Как и ожидалось, матч "Спартака" и "Спарты" не вызвал большого интереса болельщиков. Виной тому и погода, не способствующая посещению футбольных матчей, и непомерно высокие цены, а также неудачная игра красно-белых в Лиге чемпионов.

То, что в "Лужниках" аншлага не ожидается, было заметно уже в метро. Лишь считанное число ребят с красно-белыми шарфами ехало в направлении к станции "Спортивная". Приходилось вспоминать о славных временах, когда наш славный стадион собирал аншлаг. Еще один показатель: из трех эскалаторов на подъем работал только один. В дни матчей обычно посетители стадиона поднимаются по всем трем эскалаторам. Казалось, что милиции в этот день будет больше, чем болельщиков. Стражи порядка откровенно скучали в отсутствие серьезной работы, мерзли и не понимали, зачем их собрали в таком количестве. Не были веселы и торговцы атрибутикой — дела у них в этот день шли неважно. Картонные красно-белые ладошки едва ли не вручали насильно, но большинство пришедших в этот вечер в "Лужники" от них отказывалось, а зря. Очень удобная и теплая подстилка на ледяные пластиковые кресла, можно запатентовать новое средство от простатита… На трибунах болельщиков было немного, мягко говоря, большинство секторов остались пустыми. Однако то были, наверное, самые преданные и самые шумные болельщики "Спартака". Акустика в разряженном пространстве была потрясающей. Когда Робсон открыл счет и прервал порядком затянувшуюся сухую серию юного вратаря Петра Чеха, казалось, что форварду аплодирует никак не меньше восьмидесяти тысяч. Еще столько же внушали сенегальскому легионеру "Спартака" Кебу, постоянно скользившему на газоне, поменять обувь. Что он в конце концов и сделал.

На одной из трибун монотонно стучал барабан, болельщики скандировали "Россия!" и "Спартак!", и те, кто не видел пустых трибун "Лужников", мог подумать, что в этот вечер собралось приличное количество народа.