Этот сезон защитник и капитан ЦСКА Евгений Варламов практически полностью пропустил из-за травмы. По словам самого футболиста, окончательно в строй он вернется не раньше января. За время вынужденного простоя Варламов успел отдохнуть с семьей в Турции — сам игрок сказал, что ему представилась прямо-таки уникальная возможность. Во время "горячей линии" с читателями и последовавшей за ней беседы с журналистами отдела футбола Евгений был весел и открыт, охотно шутил и рассказывал анекдоты. Но обо всем по порядку. Сначала была "горячая линия".

Вопросы читателей

МЫ МУЖИКИ, НО НЕ ТЕННИСИСТЫ

— Алло, Евгений?

— Да.

— Привет. Звонит Николай, болельщик ЦСКА, обладатель твоей футболки. После серебряного матча с "Шинником" — в 1998-м — помнишь, вы кидали майки болельщикам?

— Как же, как же, помню.

— Твоя досталась мне. А вопрос хочу задать такой: объясни мне, пожалуйста, как капитан, до каких пор вы будете играть в такой футбол?

— Причина одна: в команду влилось много новичков. В ЦСКА сейчас осталось очень мало футболистов, которые играли в прошлом и позапрошлом годах. Это один-два человека, да и то они получают травмы, меняются. Поэтому трудно сейчас рассчитывать на самые высокие места. У ребят нет сыгранности.

— А мне кажется, причина в другом. Вот вы выходите на поле, вы же должны землю грызть. А этого нет. Обидно бывает до слез. Вот ты смотрел, как "Спартак" играл с "Баварией"?

— Смотрел.

— Согласись, то же самое. Ну разве так надо играть?

— Увы, это болезнь всего нашего футбола.

— Согласен. Поэтому и хочу тебе сказать как капитану: настрой у ЦСКА всегда должен быть боевой. Вот ты был на игре с "Рубином"?

— Был.

— Ну и что они там вытворяли? Это же просто детский лепет, другого слова и не подберу. Сколько это может продолжаться? Возьмите себя в руки, вы же мужики.

— Да, мужики. Но понимаете, в футбол играет не один человек, а команда. Это не теннис, где все зависит от тебя самого. Здесь все решает множество факторов. Чтобы все они материализовались в конкретный результат, нужно время. Поэтому просим, чтобы вы, болельщики, нас поддержали.

— Ну, конечно, как ты мог сомневаться. И напоследок еще один вопрос, личного характера.

— Давай.

— Посещаешь ли ты какие-то спортивные мероприятия помимо футбола? Например, матчи баскетбольного ЦСКА?

— К сожалению, нет.

— Отчего так?

— Как-то так получается, что я уделяю больше времени команде и семье (улыбается).

— Ну ладно. Хотя не мешало бы сходить на баскетбольчик. Интересная штука. Ну, пока.

— Счастливо.

СКОРО ВЕРНУСЬ В СТРОЙ

— Алло, здравствуйте, это Евгений Варламов? (Звонит ребенок.)

— Он самый.

— А как вы себя чувствуете?

— Более или менее.

— А когда поправитесь?

— Извините, сколько вам лет?

— Одиннадцать.

— Вы в футбол играете?

— Бывает.

— Понимаешь… Ничего, если я на ты перейду?..

— Давай.

— Если ты играешь в футбол, то должен знать, что у футболистов случаются травмы. Иногда они бывают серьезными. Именно такая была у меня. Как с этим справится мое здоровье, пока не знаю. В этом году играть точно не буду.

— А как здоровье Павла Садырина?

— Я с ним разговаривал четыре дня назад ("горячая линия" состоялась в пятницу, 19 октября. — Прим. Д.Ц). Мы ездили в больницу. Он был довольно бодрым, разговаривал с нами, прохаживался по коридору. В общем, состояние удовлетворительное.

— Кто будет тренером ЦСКА?

— Пока ничего конкретного сказать не могу. Я пытался разговаривать на эту тему с руководством. Но на данный момент определенности нет. Только слухи.

— Как чувствует себя команда в связи с гибелью Сергея Перхуна?

— А как могут себя чувствовать люди, которые потеряли надежного друга?

— Мандрыкин так часто ошибается именно из-за этого?

— Сейчас у нас никто не блещет, не показывает того, на что способен. Это касается и Мандрыкина. Но он хочет работать. А если у футболиста есть такое желание, то будет и результат. Парень он способный.

ПОНАЧАЛУ Я БЫЛ В ЦСКА РЫБОЙ

— Алло, Женя?

— Я.

