Двадцатипятилетний полузащитник ставропольского "Динамо" Беслан Гублия оставил футбол и уехал на родину в Абхазию защищать свою республику, свою семью.

Тревожные события, происходящие в этой закавказской республике и перекликающиеся с историей восьмилетней давности, серьезно взволновали Гублия. А когда Беслан увидел по телевизору в одной из новостных программ своего брата с автоматом в руках, он принял самое важное в своей жизни решение. Он быстро рассчитался со своей командой и поехал защищать свою семью, своих соседей, свою Абхазию.

Патриотичный поступок одобрили и болельщики ставропольского "Динамо", ценящие высокую самоотдачу полузащитника на поле, и руководители футбольного клуба.

— Беслан поступил как настоящий мужчина, — считает начальник команды Арнольд Ленденгольц. — Мы отнеслись с пониманием к его шагу. Семья Гублия — у него жена и двое детей — сейчас в Абхазии. Они жили в Ставрополе, но не так давно он отправил их на родину. По окончании сезона Беслан собирался поехать туда проведать их. А когда случилась беда, он как истинный отец и патриот своей республики решил, что в столь тяжелый момент должен быть там. Мы считаем, что он поступил правильно. Аналогичный случай был в моей практике в 1993 году в Элисте. У центрального защитника "Уралана" Давида Ахвледиани тогда погиб в Абхазии брат. По условиям контракта мы ему дали двухкомнатную квартиру на два года. Он пришел, сдал ордер, поблагодарил всех и уехал на родину. И там, к сожалению, трагически погиб. Сейчас в Абхазии проводится футбольный турнир его памяти.

— Отъезд Гублия как-то скажется на рисунке игры "Динамо"?

— Беслан конечно же один из ведущих игроков команды, но незаменимых людей нет.

— А если в Абхазии в скором времени завершатся боевые действия, Гублия может вернуться в Ставрополь?

— Конечно, мы всегда его ждем. Он по-прежнему считается нашим игроком.