Олег Иванович Романцев... Чем больше с ним общаешься, тем больше вопросов относительно его личности себе задаешь. Он загадка. Порой кажется, что ты уже прочувствовал его психологию. Это подтверждается тем, что начинаешь предугадывать некоторые его поступки, ответы, но в какой-то момент он выдает такое, что вызывает предшоковое состояние. И все же, кажется, мне удалось понять, в чем же заключается феномен самого титулованного тренера России.

Несколько раз по ходу нынешнего сезона, когда Романцев оказывался загнанным в угол и многие торопились поставить на нем крест, мне невольно вспоминалась история, когда-то поведанная самим Олегом Ивановичем. Перескажу ее от первого лица:

"Праздник. Полный дом народа. Сало закончилось быстро, и отец дает моему старшему брату нож: "Иди, отрежь еще". Ну а мне, шестилетнему мальчишке, тоже безумно захотелось пойти: в подвале побывать, да и людям сделать приятное — они все со мной играли, и я хотел их поблагодарить, принести сала. Я тоже схватился за нож: "Нет, я отрежу". Брат заупрямился и начал тянуть нож к себе: я держался за лезвие, и брат думал, что я сразу же его отпущу. Но я смотрю глаза в глаза, а сам тесак на себя дергаю. Неизвестно, долго бы мы еще так стояли, если бы у меня из рук не брызнула кровь. Брат испугался, нож бросил, обозвал меня дураком и больше со мной не связывался".

Так вот, Романцев то лезвие, пускай уже и не в буквальном смысле, никогда из своих рук не выпускал. Он, может, и устал от вечного напряжения и боль переносить уже не в силах, но он не может разжать кисти. Гордость, да и дух этот романцевский не позволяют ему дать слабину. Потому-то он всегда бьется до последнего и своей безумной, нечеловеческой одержимостью заставляет противников сдаваться, точно так же, как 41 год назад вынудил сделать это своего старшего брата.

В представлении большого количества околофутбольной братии Романцев - деспот, сумасбродный маньяк, зацикленный только на своих победах. Нет ни одного смертного греха, какой бы ему ни приписывали. Его гордыня и вовсе доводит некоторых наиболее радикально настроенных до белого каления, и эта масштабная истерия относительно персоны Романцева усиливается с каждым его поражением.

И хоть Олег Иванович уверяет себя, что он стал толстокожим, его — необычайно честолюбивого человека — обидные высказывания не могут не задевать. И это мобилизует, придает новые силы и желание посрамить скептиков.

Полагаю, предложи Романцеву на выбор: или равнодушное к нему отношение, или поливание грязью, он выберет последнее.

Просто он такая личность - яркая, не терпящая серости и пустоты. Романцев соткан из поступков, поступков неоднозначных, поступков везде и во всем. И так было всегда. Еще с малых лет он понял, что должен собой что-то представлять. Ему было стыдно прийти в компанию и просто сидеть молчать, как говорят футболисты, отбывать номер. Он всегда стремился быть в центре событий, благо ума и врожденных психологических знаний ему хватало. Как-то Романцев признался "Мне никогда не нравились люди, которым в этой жизни ничего не надо, которые могли просидеть весь вечер втихаря с пустыми глазами".

Олег Иванович всегда придавал огромное значение глазам. Посмотрит в них своим проницательным взглядом, и ему станет многое понятно. Иногда по глазам и определяет состав на игру и слова нужные находит, опять-таки исходя из того, что увидел в этом зеркале души своих подопечных.

От рождения в Романцеве наряду с основными человеческими инстинктами был заложен инстинкт соревновательности. Что бы он ни делал, ему необходимо с кем-то состязаться, чувствовать бурление адреналина в крови. Помнится, год назад в Питере, гуляя по берегу Финского залива, Олег Иванович увидел пластиковую бутылку и подбил всех присутствующих в нее попасть: на спор. Не предполагал, что с таким рвением, с такой внутренней концентрацией солидные мужики могут швырять камешки.

Он готов рисковать, спорить о каких-то глупостях, но ему нужно постоянно испытывать этот мифический дух соперничества. Нечто подобное он старается прививать своим футболистам на поле. Любое упражнение, даже обычный квадрат, Олег Иванович сделал соревновательным. Он считает, что только так можно добиться максимальных результатов. Ведь в футбол играют азартные люди, те, кто любят состязания и не хотят проигрывать.

Проигрывать Романцев терпеть не мог, наверное, еще с пеленок. Его коробило от мысли, что кому-то в чем-то можно уступить.

Потому он так крепко и стоит на ногах. С его психологией победителя никто не в состоянии поколебать уверенность Романцева в себе. Целеустремленность Олега Ивановича и знание того, что он непременно своего добьется, даже если ему придется пожертвовать чем-то для себя значимым, по-моему, и есть главное слагаемое его успеха.

Смени он сейчас тренерский свисток на пастуший кнут и отправься, как уже не раз собирался, в деревню, российский футбол вздохнет с облегчением и... обнищает. Романцев — это восьмое чудо света, сочетающее в себе все семь предыдущих. Он и статуя Свободы, никому не подвластная и никем не покоренная, он и Эйфелева башня, яркостью и в то же время простотой конструкций которой можно долго поражаться. Он Сфинкс, от нахождения рядом с которым у многих пропадает голос, и по спине бегут мурашки. Сам же себя он называет волком-одиночкой и безумным фанатом, не видящим снов.

Да и как он может их видеть, если спит Олег Иванович не больше 4-5 часов в сутки. Иногда этот сон относится к категории мертвецких, когда он не помнит, что спал. Как бы закрывает глаза и под звук будильника их открывает, думает: как же так, ведь только лег и какой паршивый будильник мне достался, но потом, взглянув на часы, осознает, что отведенные самому себе четыре часа уже миновали. По дороге в ванную он уже весь в мыслях о своей команде, о предстоящем матче, о сборной, о делах клуба. В общем, весь в своих заботах.

Порой он не может позволить себе и этих необходимых четырех часов сна. Ложится, а мозг не успокаивается, ведет привычную холодную работу. Романцев борется с ним, но мысли не утихают. На несколько минут ему удается провалиться в забытье, а потом словно от вспышки молнии он снова приходит в сознание, и все начинается по новой. Подобные ночи кажутся ему чудовищно длинными, но зато нередко они дают ответы на самые разные и сложные вопросы, после чего "Спартак" одерживает очередные громкие победы. Такие, как в субботу над "Зенитом".