эмоции. Это были подлинные уроки бытия. Помню его такую фразу: "Запомни, девочка, навсегда. Жизнь состоит не только из хоккея. Чтобы быть тренером, надо хорошо разбираться в культуре, знать литературу, многое-многое другое. Надо много читать, быть любознательной, уметь анализировать происходящее вокруг". Наверное, поэтому Тарасов пригласил меня однажды в Большой театр на балет, а потом взял в поездку в Ленинград, где мы побывали в Эрмитаже, в других музеях. Незабываемое время. Для меня СССР так и остается самой прекрасной страной на свете, да именно так, огромной и самой прекрасной", — для вящей убедительности повторяет Пиа. Следуя заповедям своего знаменитого учителя, она окончила хоккейную школу выдающегося шведского тренера Арне Стремберга, работала 7 лет инструктором хоккея, была старшим тренером женской сборной Германии, которая с ней выиграла бронзу первенства Европы-79. Да что там женская сборная! В немецкой хоккейной бундеслиге Пиа отвечала за физподготовку в мужской команде "Хедос" из Мюнхена, работала тренером в различных юниорских клубах Германии и у себя на родине. И эти команды неизменно ходили в фаворитах.

Это в соответствии с указаниями Тарасова Пиа учится сейчас в университете города Карлстад, где живет с семьей, на курсах физики и математики, а еще собирается учить русский язык. "Больше знаешь — больше умеешь, шире кругозор", — смеется Пиа.

"Вулканического темперамента человеком был Анатолий. Я однажды испытала это на себе. На тренировке во Дворце ЦСКА Анатолий что-то объяснял игрокам, а мы с Вернером были на льду чуть в стороне и тихонько разговаривали. Вдруг Тарасов прервал свои объяснения, метнул свирепый взгляд в нашу сторону и что-то гневно прокричал. Я окаменела, так как этот залп был адресован явно мне. "Что, что он сказал?" — спросила я Вернера упавшим голосом. Но Вернер как-то неохотно откликнулся на мой вопрос. Наверное, Анатолий пустил в оборот что-то из запасов богатого русского языка. Потом мне Вернер интерпретировал так ту тарасовскую тираду: "Если она еще раз позволит себе болтать, когда Тарасов ведет занятия, то пусть покупает себе разовый билет в свою Швецию и никогда, да, никогда больше не приезжает в Москву". Он так именно и выразился — разовый билет. Это ж надо только представить! Я была немножко напугана, но не обиделась на Тарасова. Нет, я слишком уважала этого человека, кроме того, к этому моменту уже успела узнать многие стороны его широкой натуры, в которой было место и справедливости, и привязанности. Он был мне как отец".

Думается, те уроки Тарасова помогли Пиа и в других видах спорта. Энергия этой шведки, о которой с восторгом писали многие газеты, воистину неиссякаема. Она становилась в составе клуба "Спорт ИК" чемпионкой Швеции 1969 года по гандболу среди женщин, чемпионкой мира в Базеле в 1980 году по перетягиванию каната, шестикратной чемпионкой Швеции среди женщин по подъему тяжестей и чемпионкой мира в этом виде в 1981 году. Ее результаты выглядели так: подъем штанги из позиции стоя — 200 килограммов, подъем из нижнего положения со штангой на плечах — 190, подъем штанги из положения лежа — 110.

С ТАРАСОВЫМ ВОДКУ НЕ ПИЛА

Однажды, рассказывает Пиа, ей пришлось убедиться в огромной популярности Тарасова. "В Москве я жила у Юрия, знакомого Анатолия. Он к хоккею отношения не имел, преподавал литературу в МГУ. Как-то позвонил Тарасов и сказал, что мы едем на футбол. По пути зашли в магазин, купили какую-то снедь. Вдруг на улице нас остановила милиция — Юрий, бывший за рулем, нарушил правила. Нам предложили выйти из машины, что я и сделала с Юрием. Настала очередь Тарасова, и я подумала, что он может взорваться. Но милиционеры узнали тренера и стали наперебой просить у него автографы, которые он и дал. После чего мы тронулись в путь, как ни в чем не бывало. Фантастика", — вспоминает этот эпизод Пиа.

Действительно, для молодой шведки это было фантастикой, ибо в Швеции никакая популярность или высокий пост не спасут от штрафа за нарушение правил, а то и от более строгого наказания. Но факт остается фактом — тот эпизод действительно свидетельствовал о том, насколько знаменит был Анатолий Владимирович.

"Я скоро закончу учебу и тогда вновь вернусь в хоккей, на тренерскую работу. И, конечно, буду исповедовать советский стиль, те навыки, которые прибрела у Анатолия. У него на тренировках никогда не было скучно, он был большой мастер разнообразить занятия, превращать их в своего рода мини-спектакли, увлекать игроков, заводить их. Это большое искусство, им владеют не так-то много тренеров, а Анатолий отличался им сполна — он был великий выдумщик…"

Приходилось общаться Пиа с тренером и в неформальной обстановке. "Это Анатолий научил меня готовить пельмени, с тех пор у меня в семье это очень популярное блюдо. Однажды он приехал в гости к Юрию, привез много всякой всячины: маринованные огурчики, соленые грибы, какие-то пряности. И сделал пельмени. Ну, была и водка, Анатолий любил выпить. И что важно отметить, умел это делать. Это не была просто выпивка ради хмеля, у Тарасова все превращалось в некий ритуал, небольшое празднество, пирушку. "Всякий настоящий тренер должен уметь пить водку!" — назидательно заметил он и подвинул мне большую рюмку. Я, конечно, решительно запротестовала, и они с Юрием, рассмеявшись, согласились с моим отказом. Я никогда не видела Тарасова пьяным. Мне, например, даже представить его трудно в таком состоянии".

В дни мировых первенств Пиа со своей семьей отчаянно болеет за сборную России. И огорчается, когда россияне проигрывают, как это было на последнем ЧМ в Германии: "У нас с мужем много друзей в России, среди них главный тренер сборной Борис Михайлов. Он приезжал к нам в гости в Карлстад. Они с Ульфом дружат с тех пор, когда еще играли друг против друга". И это так. Ведь муж Пиа — знаменитый шведский нападающий Ульф Стернер, звезда европейского хоккея 1960 — 1970-х годов, первый европеец, отправившийся в 1965 году осваивать НХЛ. Так что хоккей подарил Пиа и любовь.

В семье Стернеров двое детей. Сын Кристофер выступает за юниоров "Ферьестада", в котором блистал когда-то отец, а дочь Катарина играет в хоккей, но только в залах. Сам Стернер, до срока вышедший на пенсию после операции на бедре (старая хоккейная травма), выращивает на небольшой ферме скаковых лошадей. И одного молодого жеребца, который как-то сломал ему нос, они прозвали "Рагулиным". За силу и резкость. И не в обиду, конечно, знаменитому советскому защитнику.

Есть у Пиа и мечта — написать письмо Президенту России Владимиру Путину. Тем более что для этого имеется спортивный повод. Ведь шведка — неофициальный чемпион Европы 1978 года по карате. "Правда, Президент, как я знаю, специализируется в дзюдо, но все равно я готова помериться с ним силами. Еще я хочу пожелать ему успехов на его ответственном посту. Чтобы народ России стал жить лучше. И чтобы русские хоккеисты наконец выиграли золото. Как это было в советские времена".