Джип мчался по вечерней Москве. Олег Иванович был счастлив. 75 минут назад он выиграл десятую золотую медаль за последние тринадцать лет. Но дело не в "куске железа", как он сам называет кругляшок презренного металла, а в самом факте победы и только в нем! Обычно в столь торжественные моменты люди видят мир через розовые очки, забывают о всех горечах и неудачах. Романцев же помнил все. Потому и признал нынешний сезон самым трудным в своей карьере.

— Конечно, 2001 год выдался для меня необычайно трудным, — откровенничает Олег Иванович, — но при этом он самый лучший и самый счастливый в моей жизни. Без вариантов! Сборную, которой совали палки в колеса и в которую мало кто верил, на чемпионат мира вывел. А затем "Спартак", всем вставший поперек горла и загнанный сумасшедшим календарем, завоевал очередное золото. Что может быть сильней?!

— По-моему, прошлый год был ничуть не хуже. Чего только стоит маленький фурор в Лиге чемпионов при весьма приличной игре.

— Вы опираетесь на эмоции, а я на факты. Выход в 1/8 или какую там финала Лиги чемпионов ни в какое сравнение не идет с попаданием на первенство мира. Да и нынешнее российское золото ценнее предыдущего. Не забывайте, из какого положения мы в этом году выбрались. С января играли в напряженнейшем графике, участвовали фактически в шести турнирах, ребята неделями не бывали дома. И мы все же вновь первые досрочно. А что касается Лиги чемпионов... Горько, что так все получилось. В "Спартаке" привыкли ставить самые максимальные задачи. Нашей целью не может быть выход в 1/8 или в 1/4. Но на большее замахнуться при нынешнем положении дел в российском футболе мы не можем. У нас нет даже государственной программы. Нас никто не поддерживает, мы никому не нужны. Существуют десятки объективных факторов, которые сказались на нашем выступлении в этом турнире. Но тем не менее еще не вечер. Если в будущем действительно соберемся, если нам дадут нормальное время для подготовки, мы сыграем на равных с грандами первой величины, и не сомневайтесь. Когда же команда одним и тем же составом за 17 дней проводит 5 игр (и это в конце сезона!), она не может одержать пять побед. В "Спартаке" хоть и подобраны игроки с характером, но они же не роботы. И физически, и особенно психологически это очень тяжело. Но на принципиальные игры мои пацаны собрались, и я горжусь своей командой. Десятки раз могу это повторить: горжусь!

— И тем не менее навряд ли вашему счастью сейчас ничто не мешает?

— Да, я максималист! Но я успокаиваю себя тем, что все выиграть нельзя. Таких тренеров, которые бы побеждали везде, где только можно, никогда не было, нет и не будет. Одни матчи неосознанно приносятся в жертву другим, так уж получается, потому что возможности человеческого организма ограниченны. Спросите у немцев: что им дороже -ведущие позиции "Баварии" в клубном европейском футболе или попадание на чемпионат мира? Уверен, что последнее. Пока Германия не получила путевку в Японию и Корею, в отличие от России. Тем не менее меня поливают грязью со всех сторон. Пожалуйста, только пусть "доброжелатели" знают: я не сдамся, буду работать и в "Спартаке", и в сборной. Я хочу обыгрывать всех и буду стараться делать это на всех уровнях.

— От вас всегда исходит уверенность в своих силах. Неужели по ходу сезона, в самые трудные периоды, у вас ни разу не возникало сомнений в том, что и на этот раз "Спартак" удержится на своем троне?

— Да, я уверен в себе, в своих помощниках, в своих игроках. Во мне очень сильно сидит сознание того, что мы не имеем права опускаться ниже первого места. Но при всем при этом я никогда не бываю спокойным, всегда переживаю, сомневаюсь. Поэтому и ребят своих почти никогда не хвалю. В основном пускай и в корректной форме предъявляю им претензии - убежден, все до одного они способны играть лучше. Полагаю, что иногда футболисты на меня обижаются, по крайней мере, в октябре так оно и было. Я их жестко критиковал, пришлось даже сказать одному человеку: "Ты не достоин носить спартаковскую футболку, если и дальше будешь так безобразно играть". Мне не хотелось этого говорить, но это было необходимо — только так можно было встряхнуть пацанов, завести их по-настоящему. В команде я часто применяю непопулярные методы. А вообще ребята у меня молодцы: все поняли, все простили. И качали меня после золотого матча не потому, что таков ритуал, а от души — я по глазам видел. Я люблю своих футболистов. Всех, даже иностранцев.

— "Спартак" вряд ли укомплектован лучше "Локомотива", уж точно у него более сложный календарь, нежели у "Зенита", у него не такие крепкие финансовые позиции, как у нынешнего ЦСКА. И так далее, и тому подобное. В чем же секрет того, что именно ваш клуб наверху в девятый раз?

— Вы лучше меня ответите на этот вопрос, потому что хотите найти ответ. Я же об этом не думаю: просто искренне, с полной отдачей работаю и того же требую от всех, кто носит спартаковский ромбик на груди. Возможно, мы просто сильнее остальных хотим выигрывать, так как знаем ни с чем не сравнимый вкус больших побед. Дай бог вам испытать то же, что я испытываю в эти мгновения!

— Наверное, чувствуете, как крылья за спиной растут?

— О, еще как растут! Да они уже после выхода сборной на мировое первенство выросли, а после матча с "Зенитом" теперь от меня и вовсе одни крылья остались, естественно, не советов.

— С тех пор, как вы возглавили "Спартак", вы перестали любить праздники. Что, даже сейчас не испытываете ни малейшего желания поехать в ресторан вместе со всеми?

— У меня и мысли такой не было. Я сейчас лечу домой, чтобы поздравить свою жену, которая терпела, терпит и будет терпеть такого упертого козерога, как я. И в столь радостный вечер я не могу не думать о своей Наташе. Это не она меня, это я ее должен поздравить. Моя супруга — потрясающий человек! Нелегко ей со мной.

— У вас сейчас такая эйфория, наверное, на следующий день после победы не захотите просыпаться?

— Наоборот, проснусь с огромной радостью. Только вот буду долго валяться и наслаждаться жизнью. Впрочем, долго не получится. Год-то еще не закончился. Впереди ждут и "Фейеноорд" и "Локомотив" и "Торпедо". Ошибаются те, кто приписал подопечным Семина и Шевченко очки в оставшихся встречах с нами. Поверьте мне, мы будем биться со страшной силой!

P. S. Подъезжая к дому, Олег Иванович купил огромнейший букет цветов и сразу же забыл и о голландцах, и о железнодорожниках, и о своих недоброжелателях. Он представил, как перешагнет порог квартиры и поздравит свою Наташу. Ради этого момента он как проклятый вкалывал весь год, стирая грань между днем и ночью. Он знал, чего хотел, и своего добился. Романцев, что тут еще скажешь...