Расцвет столичного "Спартака" пришелся на 60-е и 70-е годы, когда красно-белые четырежды выиграли звание чемпионов СССР. Этим успехам столичный клуб во многом обязан своему голкиперу Виктору Зингеру, который в конце 60-х за пост №1 в сборной страны на равных конкурировал с самим Виктором Коноваленко. Помимо трех золотых медалей за победу в национальном первенстве в коллекции Зингера пять наград высшего достоинства чемпионатов мира, золото Олимпиады-68.

ЗА ЦСКА ТАК И НЕ СЫГРАЛ

Наша беседа началась с воспоминаний о юности юбиляра.

— Почему вы, Виктор Александрович, в 13-летнем возрасте отправились с родной Новой Дороги, улицы в районе станции метро "Бауманская", через всю Москву на хоккейную выучку в армейский клуб? Симпатии к ЦСКА?

— Так ведь в год моего знакомства с хоккеем, настоящим, не уличным и не дворовым, армейцы располагались в Сокольниках. На уютном стадионе в сосновой роще летом занимались футболисты (альма-матер знаменитой "команды лейтенантов". — В.П.), зимой — игроки в русский и канадский хоккей. Спустя некоторое время армейский стадион снесли и на его месте возвели павильон для американской выставки (до наших дней не сохранился. — В.П.), и все спортсмены, включая и нас, посещавших хоккейную ДЮСШ ЦСКА, переехали на Ленинградский проспект, где и поныне базируется ЦСКА. От дома до Сокольников было недалеко, поэтому я и оказался в ЦСКА (тогда — ЦДСА).

Команда ЦДСА была в 54-м году популярной, а "Спартака" не было в чемпионате СССР. А то бы я, наверное, поехал записываться в хоккей с Новой Дороги на Ширяевку.

— Кто был первым тренером?

— Борис Иванович Афанасьев. Сейчас его фамилия мало о чем говорит, но тогда она была на слуху: полузащитник в футбольной "команде лейтенантов", двукратный чемпион СССР и вратарь хоккейной команды ЦДКА, трехкратный чемпион СССР. На редкость душевный человек, он мог часами возиться с молодняком. Особенно много Борис Иванович занимался со мной, начинающим вратарем. Ух и игрочки, родившиеся в 1940 и 1941 годах, подобрались тогда в ЦДКА! Все стали известными мастерами, особенно преуспели двое — Саша Альметов и Витя Кузькин.

— Занимались вы у Афанасьева несколько лет…

— …пока не попал в молодежную команду армейцев. Тут моим тренером оказался еще один добрый и заботливый человек — Александр Николаевич Виноградов, многократный чемпион СССР (напарник Афанасьева, полузащитник в двух чемпионских составах "команды лейтенантов". — В.П.), первопроходец советского хоккея, чемпион мира и Европы 1954 года. В 17 лет меня стали привлекать к тренировкам главной команды ЦСКА, зачислили в штат к Тарасову.

— Но я что-то не помню вас в воротах тарасовской команды.

— А я ни разу так и не появился на льду. Конкуренция на каждое место в ЦСКА была сумасшедшая. Пост в воротах не стал исключением — великий Николай Пучков и его надежный дублер Юрий Овчуков. Приходилось терпеть и ждать, когда пробьет мой час. Надежд с каждым сезоном становилось все меньше. Перейти в другой клуб я, однако, не мог, поскольку носил погоны.

И тут подвернулся случай — меня перевели в Приволжский военный округ, в город Куйбышев, где создали окружную команду, пробившуюся в класс "А". Ее тренером назначили Виноградова, успевшего перед этим немного поработать вместо Тарасова в ЦСКА (при нем армейцы стали в очередной раз чемпионами и выиграли Кубок СССР. — В.П.).

В КУЙБЫШЕВ К ВИНОГРАДОВУ И ТРЕГУБОВУ

— Я помню, как по инициативе Тарасова, оказавшегося не в состоянии "переваривать" прекрасных выпускников хоккейной школы ЦСКА, в классе "А" одна за другой появлялись армейские команды из Калинина, Куйбышева, Чебаркуля, Новосибирска…

— Вместе с нами, молодыми хоккеистами, засидевшимися в запасе ЦСКА и прибывшими из Москвы, под началом Виноградова оказались два опытных игрока: Иван Трегубов, весной признанный на чемпионате мира 1961 года лучшим защитником, и Юрий Копылов, многократный чемпион СССР. Вот в такой команде мне суждено было стать основным вратарем.

