К отъезду в середине сезона полузащитника Элвера Рахимича из "Анжи" в ЦСКА в Махачкале отнеслись не совсем одобрительно, хотя не только футболисты, но и простые любители футбола понимали, что легионер из Боснии жить и играть в Дагестане будет не до пенсионного возраста. На то он и профессионал, чтобы при случае менять команду, переходить в клуб, в котором ему будут созданы лучшие условия. Но далеко не все знали, что помимо чисто футбольного интереса у Рахимича была и другая, не менее важная, причина — молодая жена Мерсиха пожелала поменять Махачкалу на Москву, посчитав, что в столице Дагестана ей жить скучно.

До появления в жизни Элвера Мерсихи Рахимич считался в Махачкале завидным женихом. Помнится, весной прошлого года президент клуба "Анжи" Хизри Шихсаидов организовал встречу в ресторане футболистов и солистов знаменитого дагестанского ансамбля "Лезгинка". В тот вечер Элвер, не умевший танцевать популярный кавказский танец, настолько выучил все па, что ему мог позавидовать даже Арсен Акаев, который с одинаковым успехом мог быть и профессиональным футболистов, и профессиональным танцором. А учителем Элвера были девушки из "Лезгинки", которые менялись очень быстро. Рахимич выдержал прессинг со стороны темпераментных потенциальных невест, объяснив это тем, что в Германии у него уже есть невеста.

Когда Мерсиха в середине лета наконец-то появилась в гостинице "Приморская", где базируется команда "Анжи", Будун Будунов в шутку предупредил Рахимича, что и в Дагестане за совращение малолетних могут посадить в тюрьму — вот такой девчонкой показалась невеста Элвера его одноклубникам. А капитан команды Нарвик Сирхаев намекнул Рахимичу, что в Дагестане красивых девушек могут и украсть, и посоветовал реже оставлять Мерсиху в одиночестве.

— Я понял, — сказал Рахимич, — что Нарвик пошутил, тем не менее с Мерсихой мы решили жить не в городе, хотя Хизри Исаевич предоставил нам благоустроенную квартиру и даже вручил мне грамоту почетного жителя Махачкалы. Свой выбор мы все-таки остановили на хорошо охраняемой милицией гостинице "Приморская".

МЕНЯ ОХРАНЯЛИ МИЛИЦИОНЕРЫ

— Мерсиха, а вы храбрая женщина, если прилетели в город, расположенный в нескольких километрах от Чечни. Или Элвер вас не предупредил, куда везет?

— Ну почему же? Показал на карте, что от Махачкалы до Грозного всего несколько часов езды, но гарантировал полную безопасность. Слово сдержал — когда уезжал на стадион, обязательно брал меня с собой, а если улетал в другой город, то меня охраняли милиционеры. Правда, на пляж, расположенный рядом с гостиницей, без Элвера я все равно не ходила. И не потому, что где-то неподалеку стреляют. Просто одной там делать нечего. Да к тому же женщины, работающие в гостинице, рассказали мне, что в Махачкале действительно бывали случаи кражи девушек. Правда, по секрету заметили, что, как правило, делалось это с их полного согласия.

— А где вы познакомились с Элвером?

— В Боснии, в городке Тузла. Хотя там я не живу. Да и Элвер редко бывает на родине.

— И все же вы встретились в Боснии?

— Дело в том, что хотя я родилась в Германии в городе Аахен, где закончила фармакологический факультет местного университета, тем не менее у меня по-прежнему в Боснии живут бабушка и дедушка, и я с удовольствием прилетаю к ним отдыхать. Босния — страна небольшая, а городок, сами понимаете, еще меньше. Поэтому неудивительно, что я познакомилась с Элвером, который в это же время ненадолго приехал домой.

У ЭЛВЕРА ДОБРЫЙ ХАРАКТЕР

— А вы знали, что Элвер -футболист?