— Виктор Иванович Зайцев беспокоит. Мне уже скоро 70, а я болельщик ЦСКА с малых лет. Вопрос такой: не сказывается ли на игре противостояние между новичками и ветеранами?

— Никакого противостояния нет. Расскажу о похожей ситуации, когда я пришел в ЦСКА. Это было в 1998 году. Тогда в команде тоже было много новичков. Не сразу все у нас получилось гладко. Никто не обещал места в составе. Приходилось доказывать как на поле, так и в жизни, что я пришел не просто зарабатывать деньги, а болею за команду. Прошло немало времени, прежде чем меня приняли в ЦСКА, стали относиться так, как относятся сейчас. Хотя в команде были очень хорошие футболисты. Сейчас, кстати, тоже.

— Но вы, помнится, заиграли в ЦСКА сразу.

— Да, это так. Но я говорю о том, что меня не сразу приняли в команде. Я ничего не говорил, хотя выступал на позиции последнего или переднего защитника. Играл молча, как рыба, не подсказывал, хотя от меня этого требовали. Я никак не мог перейти эту грань. Только пришел, молодой, не мог советовать другим, как надо играть. Сейчас новички находятся в похожей ситуации. Они молчат из-за своей скромности, вежливости. Ребята пришли хорошие. Я думаю, что коллектив у нас сложится. Но для этого, повторюсь, нужно время.

— Алло, Женя? Звонит Алексей из Зеленограда. Вам поступали предложения из других клубов?

— Поступали.

— Вы собираетесь уходить из ЦСКА?

— Нет.

— А предложения были в этом году?

— Нет, в прошлом.

— Из "Спартака"?

— Нет, в "Спартак" не звали.

— А тому клубу, который вас приглашал, сразу ответили отказом?

— Ну зачем же сразу все обрубать? Немного повыпендривался (смеется).

— Понятно. Спасибо.

— Не за что.

ДО ВАРЛАМОВА ДОЗВОНИЛСЯ ЕГО КУМИР

Задать вопрос кумиру — сокровенное желание любого болельщика. Некоторые при этом очень волнуются, иногда путаются, теряются, сбиваются. Один пожилой читатель, дозвонившийся на "горячую линию", признался, что он болельщик "Спартака" со времен… Гринина, Боброва и Федотова. Он же, пару раз назвав Варламова Женей, затем почему-то начал обращаться к нему Дима. Варламов из вежливости и уважения к возрасту позвонившего не стал его поправлять. А был и такой звонок.

— Алло, Евгений?

— Он самый.

— Это звонит ваш кумир…

— (Пауза.)

— Я бы хотел вопрос задать.

— Ну задавайте.

— Вы поддерживаете отношения с бывшим армейцем Дмитрием Хомухой?

— Да, конечно.

— Он не собирается в ЦСКА?

— Трудно сказать. Разумеется, Дмитрий испытывает симпатии к этой команде. Он хочет играть в ЦСКА. Но в любой ситуации существует множество нюансов.

— То есть он хочет играть, но это решение тренера?

— Да, и тренера, и президента.

— Понятно. Спасибо.

— Пожалуйста (вешает трубку).

Обращаясь к присутствующим в комнате журналистам "Советского спорта": "Интересно, что это за кумир?"

Вопрос журналистов: "А вы вспомните, может быть, у вас в детстве были кумиры?"

— Нет, кумиров-футболистов у меня не было. Были команды, которым я симпатизировал. Очень любил "Динамо" (Киев), болел за них. Мне вообще импонирует скоростная, "вертикальная" модель игры. А комбинационный стиль с мелким перепасом не люблю.

УЕДУ ТОЛЬКО ЗА ГРАНИЦУ

— Здравствуйте, а можно вопрос задать?

— Задавайте.

— А как стать футболистом?

— Надо любить футбол. А начинать нужно с малого: просто играть в него.

— А где научиться можно?

— Лично я начинал играть в Казани — с семи лет. Мне попался хороший детский тренер. Работать приходилось много — у нас было по 13 тренировок в неделю.

— А высшие учебные футбольные заведения есть?

— Там играть не научишься. Это лишь дополнительное образование. Лично я окончил институт физкультуры. Мне даже пришлось пару игр за институтскую команду провести. Тогда я уже выступал за "КамАЗ". Проводился чемпионат среди институтов. Нас пригласили на финальную часть. И вот приходим мы — я, Руслан Нигматуллин, Платон Захарчук, Роберт Евдокимов, все действующие игроки "КамАЗа". Соперники посмотрели на нас и говорят: берите Кубок, не будем мы с вами играть.

— Алло, Женя, добрый день!

— Добрый!

