После трех дней чемпионата мира на счету сборной России одна серебряная медаль, завоеванная в гонке с раздельным стартом юниоркой Натальей Боярской. В остальных гонках наши велосипедисты тоже претендовали на награды, но каждый раз они ускользали у них буквально из-под носа. Почему так происходит? Легенда велоспорта Жанни Лонго полагает, что побеждают в первую очередь те, кто думает о спорте.

Девятикратная чемпионка мира Жанни Лонго-Спирелли вызывает живой интерес везде, где бы ни появлялась. Сам факт того, что практически пенсионного возраста женщина способна не просто профессионально заниматься спортом, но и быть сильнейшей, притягивает к спортсменке, готовящейся вскоре отметить свой 43-й день рождения, огромное внимание. В Лиссабоне она, в очередной раз поправ все законы физиологии, стала чемпионкой мира. Я решил пристать к "бабушке". Пришел в гостиницу "Атлантик". Мадам Лонго достаточно быстро согласилась ответить на вопросы "Советского спорта".

"Надеюсь, вы не курите? Не переношу запаха табака", - поинтересовалась знаменитая велосипедистка перед разговором. По той же причине - нелюбви к табаку встрече в холле гостиницы или в ресторане, где в любое время кто-то курит, Лонго предпочла общение в номере массажиста команды. Мастодонт женского велоспорта зашла в просторную комнату, взглянула на свежий номер "Экип" с собственной фотографией на обложке, легла на массажный стол и выразительно на меня посмотрела. Это зрелище - Жанни на массажном столе - впечатлило бы даже видавшего виды ценителя женщин. Размышляя над тем, что будет массировать массажист в этом высушенном теле (неужели костный мозг?!!), я вдруг понял, что пауза неприлично затягивается, и нашел в себе силы перейти к разговору.

— Мадам, многие из читателей нашей газеты помнят вас юной, но для многих вы кажетесь пришелицей из другого времени. Вы сами помните первый чемпионат мира, в котором принимали участие?

— Помню, хотя и довольно смутно. Это было в 1979 году в Голландии. Я была тогда юной и полной сил. Ни об одной из соперниц я не имела ни малейшего представления и даже подруг по команде плохо знала. В нашей команде было на том чемпионате четыре женщины, и мы участвовали в групповой гонке. Мне необходимо было всему учиться у тогдашних подруг по команде, и помню, что очень многое нужно было в себе ломать. Мне поручили лидировать с первых же метров (дистанция групповой гонки у женщин тогда составила всего 64 километра. — Прим. авт.), и я работала изо всех сил. До того как стать велосипедисткой, я занималась горными лыжами, любила рисковать, а велосипед вдруг потребовал от меня предельной осторожности. Опыт приходил постепенно, год от года. То, что поначалу бралось исключительно за счет силы, стало со временем получаться благодаря опыту и тактическим навыкам. Выработалась собственная методика тренировок. Все время что-то меняется. Сейчас я гораздо более подвержена стрессам, и никакой опыт не помогает. Сама не знаю, почему. Наверное, стала более впечатлительной.

— А может быть, вы просто устали? Столько лет выступать на крупнейших соревнованиях, выиграть все, что возможно, в велоспорте — это разве не накладывает свой отпечаток?

— Вам это покажется удивительным, но я до сих пор не думаю ни о чем другом, кроме велосипеда, и даже обычные тренировки доставляют мне удовольствие. Возможно, это оттого, что я умею разнообразить свою повседневную работу, найти нестандартные методы. Так, например, готовиться я стараюсь в разных странах и чувствую себя в это время не велосипедисткой, а путешественницей. Я очень люблю свое занятие и не ищу другого пути. Раз велосипед стал моей жизнью, то пусть уж все идет как идет, говорю я себе.

— И какие же эмоции вы испытываете теперь от побед? Что пережили во время своей последней гонки?

— То, что я неплохо готова, понимала еще накануне чемпионата. Готовилась в Аризоне и чувствовала, что выхожу на пик своих сегодняшних возможностей именно к Лиссабону. Рассчитывала на одну из медалей. О победе не думала. Сейчас в мире много женщин, способных выиграть. Когда накануне меня спрашивали о целях, то говорила, что третье место меня устроит. Конечно, на гонку с раздельным стартом я больше рассчитывала, поскольку для длинной групповой мне уже порой не хватает сил, а здесь к тому же очень тяжелая трасса.

— Но когда вы ехали последние метры, то казалось, что сил у вас более чем достаточно.

— Нет, что вы! Финиш мне дался с большим трудом. Конечно, я сберегла что-то для последнего ускорения, недаром ведь столько лет выступаю. Но до последней секунды не верила, что стану первой.

— Вы хорошо знаете многих велосипедисток. Не могли бы поделиться мнением о российских девушках и их перспективах в вашем спорте?

— Я неплохо знаю многих велосипедисток из вашей страны и могу сказать много хорошего об их технической и тактической подготовке. Однако практически все они выступают в итальянских командах, и это вредит их спортивному росту. В этих командах им приходится больше думать о деньгах, а не о спорте. В этом проблема многих современных велосипедисток, французских тоже. Деньги стали для них важнее спорта. Возможно, я потому и сильнее до сих пор, что, готовясь к сезону, не думаю, как заработать побольше денег. Тот, кто сумеет жить и думать так же, будет иметь шанс превзойти мои результаты.