— Нет. Признаюсь, до знакомства с ним я вообще не видела, как играют в футбол. Слышала, правда, что профессиональные спортсмены зарабатывают хорошие деньги, но не это стало причиной моего согласия в первый же вечер сходить с Элвером на танцы. Он мне понравился с первого взгляда — высокий, стройный, умеет красиво говорить о том, что повидал в Австрии, России. К тому же он еще и очень добрый человек. Это касается не только его отношения ко мне. В прошлом году в каком-то городе (Новороссийске. — Прим. Г.Л.) ему как лучшему игроку вручили телевизор, но Элвер передал его ребятам из детского дома. В другой игре, уже в Махачкале, он получил более ценный приз — машину и за чисто символическую плату отдал кому-то из одноклубников, хотя ясно, что в Россию мой муж приехал, прежде всего, хорошо зарабатывать. Но Элвера не переделать. Такой у него, повторяю, добрый характер.

— А на футбол вы теперь ходите?

— Я же должна была увидеть, что же это за игра, ради которой человек покидает родную Боснию и уезжает на край Европы. Футбол мне понравился, хотя удивилась тому, что женщин на стадионе в Махачкале было мало.

МОЙ МУЖ НАПОМИНАЕТ СОЛДАТА-РЕЗЕРВИСТА

— И как вам живется в Москве? — поинтересовался я у Мерсихи в канун очередного матча ЦСКА.

— Отлично. Хотя в Москве я вижу Элвера реже, чем в Махачкале, где я жила с мужем в той же гостинице, где и футболисты перед очередным матчем. А в ЦСКА Элвер уезжает на какие-то сборы за несколько дней до игры, словно он солдат-резервист.

— Но теперь он действительно имеет отношение к армии, правда, автомат ему не дают, охранять какие-нибудь объекты не посылают, а уж в Чечню тем более отправлять его никто не собирается.

— Я хорошо знаю разницу между солдатом и футболистом, даже если он играет в команде Российской Армии. И все же не понимаю, неужели нельзя ездить на игру из дома?

— Но дома у него условия для подготовки хуже, чем на сборах.

— Это почему же дома хуже, чем в гостинице? Или вы сомневаетесь в моих кулинарных способностях?

— Ну что вы, у меня для этого нет оснований.

— А в чем же тогда дело?

— В вашей красоте, молодости, которая не всегда вдохновляет Элвера на хорошую игру. По крайней мере, летом на это обратили внимание футболисты "Анжи", когда ваш муж вдруг снизил активность.

— Да это и понятно. Я женщина, меня не только деньги интересуют.

— Чем же вы занимаетесь в свободное время, когда Элвер дома?

— Клуб ЦСКА выделил нам хорошую квартиру, в которой три комнаты. А поскольку я люблю чистоту и порядок, то с утра обязательно навожу уют в новом для нас доме. Люблю ходить в магазины, которые, между прочим, не уступают шопингам в Германии. До сих пор не знаю наш адрес, зато теперь легко нахожу дорогу на Красную площадь, в которую влюбилась, как, впрочем, и в Москву в целом, с первого взгляда. Так же, как когда-то в Элвера. Когда к любви к Элверу добавляется любовь к Москве, то получается коктейль, который хочется пить всю жизнь.

— Пожелаю, чтобы ваши надежды сбылись.

— Не знаю, как долго мы проживем в Москве. Как сами понимаете, это будет зависеть не только от недавно подписанного Элвером контракта с ЦСКА, но и от его игры в новой команде — глядишь, им заинтересуется какой-нибудь клуб из другой страны.

— У Элвера есть автомобиль?

— Нет, он решил не торопиться — и московские улицы плохо знает, и ездить некогда, поскольку по окончании сезона мы уедем отдыхать, а потом у него снова начнутся тренировки вдали от Москвы. Так что подождем до весны. С машиной, конечно, легче передвигаться по Москве, и я в общем-то привыкла ездить на чужих автомобилях — за 100 рублей таксисты довозят меня в любой район города. Не знаю, много ли значат 100 рублей для русских, но для нас, иностранцев, проезд за 3 доллара непривычно дешевый. Недавно Элвер впервые вернулся со стадиона после игры на метро и был потрясен не только подземным сооружением, но и ценой на билет — всего 5 рублей. В пересчете на доллары это вообще смешные цены. Так что пока в Москве мне нравится.