Пришлось применять на практике все, чему меня учили в столице Афанасьев, Пучков. Да, едва не забыл еще одного моего учителя — Григория Мкртычана, игрока первого золотого созыва сборной СССР, работавшего тренером в школе ЦСКА. Куйбышевский СКА не имел громких побед, не занимал классных мест, но старался держаться на плаву, без боя не сдавался.

— Я это помню. Приезжая в Куйбышев с командировочным удостоверением "Советского спорта", я видел, как тяжко вам приходится. Вот уж где вы прошли закалку, прежде чем попасть в "Спартак". Кстати, как это случилось?

— Весной 64-го года, после календарного матча в Риге, по дороге в Куйбышев я встретил в Москве Афанасьева. Он в то время работал вторым тренером у Боброва, принявшего от него "Спартак" после начала чемпионата. Узнав, что я вскоре увольняюсь из армии, Борис Иванович пригласил меня в спартаковскую команду, а потом меня позвали на беседу к Всеволоду Михайловичу, который, как оказалось, запомнил меня еще юнцом в армейской школе. Бобров тут же предложил мне написать заявление в "Спартак". Вот так я на 23-м году жизни стал спартаковцем. Им я остаюсь и по сей день…

ОБОШЕЛ РАГУЛИНА

— Какой матч для Зингера, вратаря "Спартака" и сборной СССР, самый памятный?

— Проходных игр для меня никогда не было, в каждой выкатывался на лед как на решающий поединок. Поэтому назвать самый-самый матч затрудняюсь. Впрочем, два припоминаю особо. Оба состоялись в конце февраля 1965 года.

Сборная СССР отправляется на чемпионат мира, который откроется через неделю в финском Тампере, но еще неясно, кто будет вторым вратарем. Первый давно ни у кого не вызывал сомнения — Виктор Семенович (Коноваленко. — В.П.). Претендентов оставалось двое — Анатолий ("Антон") Рагулин и я. Сборная СССР тогда дважды встречалась со сборной Канады, которая через Москву направлялась в Финляндию. Поначалу в первом матче играл "Антон", а на 31-й минуте тренеры отправили на лед меня. Как видно, решили дать каждому из нас отстоять равное время. Мы выиграли — 5:1. Через день — повторная встреча. Состав носил экспериментальный характер. Не было никого, кроме меня, кто уезжал вечером на чемпионат. Определившись со мной, как со вторым вратарем, тренеры сборной дали мне возможность провести весь матч.

(Здесь просится вставка: тогда тренерами сборной СССР работали динамовец Чернышев и армеец Тарасов. Каждый из них старался привлечь как можно больше игроков из своего клуба. И если в сборной вратарю ЦСКА предпочли спартаковца из команды Боброва, которого на дух не переносил Тарасов, это прекрасное свидетельство, насколько надежно выступал Зингер. — В.П.).

— Вы, Виктор Александрович, стали трехкратным чемпионом СССР: один раз при Боброве, дважды — при Карпове. Тогда часто писали и говорили про спартаковский дух. Что это, выдумка журналистов, броская фраза или на самом деле существовал такой феномен?

— Для меня спартаковский дух — это команда единомышленников (подавляющее большинство составляли москвичи), готовых положить все силы, все умение на алтарь победы. Тон задавали нападающие. Все началось с братьев Майоровых и Старшинова, а дальше пошли — Якушев, Шадрин, Зимин, Шалимов…

Когда в "Спартаке" появлялись большие спортивные профсоюзные работники, проверявшие работу Карпова, то они старались предостеречь команду и тренера от самоуспокоенности, напоминая, что в скором времени спартаковцев ожидает очередной поединок с ЦСКА, а потому, мол, рано радоваться урожаю набранных очков. На это Николай Иванович делал отмашку и говорил: "ЦСКА? Ерунда это. Обыграем".

