Капитан "Спартака", как и вся команда, провел один из худших матчей в нынешнем сезоне. У Егора был прекрасный момент для того, чтобы внести перелом в игру, однако ему не хватило точности в завершающей стадии. Титов настолько расстроился, что даже захотел уйти из футбола. Правда, быстро одумался.

ХОТЕЛ СОБРАТЬ ВЕЩИ

— После финального свистка с трудом сдержал желание собрать вещи, — говорит Егор. — Хотелось попрощаться с любимым футболом и махнуть куда-нибудь с глаз долой.

— Что вас больше нокаутировало: отсутствие игры или результата?

— Первое. Куда она подевалась? Нонсенс какой-то! Даже в своих самых провальных матчах мы играли в футбол и моментов создавали предостаточно. А тут ни-че-го! Встреча в Праге стоит особняком, и я знаю почему. Просто сборная вышла на чемпионат мира, и 9 спартаковцев, включая Олега Ивановича, игроков, доктора, массажиста, менеджера, оператора и мастера по обуви, отдали очень много эмоций. Как мы ни старались, от эйфории избавиться не смогли — не перестроились.

— Почему же остальные не подхватили падающее знамя?

— Не знаю. Если бы мог поделиться эмоциями, то поделился бы с каждым. Но у меня ничего после Швейцарии не осталось. Сильно переживаю. За себя, за команду, за всех. И моя вина в поражении достаточно велика. Мы с ребятами много говорили об этом матче, настраивались, но на разминке я почувствовал неладное. И как капитан не смог найти нужные слова, чтобы встряхнуть и сплотить коллектив.

— По ходу встречи был шанс зацепиться хотя бы за ничью?

— Конечно. В середине первого тайма я бил головой. Попади я в ворота, и игра бы сложилась по-другому. Чехам бы ничего не оставалось, как раскрыться, мы бы их на этом могли поймать.

— Интересно, когда в той ситуации к вам летел мяч, чем вы руководствовались, ведь пробить ногой вроде бы было удобней?

— Интуиция мне подсказала, что Вова Бесчастных сумеет изловчиться и отдать пас. Низом там ничего не проходило, только верхом. Поэтому я настроился бить головой, заранее наметил мишень — дальний угол. Конечно, удобней было исполнить ногой, но физиологически перестроиться уже не представлялось возможным. Оставалось реализовать свой план до конца. Промахнувшись, расстроился жутко. Забей я, и у всех нас выросли бы крылья. А крылатых спартаковцев уже не остановить.

ЭТО БЫЛ ФИЛЬМ УЖАСОВ

— У красно-белых был еще один момент в матче, когда один на один с Чехом вышел Ловчев.

— Гера мог принести нам ничью, но самый явный момент был у Бесчастных. Судья должен был дать пенальти, но неправильно выбрал позицию и потому не видел эпизода. Пока мы возмущались, мяч влетел в наши ворота. Ирония футбола! Это был не наш день. Прошу прощения у наших болельщиков: и у тех, которые присутствовали на игре, и у тех, которые смотрели этот фильм ужасов по телевизору.

— Чем объяснить сумасшедшее количество брака при передачах? Вы, например, в течение одной минуты трижды подряд отдали мяч сопернику…

— Надо было оживить игру. А обострение ситуации чревато ошибками. Все мы хороши. Тихий кошмар, сколько мы сделали неточных передач. Это необъяснимо. У каждого из нас есть проблемы, и, видимо, мы не смогли их отбросить. Если человек думает о чем-то другом, то о нормальном футболе не может быть и речи.

— То есть чемпионство никому не отдадите?

— Я уверен в Олеге Ивановиче, в себе, в ребятах. Все вместе мы сделаем все возможное, чтобы не упустить российское золото. И я не сомневаюсь, что мы своего добьемся. Вот если бы еще поддержка была нормальная…Я помню времена, когда "Спартак" играл на переполненных стадионах. Когда сейчас вижу полупустые трибуны, мне становится больно, я задыхаюсь от ностальгии. Только игрой и яркими победами мы вернем поклонников.

— Возможно, именно боль от полупустых трибун мешает вам играть с огоньком. В этом сезоне лично вы действуете на классе, без необходимого куража. Такое впечатление, что вам неинтересно.

— В матче со "Спартой" по самоотдаче я не могу предъявить себе претензий. Сам себя обманывать я точно не буду. А по поводу куража могу сказать только одно: я всегда переживал и буду переживать за команду. Для меня это родной дом. Пусть мне сейчас не хватает азарта, но все остальное, что у меня есть, я отдаю без остатка. И потенциальное шестое чемпионство для меня не менее важно, чем первое. Тем более в теперешнем нашем положении, когда на нас обрушивается столько критики. Говорят, что и "Спартак" не тот, и люди другие, и Олег Иванович не прав. Очень хочется доказать обратное. Нельзя давать скептикам повода для радости.