Неожиданный гол полузащитника "Локо" Марата Измайлова заставил бельгийцев нервничать. В итоге москвичи разгромили "Андерлехт", а Марат наверняка обратил на себя еще более пристальное внимание представителей зарубежных клубов.

— 5:1 в гостях - результат сенсационный?

— Думаю, в России никто против таких сенсаций возражать не станет.

— Не обидно теперь, что без боя сдались "Реалу", потом, показав прекрасную игру в Москве, не смогли одолеть "Рому"?

— Нет. Мы набрались опыта и прошли хорошую школу. Для меня в таком возрасте чрезвычайно важно по-настоящему прочувствовать такой турнир, как Лига чемпионов.

— Ваш гол стал во многом ключевым, повернувшим ход матча в другую сторону.

— Не мне об этом говорить. Хотя после того, как бельгийцы пропустили, они раскрылись, все стало попроще.

— Вы уже не в первом матче бьете штрафные с левого фланга, закручивая мяч в ворота. Домашняя заготовка?

— Я стараюсь делать всего лишь острые навесы. Честно говоря, в ворота не целюсь.

— Может, уже стоит отработать фирменный удар, целью которого был бы гол, а не просто навес?

— Надо подумать. Пока же не хватает сил шлифовать какие-то приемы сверх тренировочных нагрузок. А по поводу фирменных приемов я думаю так: чем их будет больше, тем лучше. Иначе соперники тебя быстро изучат.

— И по ногам дадут.

— Да уж не пожалеют.

— Как недавно в Питере, в матче чемпионата России против "Зенита", когда Горовой на вас буквально наступил.

— Если бы вы могли представить, что я тогда чувствовал! Боялся, что сломали. Боль-то она проходит, а вот если перелом получишь… Правда, после матча успокоился и понял: правильно, что стерпел.

— Заметно, что вы не реагируете на грубость в свой адрес, даже когда соперник явно вас провоцирует.

— Думаете, я не злюсь? Знаете, как все кипит внутри и ответить хочется. Но меня жизнь научила действовать иначе. У меня были моменты в юношеской сборной, когда я постоянно лез на рожон, в драку, отвечал ударом на удар. Тренеры объяснили, что так нельзя действовать. Можно подвести команду: заработать удаление.

— Не устали от внимания к своей персоне?

— Меня доброжелательные слова только окрыляют.

— Не переоцениваете собственные силы?

— Мне это не грозит. Я размышляю, анализирую свои действия на поле. Стараюсь не останавливаться на достигнутом.

— То есть с собой, собственным величием бороться не приходится?

— Почему же, приходится. Причем постоянно.

— Если в конце года по традиционному опросу "Советского спорта" вас признают лучшим игроком России, переживете, не сломаетесь?

— Я думал об этом. Любое признание должно подзаряжать, а не расслаблять. Наоборот, появляется стимул доказать, что это не было случайностью.

— Когда в 19 лет человек достигает наивысшего признания в стране, к чему же тогда стремиться?

— Целей много. И уехать за границу, как в этот момент подумали многие, даже не самая главная. После признания в России можно ведь подумать и о международном. Планы у меня, признаюсь, глобальные.

— В России вам их будет трудно реализовать.

— Понимаю. Но пока не чувствую, что на голову перерос российский чемпионат.

— А что помогает держать себя в тонусе даже в проходных матчах?

— Понимание того, что в таких играх надо бороться, биться так же, если не еще сильнее. Что-то придумывать, импровизировать.

— Вероятно, сейчас у вас появилось много так называемых друзей, которых вы и не знали?

— Если честно, ситуация обратная. Я практически все время провожу на базе и все реже общаюсь со старыми друзьями. У меня все, что не касается футбола, на данном этапе - на втором плане. Надеюсь, это временная ситуация.

— Кто же является советчиком, который помогает принимать решения в тех же житейских ситуациях?

— По большому счету, я сам себе советчик и психолог. Если что-то решил - сделаю.

— И никто не сможет переубедить или хотя бы заставить сомневаться?

— Наверное, друзья, родители все же воздействуют на меня. И такие случаи были. Но все же чаще решаю сам.