— Я болельщик ЦСКА чуть ли не с рождения. Сейчас мне почти 40 лет. Знаете, какой вопрос я бы хотел вам задать?

— Пока не знаю.

— По поводу тренера. Говорят, Кузнецов не удержится, будет другой наставник. Так вот, должна ли быть у нового тренера душевная привязанность к ЦСКА, как, например, у Садырина, или профессионализм все-таки важнее?

— Главное — это профессионализм, а потом уже…

— …(перебивая) деньги?

— Это не главное. Хотя без них — никак. Но основа — это профессионализм. Потом — любовь к клубу. Но это вообще-то само собой подразумевается. Вряд ли тренер достигнет результата, если не будет любить команду, футбол.

— Сами-то серьезно озабочены неясностью с наставником?

— Чем дальше, тем серьезнее.

— А возможно ли возвращение Долматова в ЦСКА?

— Возможно. Так же, как и возвращение Садырина. Возможно все.

— А кого лично вы хотели бы видеть на тренерском мостике ЦСКА?

— (Долгая пауза.) Скажу единственное: я хочу, чтобы пришел тренер с прогрессивным взглядом на футбол, таким, как в Европе. Не обязательно в линию, а сейчас вы все подумаете, что я имею в виду Долматова. Главное, чтобы наш российский футбол был видоизменен. Я не против, чтобы прогресс начался с нашей команды. А другие пусть смотрят на эту работу и учатся.

— Для вас какой футбол ближе: Долматова или Садырина?

— Ближе? Трудно сказать. Наверное, все-таки Долматова, потому что он принес результат. Это прогрессивный футбол. Я не хочу сказать, что у Садырина старые взгляды на игру. Но лично мне нравится линейная оборона и вертикальный стиль игры.

— А сами в ЦСКА надолго? Не уедете за рубеж?

— Мне пока нравится в ЦСКА. Приглашений из-за границы еще не было. А если они поступят, я их рассмотрю.

— А в российский клуб не перейдете?

— Нет.

— Женя, вас беспокоит Анатолий Петрович, болельщик ЦСКА с 1948 года. Скажите честно, участвует ли президент Гинер в выставлении состава на игры?

— Говорю честно: не участвует. Это прерогатива главного тренера.

В ЦСКА СОБРАЛИСЬ НЕ ХИЛЯКИ

— Алло! Здравствуйте, уважаемый капитан Центрального спортивного клуба армии (звонивший говорит с патетикой в голосе. В этот момент Варламов делает соответствующее ситуации серьезное лицо и медленно привстает, словно он желает отдать честь, но через секунду садится и добродушно улыбается. — Д.Ц). Хочу сказать следующее. Когда капитаном ЦСКА выбрали Сергея Семака, он стал похож на Павла Буре — на вопросы никогда конкретно не отвечает. А вас я хочу спросить: как вы оцениваете перспективы в клубе Кузнецова?

— Пока с его появлением никаких изменений в команде не произошло. До конца сезона осталось совсем чуть-чуть. Он просто продолжает начатое. Первый его шаг, на мой взгляд, был правильным — он стал успокаивать команду. Ведь Кузнецов принял ее после сокрушительного поражения в Питере. Он понимает, что в ЦСКА собрались отнюдь не хилые футболисты. Сказал: такие провалы бывают у всех, надо выходить, играть и доказывать. И в первом же матче ЦСКА победил — 5:1. Пусть великолепной игры и не было, но результат — налицо.

— Второй вопрос: не считаете ли вы, что календарь у нас подстраивается под "Спартак" и все делается в угоду этому клубу?

— Я не отрицаю, что симпатии к этой команде есть. По-моему, это неправильно. Так быть не должно.

— А к нашей команде есть симпатии?

— Скорее, антипатии.

— Ничего, будем крепчать.

— Видите, еще в чем дело: в клуб пришли новые руководители, с хорошими деньгами, большими планами. Кому-то это не нравится.

— А характер-то есть у этих руководителей, такой, как у вас, у Бокова, у Садырина — армейский?

— Наш новый президент ради команды сделает очень многое. После разговоров с ним я понял одно: ЦСКА — это его большая семья. И что главное, он доказывает это делом.

— Ну а вы-то не подведете?

— Дайте мне выйти на поле, и тогда поговорим.

— Еще вопрос. Что вы думаете о защитнике ЦСКА Евсикове?

— Молодой парень, перспективный.

— Вы уж там с ним построже.

— Стараемся.

— Хорошо, удачи вам и вашей семье. Оставайтесь всегда армейцем, таким же прямолинейным и настойчивым.

— Спасибо.