Подобные слова не были бахвальством. Карпов верил в нас, верил в то, что вы, журналисты, называли "спартаковским духом", верил, что мы способны сдвигать горы. И мы сдвигали горы и при Карпове, и при Боброве. В чемпионате 75-го года спартаковцы хотя и не стали чемпионами, но в четырех встречах с ЦСКА трижды одержали победу. А на финишной прямой в 67-м году мы уверенно выиграли у ЦСКА со счетом 7:3, что и предопределило исход первенства в нашу пользу!

ВРАТАРИ У НАС НЕ СТАЛИ ХУЖЕ

— Что вы думаете о сегодняшних вратарях? Их часто критикуют, стало модным приглашать в суперлигу стражей ворот из-за рубежа. Вот и в "Спартаке" ныне номер один — украинец Симчук.

— Я не согласен, что у нас плохие вратари, а отечественная вратарская школа сдала позиции. О каком спаде можно говорить, если вратари из российских команд высоко котировались и котируются в НХЛ? Вспоминаю в первую очередь олимпийских чемпионов Хабибуллина, Шталенкова, Трефи-лова.

Мне порой кажется, что не всегда правы те тренеры, которые вратаря, слабо проведшего матч, надолго отправляют в запас. Разве сидя на скамейке, можно исправиться и больше не подводить партнеров?! Кстати, и вторые вратари в любом нашем клубе не так уж плохи.

Сравнение сегодняшних вратарей и голкиперов прошлого не в пользу нынешних? Так это неудивительно. Нашему брату вратарю теперь не позавидуешь. В мое время не было такого плотного календаря, не надо было летать через несколько часовых поясов на Дальний Восток, а главное, не стало явного деления команд на фаворитов и очевидных аутсайдеров, а потому и наблюдается столько непредвиденных результатов, сколько никогда раньше не случалось. Так что любому вратарю теперь не позавидуешь.

Уж если и надо упрекать нынешних голкиперов, то за манеру игры — бросятся за шайбой, упадут и долго не поднимаются. А Пучков когда-то учил меня прежде всего моментально вставать. Помните, как он и его сверстники использовали шпагаты, лишь бы не распластаться на льду, не потерять контроль над шайбой, стараясь ни на минуту не выпадать из игры?

— Может, Виктор Александрович, все дело в том, что вы, впрочем, как и Мкртычан, Пучков, Овчуков, Коноваленко, Чинов, Зайцев, Запрягаев, были небольшого роста? Вам легче было делать шпагат, моментально вскакивать после падения…

— Не берусь судить, влиял ли мой рост на игру в воротах. Как-то в справочнике обо мне написали: "Обладает прекрасной реакцией, игровым чутьем, отличной техникой ловли шайбы. Особенно силен в игре на линии ворот". Видимо, и такое было…

— Последний вопрос. Имеете ли вы отношение к основателю знаменитой американской компании, возникшей в 60-х годах ХIХ века? Зингеровские швейные машинки стрекотали испокон веков по всей России.

— Я никогда не задумывался, почему ношу такую фамилию.


НАША СПРАВКА

Виктор Александрович ЗИНГЕР. Родился 29 октября 1941 года. Заслуженный мастер спорта. В хоккей начал играть в 1954 году в ДЮСШ ЦСКА (тогда ЦДСА). В 1958-1961 годах выступал за ЦСКА, в 1961-1964 годах — за СКА (Куйбышев), в 1964-1977 годах — за "Спартак". Чемпион СССР 1967, 1969 и 1976 годов, провел более 300 матчей. Обладатель Кубка СССР 1970 и 1971 годов. Олимпийский чемпион-68. Чемпион мира и Европы 1965-1969 годов. На Олимпийских играх, на чемпионатах мира и Европы провел 19 матчей. В 1969-м назван в числе шести лучших игроков сезона. 8 раз значился в традиционных списках "34" и "40" лучших игроков сезона. По окончании игровой карьеры работает в "Спартаке": тренер команды мастеров, тренер в школе, ныне тренер по занятиям с вратарями и тренер СДЮШОР-"Спартак-2". Награжден орденом "Знак Почета" (1969 год) и медалью "За трудовое отличие" (1965).