Во второй день турнира "Санкт-Петербург Опен" в бой вступили основные силы российской сборной. И если поражение Андрея Столярова от британца Грега Руседски и успех Михаила Южного в поединке с испанцем Алексом Калатравой большого резонанса не вызвали, то встреча второй ракетки турнира Евгения Кафельникова с "квалифаем" Саргисом Саргсяном едва не завершилась громкой сенсацией.

Саргсян вышел на матч полностью отмобилизованным и поэтому довольно быстро довел счет до 4:0. В этот момент Евгений Кафельников почувствовал, что "запахло жареным", и, неимоверным усилием воли собрав все силы, довел партию до тай-брейка. И здесь Саргис уже ничего не смог противопоставить напору второй ракетки турнира, проиграв "серию теннисных пенальти" со счетом 3:7. А во втором сете пятикратный победитель московского "Кубка Кремля" был уже полновластным хозяином на корте. Буквально за полчаса он выиграл партию — 6:2, а с ней и весь матч.

Естественно, после поединка Евгений Кафельников пребывал в хорошем расположении духа и вновь, уже в который раз, сравнил себя со старым дизелем, который медленно разгоняется, но затем работает долго и надежно:

— Конечно, начало матча сложилось для меня весьма неудачно. Потом пришлось включить все свои 12 цилиндров, чтобы как-то выравнять ситуацию и выиграть первый сет. После этого судьба встречи была практически решена — довести поединок до победы стало лишь делом техники. Что я и сделал.

— А если бы вы все-таки уступили первую партию, могли бы проиграть весь матч?

— Нет. Я считаю, что в конце первого сета игра у меня уже начала налаживаться. И думаю, независимо от того, проиграл бы я его или нет, я все равно победил бы.

— Легче ли вам сейчас от мысли, что точно не придется встретиться на турнире с Домиником Хрбаты, который выбыл уже в первом круге?

— Нет, я ни в коем случае не испытываю каких-то положительных эмоций от того, что Доминик проиграл. Это спорт. К сожалению, двух победителей в матче быть не может, и кто-то обязательно должен уступить. Увы, для него день сложился не очень удачно, и словак выбыл из турнира. Но другое дело — играть с каждым соперником нужно достойно, независимо от того, удобен он тебе или нет. Я думаю, что помимо Хрбаты здесь очень много сильных противников, которые могут принести мне массу неприятностей. И Саргис Саргсян, кстати, был одним из тех, кто доставил мне немало хлопот.

— Вы знакомы с Саргисом Саргсяном со времен выступления за юношескую сборную СССР. Что для вас сложнее: играть с человеком, к которому вы хорошо относитесь или с которым в трудных отношениях?

— Когда идешь на матч, личные отношения уходят на какой-то третий-четвертый план. При первом шаге на корт все эмоции должны исчезнуть. У тебя есть своя конкретная задача: выйти из поединка победителем. А если будешь вспоминать о личных отношениях, то тут же можешь оказаться в стане проигравших.

— Есть какие-то определенные слова и фразы, которые вы себе говорите в сложных ситуациях?

— Да, есть определенные комбинации, тактические задумки, слова, которые приходится все время прокручивать в памяти как испорченную пластинку. Естественно, делая это, получаешь плоды, проблема в том, как использовать их на 100 процентов.

— Недавно в Москве вы сказали, что в случае серьезных финансовых проблем у "Кубка Кремля" вы могли бы выкупить этот турнир.

— Могу.

— Если бы такая же проблема была у питерского турнира, выкупили бы?

— Я ни в коем случае не хочу ущемить Санкт-Петербург, но московский турнир мне особенно дорог, потому что я выигрывал его большее число раз. Это и заставило меня сделать такое заявление. Но я просто уверен, что найдутся люди, которые поддержат "Кубок Кремля", и мне не придется заниматься его покупкой. Я думаю, что и в Санкт-Петербурге будет то же самое.

— Чем вызван тот факт, что в парном разряде вы здесь играете с Денисом Головановым? Вы взяли над ним какую-то персональную опеку?

— В конце концов, кому-то же из наших ребят помогать надо! Практически на протяжении всей карьеры я играл не с российскими теннисистами. Раньше у меня был постоянный партнер Даниэль Вацек, а в последнее время почти всегда выходил на корт в паре с Уэйном Феррейрой. И вот в Санкт-Петербурге появилась редкая возможность выступить вместе с россиянином, дав таким образом ему возможность поднять свой рейтинг. Я пошел на этот шаг, и первый матч показал, что все было сделано правильно.

— Обычно вы такой мрачный и даже нелюдимый. Что может вас заставить рассмеяться, расхохотаться, выплеснуть наружу то, что находится внутри?

— Все зависит, в первую очередь, от моего эмоционального состояния. Если оно хорошее, нет никаких депрессивных ситуаций, то меня часто можно увидеть улыбающимся. А если есть определенные задевающие меня факторы, то и улыбаться незачем.